Данте Алигьери Стихи О Любви — подборка стихотворений

Данте Алигьери Стихи О Любви — подборка стихотворений

Данте Алигьери Стихи О Любви — подборка стихотворений
СОДЕРЖАНИЕ
0
09 мая 2021

Рубрики

  • Ангелы (10)
  • Англомания (9)
  • дом и сад (1)
  • кино (4)
  • литература (3)
  • археология (3)
  • Афоризмы (181)
  • бабочки (9)
  • Байкал (20)
  • бонистика (15)
  • Великие истории любви (166)
  • 17 век (9)
  • 18 век (21)
  • 19 век (49)
  • 20 век (39)
  • Древний мир (17)
  • Средние века (12)
  • Эпоха Возрождения (12)
  • Времена года (109)
  • весна (34)
  • зима (19)
  • Лето (12)
  • осень (42)
  • Все для дневника (121)
  • Разделители (3)
  • Рамочки (51)
  • Гардероб (248)
  • Аксессуары (13)
  • Из истории моды (5)
  • Модный словарь (4)
  • Мэтры моды (8)
  • палитра цвета в моде (17)
  • Фильмы о моде (1)
  • геммология (24)
  • домоводство (632)
  • кулинария (275)
  • рукоделие (142)
  • жанры изобразительного искусства (513)
  • анимализм (9)
  • батальный (2)
  • бытовой (99)
  • интерьер (49)
  • исторический (17)
  • маринизм (12)
  • мифологический, религиозный (87)
  • натюрморт (11)
  • пейзаж (54)
  • портрет (147)
  • здоровье (202)
  • Изобразительное искусство (1031)
  • акварель (23)
  • архитектура (82)
  • видеоарт (9)
  • графика (22)
  • декоративно-прикладное искусство (69)
  • дизайн (47)
  • живопись (616)
  • импрессионизм (19)
  • символизм (17)
  • скульптура (71)
  • театрально-декорационное искусство (8)
  • искусство (423)
  • кино (64)
  • Литература (196)
  • танец, балет (114)
  • театр (39)
  • Истории любви (8)
  • Исторические стили (42)
  • Барокко (14)
  • Возрождение (3)
  • Готика (3)
  • Модерн (4)
  • Рококо (4)
  • Романский период (2)
  • история (107)
  • личность в истории (52)
  • Корабли как мировое культурное достояние (7)
  • красота (76)
  • куклы (36)
  • Культура счастливых примет (10)
  • кумиры (90)
  • Личная жизнь вещей (48)
  • Любовь к ботанике (95)
  • возлюбленные цветы (33)
  • Природы мудрые советы (1)
  • Флористика (1)
  • фотогербарий (13)
  • цветоводство (9)
  • цветы в живописи (34)
  • Монеты мира (8)
  • Моя библиотека (84)
  • музыка (1472)
  • бардовская песня (20)
  • музыка барокко (53)
  • романсиада (66)
  • современная музыка (161)
  • шедевры классики (292)
  • Открытки (15)
  • палитра (49)
  • Письмовник (12)
  • Поэзия (524)
  • сонеты (13)
  • Праздники (197)
  • Новый год (116)
  • Рождество (49)
  • природа (40)
  • Психология (298)
  • Путешествия (295)
  • европа (49)
  • Здравствуй, Китай! (28)
  • музеи (6)
  • Крым (2)
  • Философия (86)
  • Философия удовольствия (17)
  • фильмография (493)
  • дорамомания (33)
  • Рождественские фильмы (9)
  • фотоискусство (45)
  • фотошоп (80)
  • Шекспиршество (10)
  • Этикет (34)
  • Это интересно (252)
  • юмор (62)

Музыка

Я — фотограф

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Интересы

Постоянные читатели

Сообщества

Трансляции

Статистика

Цитаты и стихи Данте Алигьери о любви

Майкл Паркес, портреты Данте и Беатриче

. любовь — начало как всякого похвального плода, так и всего, за что карать пристало.
Данте Алигьери

Все думы — о любви, о ней одной,
И столь они между собой несхожи…
Данте Алигьери

Две госпожи, в душе моей представ,
Любовь сомненью подвергают вместе:
Одна — пример учтивости и чести
И независимый имеет нрав.

Другая дама, красотою взяв,
Изысканна, — и говорю без лести,
Что обе у меня на первом месте,
И бог любви — ревнитель равных прав.

И Красота полна недоуменья
И Добродетель, что не изберу
Одну из двух предметом поклоненья.

Но для Амура обе ко двору:
Как не любить красу — для наслажденья
И добродетель — чтоб служить добру?
Данте Алигьери

Любовь, что движет солнце и светила.
Данте Алигьери

В душе к любви заложено стремленье,
И все, что нравится, ее влечет,
Едва ее поманит наслажденье.

У вас внутри воспринятым живет
Наружный образ, к вам запав, таиться
И душу на себя взглянуть зовет;

И если им, взглянув, она пленится,
То этот плен — любовь; природный он,
И наслажденьем может лишь скрепиться.
Данте Алигьери

Сострадание — это не чувство; скорее, это благородное расположение души, готовое к тому, чтобы воспринять любовь, милость и другие добродетельные чувства.
Данте Алигьери

В досужий час читали мы однажды
О Ланчелоте сладостный рассказ;
Одни мы были, был беспечен каждый.

Над книгой взоры встретились не раз,
И мы бледнели с тайным содроганьем;
Но дальше повесть победила нас.

Чуть мы прочли о том, как он лобзаньем
Прильнул к улыбке дорогого рта,
Тот, с кем навек я скована терзаньем,

Поцеловал, дрожа, мои уста.
И книга стала нашим Галеотом!
Никто из нас не дочитал листа.
Данте Алигьери

Души людей, как в зеркалах, отражаются друг в друге.
Данте Алигьери

Ведь если нам любовь извне даётся
И для души другой дороги нет,
Ей отвечать за выбор не придётся.
Данте Алигьери

Нет большей муки, чем воспоминание в несчастье о счастливом времени.
Данте Алигьери

Когда Вергилий начал так: "Всегда
Огонь благой любви зажжёт другую,
Блеснув хоть в виде робкого следа."
Данте Алигьери

Что больше? То лишь, без чего могла
Вся эта нежность обратиться в прах.
Горенье сердца милой. Резкий взмах
И ниспаденье тонкого крыла,
Когда душа взлетает, как стрела,
С другой душой теряясь в облаках.

Любимая, когда на свете этом
Не быть тебе ни бледным силуэтом,
Ни отраженьем глаз в ручье лесном,
То как на тёмном склоне жизни нашей
Надежда зашуршит листвой опавшей
И Смерть заплещет радужным крылом?

Их увлекал поток поспешных снов
К забвенью, только ночь уже прошла,
И души их всплывали под покров
Зари бесцветной влажного крыла.
Он бросил тайны грёз, лесов, ручьёв
Для большей тайны: с ним она была.

Но солнце будит луг в апреле раннем.
Закрой глаза, ты слышишь, здесь и там
Весна проходит лёгким трепетаньем,
Как поцелуй, по векам и губам,
И целый час Любовь клянётся нам,
Что в сердце снег хранить мы перестанем.

Нисходит память к тонким уголкам
Любимых губ и, пламенем сквозным
Подхвачены, признанья дышат им.
И мы то отдохнуть даём губам,
Беседуя о прошлом, то молчим,
Внимая позабытым голосам.

Сонет — монета, и на ней портрет
Души. На обороте же прочтите:
Он плата ли за гимн, что Жизнью спет,
Приданое в Любви роскошной свите,
Налог ли Смерти, собранный Хароном
У пристани, под чёрным небосклоном.

Я, как ребёнок, ею был вскормлён,
Как муж, её ласкал я — и потом,
Как дух, вливался в дух её ручьём,
Я богом был, когда наш громкий стон
Взбивал нам кровь, слияньем окрылён
Огня с огнём, желанья с божеством.

Живой покров любви скрывал едва ли
Её шаги — так лилия цветёт
И проплывает лебедь-галиот.
Отрада тем, кто всё грустней вздыхали,
Расставшись с ней, и океан печали
Тому, кто лишь слова о ней прочтёт.

Каков он был, о, как произнесу,
Тот дикий лес, дремучий и грозящий,
Чей давний ужас в памяти несу!

Так горек он, что смерть едва ль не слаще.
Но, благо в нем обретши навсегда,
Скажу про все, что видел в этой чаще.

Не помню сам, как я вошел туда,
Настолько сон меня опутал ложью,
Когда я сбился с верного следа.

Но к холмному приблизившись подножью,
Которым замыкался этот дол,
Мне сжавший сердце ужасом и дрожью,

Я увидал, едва глаза возвел,
Что свет планеты, всюду путеводной,
Уже на плечи горные сошел.

Тогда вздохнула более свободной
И долгий страх превозмогла душа,
Измученная ночью безысходной.

И словно тот, кто, тяжело дыша,
На берег выйдя из пучины пенной,
Глядит назад, где волны бьют, страша,

Так и мой дух, бегущий и смятенный,
Вспять обернулся, озирая путь,
Всех уводящий к смерти предреченной.

Когда я телу дал передохнуть,
Я вверх пошел, и мне была опора
В стопе, давившей на земную грудь.

И вот, внизу крутого косогора,
Проворная и вьющаяся рысь,
Вся в ярких пятнах пестрого узора.

Она, кружа, мне преграждала высь,
И я не раз на крутизне опасной
Возвратным следом помышлял спастись.

Был ранний час, и солнце в тверди ясной
Сопровождали те же звезды вновь,
Что в первый раз, когда их сонм прекрасный

Божественная двинула Любовь.
Доверясь часу и поре счастливой,
Уже не так сжималась в сердце кровь

При виде зверя с шерстью прихотливой;
Но, ужасом опять его стесня,
Навстречу вышел лев с подъятой гривой.

Он наступал как будто на меня,
От голода рыча освирепело
И самый воздух страхом цепеня.

И с ним волчица, чье худое тело,
Казалось, все алчбы в себе несет;
Немало душ из-за нее скорбело.

Меня сковал такой тяжелый гнет,
Перед ее стремящим ужас взглядом,
Что я утратил чаянье высот.

И как скупец, копивший клад за кладом,
Когда приблизится пора утрат,
Скорбит и плачет по былым отрадам,

Так был и я смятением объят,
За шагом шаг волчицей неуемной
Туда теснимый, где лучи молчат.

Пока к долине я свергался темной,
Какой-то муж явился предо мной,
От долгого безмолвья словно томный.

Его узрев среди пустыни той:
"Спаси, — воззвал я голосом унылым, —
Будь призрак ты, будь человек живой!"

Он отвечал: "Не человек; я был им;
Я от ломбардцев низвожу мой род,
И Мантуя была их краем милым.

Рожден sub Julio, хоть в поздний год,
Я в Риме жил под Августовой сенью,
Когда еще кумиры чтил народ.

Я был поэт и вверил песнопенью,
Как сын Анхиза отплыл на закат
От гордой Трои, преданной сожженью.

Но что же к муке ты спешишь назад?
Что не восходишь к выси озаренной,
Началу и причине всех отрад?"

"Так ты Вергилий, ты родник бездонный,
Откуда песни миру потекли? —
Ответил я, склоняя лик смущенный. —

О честь и светоч всех певцов земли,
Уважь любовь и труд неутомимый,
Что в свиток твой мне вникнуть помогли!

Ты мой учитель, мой пример любимый;
Лишь ты один в наследье мне вручил
Прекрасный слог, везде превозносимый.

Смотри, как этот зверь меня стеснил!
О вещий муж, приди мне на подмогу,
Я трепещу до сокровенных жил!"

"Ты должен выбрать новую дорогу, —
Он отвечал мне, увидав мой страх, —
И к дикому не возвращаться логу;

Волчица, от которой ты в слезах,
Всех восходящих гонит, утесняя,
И убивает на своих путях;

Она такая лютая и злая,
Что ненасытно будет голодна,
Вслед за едой еще сильней алкая.

Со всяческою тварью случена,
Она премногих соблазнит, но славный
Нагрянет Пес, и кончится она.

Не прах земной и не металл двусплавный,
А честь, любовь и мудрость он вкусит,
Меж войлоком и войлоком державный.

Италии он будет верный щит,
Той, для которой умерла Камилла,
И Эвриал, и Турн, и Нис убит.

Свой бег волчица где бы ни стремила,
Ее, нагнав, он заточит в Аду,
Откуда зависть хищницу взманила.

И я тебе скажу в свою чреду:
Иди за мной, и в вечные селенья
Из этих мест тебя я приведу,

И ты услышишь вопли исступленья
И древних духов, бедствующих там,
О новой смерти тщетные моленья;

Потом увидишь тех, кто чужд скорбям
Среди огня, в надежде приобщиться
Когда-нибудь к блаженным племенам.

Но если выше ты захочешь взвиться,
Тебя душа достойнейшая ждет:
С ней ты пойдешь, а мы должны проститься;

Царь горних высей, возбраняя вход
В свой город мне, врагу его устава,
Тех не впускает, кто со мной идет.

Он всюду царь, но там его держава;
Там град его, и там его престол;
Блажен, кому открыта эта слава!"

"О мой поэт, — ему я речь повел, —
Молю Творцом, чьей правды ты не ведал:
Чтоб я от зла и гибели ушел,

Яви мне путь, о коем ты поведал,
Дай врат Петровых мне увидеть свет
И тех, кто душу вечной муке предал".

Он двинулся, и я ему вослед.

Они идут, касаются едва,
Под сердцем слыша дрожь одной струны,
Их помыслы лишь сердцу отданы
Любви — она всегда для них права:
Так, пенясь, дышит неба синева
На синеве не вспененной волны.

Комментировать
0
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

;) :| :x :twisted: :sad: :roll: :oops: :o :mrgreen: :idea: :evil: :cry: :cool: :arrow: :P :D :???: :?: :-) :!: 8O

Это интересно
Adblock
detector