Есенин Стихи О Клене — подборка стихотворений

Есенин Стихи О Клене — подборка стихотворений

Есенин Стихи О Клене — подборка стихотворений
СОДЕРЖАНИЕ
0
09 мая 2021

Рейтинг работы: 141
Количество отзывов: 13
Количество сообщений: 17
Количество просмотров: 745
Добавили MP3 в избранное: 3
Добавили в избранное: 2
© 07.06.2010г. (ёлка) Галина Шубарина
Свидетельство о публикации: izba-2010-187038

  • ««
  • «
  • 539
  • 540
  • 541
  • 542
  • 543
  • 544
  • 545
  • 546
  • 547
  • »
  • »»

О-о-о Левчик, в какие дебри залез. Это было его первое выступление с ЭТОЙ песней. ОН был спокоен, как удав, а я тряслась, как осиновый лист (вытянет ли финал. вытянул)

Галина, я потом в ютубе час не мог оторваться от концертов Владимира. Таким людям одной жизни мало.
Светло с таими людьми. И ты безусловно центр .

Басов Владимир 29.09.2015 20:52:46
Отзыв: положительный
Галина! Добрый вечер. Я у Вас на страничке недавно, познакомился с Вами через Юрия Слыжова. Я никак не могу понять, это поёт тот Владимир Шубарин, который в юности покорил меня своими танцами, своим обаянием? А то, что Владимир, был ещё и замечательным певцом, узнал только сегодня. Сказочное пение. Сколько любви, сколько души вложено Владимиром в эту песню. Желаю Вам здоровья и долгих лет жизни.
С поклоном, Владимир

Надеюсь, что Вы понимаете, КАК мне приятны Ваши слова. Побродила по Вашей страничке интересные у Вас стихи, и читаете Вы сами тоже хорошо. А уж Ваш фронтовик — ИВАН ВАСИЛЬЕВИЧ РЫЖИКОВ — просто великолепен. В таком возрасте и такая светлая голова. Здоровья ему и ещё более долгих лет жизни!

Спасибо, Вам Галина, за такие тёплые слова в адрес Ивана Васильевича Рыжикова! У него не просто в этом возрасте светлая голова, у него в записной книжке более 300-т новых стихотворений, которые ждут своего часа, чтобы порадовать нас своей красотой. Мне очень приятно, что я познакомился с Вами, теперь буду частым гостем на Вашей страничке. Душой чувствую, она подарит мне много радости.
С поклоном, Владимир

Анатолий. ну что ответить. Как-то и слов нет. Я ведь до сих пор не считаю себя вдовой. Глупое слово. Мы же не развелись.. а то, что он "ушёл", так ведь не от меня же! По этому и говорю, если спросят — "Я ЖЕНА". СПАСИБО!

Натусь, тут ничего не могу возразить. сама в ТОТ день балдела и дергалась (вытянет ли верхнюю ноту. )

Умница, что сообразила! в конце жизни именно так было. Это с концерта в Олимпийской деревни.

Ну-у-у-у, как радостно-то с утра мне.

Васечка! Я к тебе с неизменным теплом!

снова. снова. с л у ш а ю .

Ну вот, Васька. и я иной раз слушаю и. ВИЖУ, КАК все в тот день было. Он первый раз решился спеть её на большой сцене (это был сольный его концерт в Олимпийской деревне. Он был спокоен, а я дергалась, как вошь на гребешке. боялась КАК примут. ПРИНЯЛИ. На галерке сидела вся "Табакерка" Олега Табакова И орали в голос "МОЛОДЦЫ. "

Янчик! Выбрала времечко почистить свою страничку и напала на то, что тут вот тебе-то и не ответила. Не серчай и спасибо, дружочек!

Не-е-е Батя, не умею петь к сожалению. Просто где-то мои стихи, где-то стихи мужа и его же музыка и исполнение — это там, где НИКТО не указан, а вот рубрика МОИ ЛЮБИМЫЕ ИСПОЛНИТЕЛИ — это те люди будут в ней, творчество которых я люблю. Понятно объяснила? Вы не смущайтесь, спрашивайте, что не понятно. С уважением.

elena annenkova 27.06.2010 15:09:31
Отзыв: положительный
Галина! Спасибо Вам, что Вы "обнаружили" себя — для меня, — заглянув на мою страничку ( "Туман" на стихи Надежды), иначе я могла бы не узнать о Вас, не услышать Ваш ГОЛОС. Вы просто Чудо какое-то. Воплощённая КРАСОТА!

С искренней радостью — Е.А.

Лен! Я сегодня просто перечитывала рецки и поняла, что Вы услышали МОЙ голос там, где-то в фильме (так я поняла), а кто-то подумает, что Я ПОЮ. похихикала. Если заходили на страничку Березина, а ее нет, то это просто еще не уплатили за продление. ( мы с ним созвонились. ) Вам он тоже просил передать БЛАГОДАРНОСТЬ! ПЕРЕДАЮ.

Думаю, что ТЕПЕРЬ Вам понятно все про такое пение.

Нет слов, чтобы сказать, как мне приятно, что Вы появились, да еще с такими потрясающими оценками!

Приятно, Леночка! У меня аналогичные чувства к этим стихам и этой песне.

Добавить отзыв:

Отправляя любой текст через специальные формы на сайте, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности данного сайта. Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются действующим законодательством. Перепечатка и копирование произведений возможны только с согласия их автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за содержание произведений закреплена за их авторами на основании правил публикации и российского законодательства. При нарушении правил сайта и официального судебного запроса Администрация сайта предоставит все необходимые данные об авторе-нарушителе.

Клен ты мой опавший, клен заледенелый,
Что стоишь, нагнувшись, под метелью белой?

Или что увидел? Или что услышал?
Словно за деревню погулять ты вышел

И, как пьяный сторож, выйдя на дорогу,
Утонул в сугробе, приморозил ногу.

Ах, и сам я нынче чтой-то стал нестойкий,
Не дойду до дома с дружеской попойки.

Там вон встретил вербу, там сосну приметил,
Распевал им песни под метель о лете.

Сам себе казался я таким же кленом,
Только не опавшим, а вовсю зеленым.

И, утратив скромность, одуревши в доску,
Как жену чужую, обнимал березку.

Еще стихотворения:

Старый клен Старый клен, старый клен, старый клен стучит в стекло, Приглашая нас с собою на прогулку. Отчего, отчего, отчего мне так светло? Оттого, что ты идешь по переулку. Снегопад, снегопад, снегопад.

Багряный клен, лиловый вяз Багряный клен, лиловый вяз, Золотистая береза… Как больно в сердце отдалась Мне красок осени угроза! Природы радужный наряд И блеск, и роскошь увяданья С покорной грустью говорят, Что уж близка.

Осенний клен Осенний мир осмысленно устроен И населен. Войди в него и будь душой спокоен, Как этот клен. И если пыль на миг тебя покроет, Не помертвей. Пусть на заре листы твои.

Зарумянились клен и рябина Зарумянились клен и рябина, Ярче золота кудри берез, И безропотно ждет георгина, Что спалит ее первый мороз. Только тополь да ива родная Все сдаваться еще не хотят И, последние дни.

Клен В саду оркестр, кружатся пары, аллеи в зелени, в цвету. И я иду по стежке старой, тропинкой юности бреду. Как много жизни отлетело, сгорело в буднях бытия. Колючим ветром просвистела.

«Догнать, вернуть, связать, спасти…» Догнать, вернуть, связать, спасти, Он не посмеет. То клен сияет на пути, То дуб темнеет. То дуб, то клен, то свет, то мрак, то горечь хвои. Ведь было, было, было.

Клен Скажи, кудрявый сын лесов священных, Исполненный могучей красоты, Средь камней, соков жизненных лишенных, Какой судьбою вырос ты? Ты развился перед моей тюрьмою… Сколь многое напоминаешь мне! Здесь не с кем.

Ветер (Я кончился…) Я кончился, а ты жива. И ветер, жалуясь и плача, Раскачивает лес и дачу. Не каждую сосну отдельно, А полностью все дерева Со всею далью беспредельной, Как парусников кузова На.

Любопытный «Приятель дорогой, здорово! Где ты был?» — «В Кунсткамере, мой друг! Часа там три ходил; Все видел, высмотрел; от удивленья, Поверишь ли, не станет ни уменья Пересказать тебе, ни сил.

«Полночные очи твои…» Хлынул вечер в прибрежные травы, А оттуда — пушистым зверьком В обещании лунной отрады К сердцу буйному льнет холодком. Как люблю я преддверие ночи, Что баюкает, счастье суля, И никто.

Триолет о клене О, если б клен, в саду растущий, Расправив ветви, улетел! О, если бы летать хотел Безмозглый клен, в саду растущий. Он с каждым днем все гуще, гуще, И вот уж.

Когда бы только воду — Когда бы только воду — Да на чужую мельницу, На мельницу чужую И кровь сегодня льем. Скажи, на кой юроду Стращать сестру-скудельницу, — Дай раны зацелую — Все порастет.

Я покинул родимый дом Я покинул родимый дом, Голубую оставил Русь. В три звезды березняк над прудом Теплит матери старой грусть. Золотою лягушкой луна Распласталась на тихой воде. Словно яблонный цвет, седина У отца.

Ожидание Я ждала, ждала тебя, любимый, Все глаза влила в окно. Ой, и длинен, длинен день неугасимый, Огневое, золотое волокно! Издали клубился, Вился дым из труб. Мнилось — не ко мне.

Я и молод, и свеж, и влюблен Я и молод, и свеж, и влюблен, Я в тревоге, в тоске и в мольбе, Зеленею, таинственный клен, Неизменно склоненный к тебе. Теплый ветер пройдет по листам — Задрожат от.

Отрава Свекровь-госпожа в терему до полден заспалась: Спи, родная, спи, я одна, молода, убралась! Серьгу и кольцо я в бору колдуну отдала, Питье на меду да на сладком корню развела. И.

Помнишь, мама? Помнишь, мама моя, Как девчонку чужую Я привел тебе в дочки, Тебя не спросив? Строго глянула ты На жену молодую И заплакала вдруг, Нас поздравить забыв… Я ее согревал И.

Ты — отступник: за остров зеленый Ты — отступник: за остров зеленый Отдал, отдал родную страну, Наши песни, и наши иконы, И над озером тихим сосну. Для чего, лихой ярославец, Коль еще не лишился ума, Загляделся.

Надпись к портрету древнего русского историка Нестора Постигнув с юных лет тщету и скоротечность, Сей инок житие пустынное избрал, И, кроясь от живых, он взором обнимал Минувшее и вечность.

Лишь только дневной шум замолк Лишь только дневной шум замолк, Надел пастушье платье волк И взял пастушей посох в лапу, Привесил к поясу рожок, На уши вздел широку шляпу И крался тихо сквозь лесок На.

Привечу, как гостью, чужую нужду Привечу, как гостью, чужую нужду, Как родственницу — чужую беду. Но в этом затворе — в заглохшем саду, Нет, ни от кого ничего я не жду, — Ни честного слова.

Начало осени Старухи, сидя у ворот, Хлебали щи тумана, гари. Тут, торопясь на завод, Шел переулком пролетарий. Не быв задетым центром О, Он шел, скрепив периферию, И ветр ломался вкруг него. Приходит.

Саламандра Зеркало вконец с ума сошло, Если отражает Не окно, где русское село И где клен пылает, А окно, где позабытый вид На’ море и время, Где под мрамором кариатид Многобожье.

Про любовь в эпоху Возрождения Может быть, выпив поллитру, Некий художник от бед Встретил чужую палитру И посторонний мольберт. Дело теперь за немногим — Нужно натуры живой, — Глядь — симпатичные ноги С гордой идут.

Цветы Востока Цветы тяжелые Востока! Я вас, как прежде, узнаю, Вас, зацветающих высоко У гиблой песни на краю. Цветы жестокие, густые, С похмелья, буйные в грозу, Вы на каких пирах гостили Под.

Причина перемены «Приметил ли, мой друг, как Клав переменился, Бывал весельчаком, теперь совой глядит, Здоровье потерял, румянец, аппетит?» — Да что с ним сделалось? уж не отца ль лишился? — «Нет». —.

То свет, то тень То свет, то тень, То ночь в моем окне. Я каждый день Встаю в чужой стране. В чужую близь, В чужую даль гляжу, В чужую жизнь По лестнице схожу. Как.

Я помню — глубоко Я помню — глубоко, Глубоко мой взор, Как луч, проникал и рощи, и бор, И степь обнимал широко, широко… Но, зоркие очи, Потухли и вы… Я выглядел вас на деву.

Во Францию два гренадера «Во Францию два гренадера…» Я их, если встречу, верну. Зачем только черт меня дернул Влюбиться в чужую страну? Уж нет гренадеров в помине, И песни другие в ходу, И я.

К моей анкете Присядь со мной Под вербу на скамейку, Послушай мой Неписаный роман. Послушай, не печаля взор, Еще не зная Подлинной причины, К чему веду Я этот разговор, Коль рифмы намекают На.

Я встретил стрекозу – она средь краснотала Я встретил стрекозу – она средь краснотала, смотрела на грозу, сверкая, трепетала. Здесь ползала змея, свое лаская тело. Здесь муравьев семья, как солнышко, кишела. Я встретил пастушка и лошадей летящих.

На рассвете Рассветает! Даль зовет В вихри звоном санным. Тройка стынет у ворот… — «Ну-ка, Петр, к цыганам!»… Гаркнул зычно Петр: «Па-а-а-ди!» (Парень он таковский!) И остался позади Каменноостровский. Лейб — гycapскиe.

По воде, на колесах По воде, на колесах, в седле, меж горбов и в вагонах, Утром, днем, по ночам, вечерами, в погоду и без, Кто за делом большим, кто за крупной добычей — в.

Господи, дай ему силы Господи, дай ему силы Встретить и эту весну, Где голосистые пилы Трогают ель и сосну, Где низвергаются пылко Снежные глыбы с домов Под золотистой развилкой То ль облаков, то ль.

Осыпаются астры в садах Осыпаются астры в садах, Стройный клен под окошком желтеет, И холодный туман на полях Целый день неподвижно белеет. Ближний лес затихает, и в нем Показалися всюду просветы, И красив он.

Песня («Уж как в ту ли ночь…») Уж как в ту ли ночь, Что под бурею Собирался в путь Душа-молодец, Не на званый пир, Не в беседушку — Через три села, В гости к барину — Допросить.

Никто, никто еще не знал Перевод Натальи Грудининой Никто, никто еще не знал Цены и сроков той разлуки И, расставаясь, не рыдал, Беспомощно ломая руки. И только старый мудрый клен Дрожал от страха каждой веткой.

Люблю осеннюю Москву Люблю осеннюю Москву в ее убранстве светлом, когда утрами жгут листву, опавшую под ветром. Огромный медленный костер над облетевшим садом похож на стрельчатый костел с обугленным фасадом. А старый клен.

Песня о России Есть такой в природе час Вечером глубоким, — Час, когда затянется Дымкою земля И откуда-то придет Песня издалека, Будто стелется туман По ночным полям. В этой песне — старый дом.

«На Руси свобода — анекдот…» На Руси свобода — анекдот, я же не вития с медным зубом, к мятежу не призывал народ, не бунтарил, не бодался с дубом. На заре работы, тихий раб, в руки.

В стихах Есенина немало так называемых сквозных образов, проходящих через всю его поэзию. Чаще других, пожалуй, встречаются образы деревьев. Более двадцати пород деревьев и кустарников так или иначе встречаются в его стихотворениях. Так, например, береза в 309 стихотворениях полного собрания сочинений упоминается 45 раз, ель – 17, ива – 15, черемуха – 14, клен и сосна по 13 раз, осина – 11, яблоня и липа – 10 раз, тополь и рябина по 9, ветла и верба по 6, ракита – 5, вишня – 4, сирень и дуб по 3 раза, калина – 2, кедр, вяз, можжевельник, ольха, каштан, виноград, малина, смородина по 1 разу.

Кроме отдельных деревьев, в его стихах упоминаются рощи, кущи, дубровы, сосняк, ельник, ракитник, сиреневый сад.

Поэт часто отождествляет себя с деревом:

Я хотел бы стоять, как дерево,

При дороге на одной ноге.

(«Ветры, ветры, о снежные ветры», 1920 г.)

Облетает моя голова,

Куст волос золотистый вянет.

(«По-осеннему кычет сова», 1920 г.)

Как дерево роняет тихо листья,

Так я роняю грустные слова!

(«Отговорила роща золотая», 1924 г.)

Все мы яблони и вишни

(«Поющий зов», 1925 г.)

Трем деревьям Есенин посвятил отдельные стихотворения: березе, черемухе, клену, сделав их главными героями.

Стихотворения, в которых поэт говорит о клене, слагаются в «Кленовый роман», в котором прослеживается жизнь дерева от самого рождения.

Вторым в полном собрании сочинений С. Есенина читаем стихотворение-четверостишие:

Там, где капустные грядки

Красной водой поливает восход,

Клененочек маленький матке

Зеленое вымя сосет. (1910 г.)

Пятнадцатилетний поэт видит клен живым существом, питающимся молоком матери-земли, ее детенышем.

Позже этот клен, возможно, биографический, посаженный самим поэтом, постоянно будет присутствовать в стихотворениях, посвященных родному дому.

В 1918 году в стихотворении «Я покинул родимый дом» наряду с березняком, теплящим «матери старой грусть», «яблонным цветом» седины отца поэт вспоминает клен:

…Стережет голубую Русь

Старый клен на одной ноге

И я знаю: есть радость в нем

Тем, кто листьев целует дождь,

Оттого, что тот старый клен

Головой на меня похож.

И в «Исповеди хулигана» (1920 г.) среди самых нежных «воспоминаний детства» – клен:

Как будто бы на корточки погреться

Присел наш клен перед костром зари.

О, сколько я на нем яиц из гнезд вороньих,

Карабкаясь по сучьям, воровал!

Все тот же ль он теперь, с верхушкою зеленой?

По-прежнему ль крепка его кора?

Клен – значимая примета детства, постоянный спутник воспоминаний поэта. И позже среди скандально известных, эпатирующих стихотворений-исповедей «Москвы кабацкой» пронзительное «Я усталым таким еще не был» (1923 г.):

В те края, где я рос под кленом,

Где резвился на желтой траве, –

Шлю привет воробьям и воронам,

И рыдающей в ночь сове.

Крестьянский поэт, выросший под «рязанским небом», с болью восклицает:

Как в смирительную рубашку,

Мы природу берем в бетон.

(«Я усталым таким еще не был…»)

В стихотворении «Возвращение на родину» (1924 г.) отразились впечатления поэта от поездки в Константиново.

До этого он не был на родине несколько лет: приезжал весной 1920 года, затем больше года провел в зарубежной поездке, и приезд в мае 1924 года стал первой встречей с родными местами после долгого перерыва.

Сестра Есенина Александра вспоминает: «Со времени его последнего приезда сильно изменился облик села, и особенно изменилась жизнь в нашей семье. Никогда не жили мы так бедно, как теперь, после голода и пожара (в августе 1922 года в селе случился большой пожар, во время которого сгорел дом Есениных), и отец с матерью как-то неловко чувствуют себя перед приехавшим гостем, но Сергей, любивший свою родину «до радости и боли», счастлив, что снова дома, среди родных, и его не смущают ни эта бедность, ни эта теснота»:

Отцовский дом не мог я распознать:

Приметный клен уж под окном не машет,

И на крылечке не сидит уж мать,

Кормя цыплят крупитчатою кашей.

Стара, должно быть, стала…

(«Возвращение на родину»)

В стихотворении «Метель» (декабрь 1924 г.) поэт не в ладу с самим собой:

Никогда с собой я не полажу,

Чужой я человек.

Депрессивным состоянием лирического героя объясняются непривычно сниженные образы:

Как будто бы кабан,

Которого зарезать собирались…

…если был бы в силе,

То всем бы петухам,

Я выдрал потроха,

Чтобы они ночьми не голосили…

…в ушах могильный

Досталось и любимому клену:

Своей верхушкой черной

Он просто столб позорный –

На нем бы вешать

Иль отдать под слом.

Но следом в стихотворении «Весна» в том же декабре 1924 года, когда «припадок кончен, грусть в опале», поэт просит прощения у клена за впервые в жизни нанесенную обиду:

Мой бедный клен!

Прости, что я тебя обидел,

Твоя одежда в рваном виде,

Но будешь новой наделен.

Без ордера тебе апрель

Зеленую отпустит шапку

В нежную охапку,

Тебя обнимет повитель.

И выйдет девушка к тебе, водой окатит из колодца,

Чтобы в суровом октябре

Ты мог с метелями бороться.

(«Припадок кончен, грусть в опале»)

Часто клен существует в стихотворении поэта как примета осени:

И желтый ветер осенницы

Не потому ль, синь рябью тронув,

Как будто бы с коней скребницей

Обчесывает листья с кленов.

(Сорокоуст, 1920 г.)

Вот приходит осень

С цепью кленов голых,

Что шумит как восемь

(Вот приходит осень, 1925 г.)

Тихо льется с кленов листьев медь

(Не жалею, не зову, не плачу… 1924 г.)

В последний год жизни поэт возвращается к образу клена в двух стихотворениях. Третьего октября 1925 года Есенин пишет стихотворение «Слышишь – сани мчатся, слышишь – сани мчатся?». Настроение лирического героя стихотворения радостно-бесшабашное, разгульное, свойственное вольной русской душе: «Эх вы, сани, сани, конь ты мой буланый! Где-то на поляне клен танцует пьяный. Мы к нему подъедем, спросим – что такое? И станцуем вместе под тальянку трое».

В одном из последних стихотворений, написанном 28 ноября 1925 года, за несколько дней до смерти, образы клена и лирического героя сливаются воедино:

Клен ты мой опавший, клен заледенелый,

Что стоишь нагнувшись под метелью белой?

Или что увидел? Или что услышал?

Словно за деревню погулять ты вышел.

И, как пьяный сторож, выйдя на дорогу,

Утонул в сугробе, приморозил ногу.

Ах, и сам я нынче чтой-то стал нестойкий,

Не дойду до дома с дружеской попойки.

Там вон вербу встретил, там сосну приметил,

Распевал им песни под метель о лете.

Сам себе казался я таким же кленом,

Только не опавшим, а вовсю зеленым.

И, утратив, скромность, одуревши в доску,

Как жену чужую, обнимал березку.

И уже непонятно, где клен, вечный спутник поэта, где сам поэт… Какой-то грустный, одинокий этот клен, опавший, заледенелый, с примороженной ногой. Лирический герой стихотворения (Клен? Поэт?) вроде бы развеселый, разухабистый, разудалый парень, вышедший погулять за деревню:

Там вон встретил вербу, там сосну приметил,

Распевал им песни под метель о лете!

Только вот какое-то пронзительное чувство жалости испытываешь к этому клену-поэту, который «сам себе казался… таким же кленом, только не опавшим, а вовсю зеленым!»

Чувствуется потерянность лирического героя, отчаяние, отстраненность от мира людей в этом распевании песен вербе и сосне, прощание какое-то в этом «как жену чужую обнимал березку».

В своей книге «Алмазный мой венец» Валентин Катаев пишет о том, как сам поэт читал это стихотворение: «Незадолго до своего конца, однажды грустным утром, ко мне зашел Королевич, трезвый, тихий, я бы даже сказал, благостный – инок, послушник. Только скуфейки на нем не было. – Ты знаешь, – негромко сказал он, – не такой уж я пропащий, как обо мне говорят. Послушай мои последние стихи. Это лучшее, что я написал. Он подсел ко мне на тахту, как-то по-братски обнял меня одной рукой и, заглядывая в лицо, стал читать те свои самые последние прелестные стихи, которые до сих пор, несмотря на свою неслыханную простоту, или, вернее, именно вследствие этой простоты, кажутся мне прекрасными до слез. Всем известны эти стихи, прозрачные, ясные, как маленькие алмазики чистейшей воды».

В последние дни жизни так же трогательно, как к клену, поэт обращается и к березке:

«Береза, милая, постой

Так закончился «Кленовый роман», написанный Сергеем Есениным, так закончилась жизнь поэта…

Проходят десятилетия. Одни кумиры в поэзии сменяются другими, но на фоне этой бурной жизни цветут и зеленеют в человечьем саду неувядаемые ветви великого древа русской поэзии. Для них нет осени, увядания, упадка, заката. И самая младшая, самая близкая к нам по времени и поэтому, наверное, самая щемяще родная – ветвь есенинская, солнечная, шелестящая листвой деревьев, бушующая жизнью…

Комментировать
0
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

;) :| :x :twisted: :sad: :roll: :oops: :o :mrgreen: :idea: :evil: :cry: :cool: :arrow: :P :D :???: :?: :-) :!: 8O

Это интересно
Adblock
detector