Стихи О Братске — подборка стихотворений

Стихи О Братске — подборка стихотворений

Стихи О Братске — подборка стихотворений
СОДЕРЖАНИЕ
0
09 мая 2021

Мой город Братск,
Красив и молод,
Особенно сейчас,
В сибирский холод.
И в шубу белую надев,
Тебе поёт метель напев,
А ночью, верные твои,
Свой свет подарят фонари.
К утру дороги оживут
По ним машины побегут.
Мигая яркими огнями,
Они меня к себе влекут.
И хочется за руль сейчас,
По улицам кататься час.
Проехать по Муханова и Крупской,
И на Курчатова свернуть.
Затем по Мира и Советской
Тебя, как лентой обернуть.
И к морю Братскому спуститься,
У льда его остановиться.
Встречая утренний рассвет,
Сказать: «Любимей тебя нет!»

О город Братск — Мой дорогой! Тебя люблю я, всей душой.
Прекрасный, славный и родной. С тобой повенчаны судьбой!
Вобрал в себя ты, красоту, надежду, радость, доброту.
Гостеприимство, простоту, широких улиц прямоту,
Дворцов прекрасных, площадей, изысканных людских идей:

В проспектах, зданиях, домах, бульварах с клумбами в цветах,
В фонтанах красочно-искристых, в любви Братчан — сердцах их чистых.
В заводах: БРАЗа, ЛПКа, где есть отличная среда,
Работать, созерцать, учиться, чтоб в городе своём трудиться,
Его лелеять, созидать, всё современное внедрять,

На радость новым поколениям, то будет истинным стремлением
Творить собою красоту, во благо всем, да и всему.
Ведь люди Братска — сущий клад и их любовью ты объят.
А, что разбросан — благодать, ведь нечего тебе скрывать,
Всю мощь, богатство, чистоту, всех рек сибирских полноту,

Равнин широких и холмов и сказочность былых времён:
Перво строителей мечты в себя по праву принял ты.
И ГЭС, что люди сотворили, они себя в ней воплотили,
Нрав Ангары угомонили, прославились и победили.
Нам славный город подарили, чтоб люди в нём достойно жили!

Раскрывая вновь карту России,
Нахожу там я город, милый душе,
Замечательный город в Сибири,
Что находится на Ангаре.
Городом Братском его мы зовём,
Родиной малой, всегда молодой,
О городе этом мы песни поём,
И город мы славим краем-мечтой.
История у Братска велика,
Она уходит вглубь столетий;
С острога началась она;
Теперь Братск вырос, ныне он в расцвете.
Когда-то деды этот город нам открыли,
За что им благодарны мы,
И семя в почву будущего посадили,
Чтоб мы, их внуки, черпали плоды.
Мой город Братск, в развитии неутомимый,
Ты стал моей надеждой и судьбой.
Люблю тебя, родной мой город милый,
Ты — родина, и я горжусь тобой.

В необъятной тайге, там, где Брацкий острог
Воевода казацкий поставил,
Через тысячи дней искры первых огней
С новой силой сияют тебе.

Братск — ты нашей стал судьбой,
Братск — любимый город.
На великой реке, на сибирской земле
Сияй, наш Братск, на все века!

Покорив Ангары своенравный поток,
Человек создал море и город,
И, одним из чудес, бьется гордое здесь
Сердце города — Братская ГЭС.

Братск — ты нашей стал судьбой,
Братск — любимый город.
На великой реке, на сибирской земле
Сияй, наш Братск, на все века!

Все мы родом из этих великих побед,
Наше гордое имя — Братчане!
Славу города нашего будем хранить,
Умножать и достойными быть!

Братск — ты нашей стал судьбой,
Братск — любимый город.
На великой реке, на сибирской земле
Сияй, наш Братск, на все века!

На великой реке, на сибирской земле
Сияй, наш Братск, на все века!

Сальников Валерий, Маркин Владимир

Блеклый, измученный вид.
Тени забытого прошлого.
Сердце еще болит.
Где уж тут до хорошего?
Может быть там, наверху
Кто-то нам выдаст дотации.
Ведь не за фильму про «Ку»
Нам прозябать в резервации.
Все мы здесь за одно
Боремся за выживание.
В этом одно только «Но»
Чьи же на то предписания?
Дети и старики
На вас основная очередь.
Одни бесятся от тоски.
Других задвигают в очередь.
Что ж ты, наш родненький Братск
Будто от дел отрываешься.
А ну-ка бери себя в руки,
А то ведь докувыркаешься.

Наш город любимый
в Восточной Сибири,
средь пихт приютился,
с Байкалом сроднился!

Красавица дочь у Байкала была,
но слушать отца не хотела она.
Сбежала когда то по зову любви
и так растеклась вдоль дремучей тайги!

В тайге проживали сибирские люди,
красавице рады, хоть с виду и хмуры!
Дарам ее щедрым всегда похвала,
и рыба, и зверь, и растений тут тьма!

Рекой Ангарой она представлялась
и дальше к нему, к Енисею все рвалась!
И эта легенда на сколько мы знаем,
Прославила в мире сибирские дали!

Но это все в прошлом, а ныне река
прославилась стройкой, для пользы она!
Для населенья и общего блага,
строители взялись за речку не слабо.

Засыпали дамбу, возили бетон,
в жару и мороз покоряли район!
Работа дедов кипела как надо,
Да здравствует Братск и ГЭС его слава!

…А однажды сверкало солнце,
Снегом сыпало поутру.
Сквозь вагонный квадрат оконца
Мы смотрели с сестрой в Ангару.

По оранжевой стенке плотины
Бились волны зелёной стеной.
Поездов удивлённые спины
Замирали над грозной водой.

Голубой неоттаявшей дымкой
Плыли сосны, плыла тишина.
И уже не букварной картинкой
Предо мной открывалась страна.

Деревянные улицы Братска!
Как игрушки на снежном листе.
Мне, наверно, до вас не добраться,
Да и стали вы нынче не те.

Да и я не такая, как прежде.
Стали взрослыми Братск и я.
Лишь во сне исполненьем надежды
Возвращаюсь я в эти края.

Познакомившись с «городской лирикой» братского поэта Анатолия Лисицы, один из почитателей его таланта недавно спросил: — Вы давно живете в Братске? — 55 лет. — Это солидный стаж…

Анатолий Владимирович согласился: «Да уж, солидный, что тут скажешь», а про себя подумал: это не стаж — вся жизнь. Конечно, было и украинское детство, «опаленное войной», и учеба в Томском университете, но главное в его жизни – Братск…
Жена Лисицы, Нина Петровна Софьянникова, так вспоминает их приезд в город гидростроителей: «Поезд прибыл на станцию Братск. Теперь на этом месте плещутся волны Братского моря. А тогда мы увидели остатки села Братск – всё разворочено, дымилось пепелище, виднелись фундаменты сожженных изб, торчали печные трубы. Готовилось ложе Братского моря. На автобусе мы проехали мимо Зеленого городка, и вот наконец новый поселок Падун: среди отдельных островков леса новые, из желтого бруса двухэтажные дома… Был май 1960 года. Анатолий пошел в горком комсомола. Там ему предложили на выбор два места работы: в ГК ВЛКСМ или в спорткомитете». Анатолий, выполнивший еще во время учебы в университете норматив кандидата в мастера спорта по бегу на коньках, становится председателем городского комитета по физкультуре и спорту и, по сути, первым директором стадиона в Падуне, где летом 1963 года при его непосредственном участии (дерновал стадион) проходит встреча Фиделя Кастро с братчанами. «Patria o muerte», — кричал Фидель (Родина или смерть).
После спорткомитета Лисица сменит несколько мест работы, но, чем бы ни занимался, всегда пишет стихи. Братск переполняло поэзией. Мало того, что в город то и дело приезжали именитые поэты из столицы, появились и свои авторы, которые объединялись в поэтические общества на базе газет «Огни Ангары» и «Красное знамя». Появлялся в них и Лисица с новыми стихотворениями. Братск, по его мнению, изначально город поэтов: только люди с романтикой в душе (а значит, поэты) способны бросить обжитые места и поехать по собственной воле в Сибирь. Стихи, наверное, писали все – от землекопа до начальника Братскгэсстроя Ивана Ивановича Наймушина. Об этом, кстати, вспоминал и братский поэт-библиофил Виктор Сербский…
Постепенно Анатолий Владимирович выпустил несколько поэтических сборников: «Река любви», «Осень», «Ты поздней осени букет», книжки-миниатюры «Прикосновение», «Душа в заветной лире», книги для детей «Лукошко», «Зимняя радуга», «Во дворе».
Ради повышенной зарплаты Лисица, работавший физруком в школе № 37, стал электролизником на БрАЗе. «Работа адская, зимой одно ухо заворачивается от жары у ванны, а второе мерзнет от дверей, — вспоминает Анатолий Владимирович. — Сквозняки, запыленность, загазованность». Но, как ни странно, в эти годы он издает хорошую детскую книжку «Сказ про БрАЗ», о которой известный критик Лев Аннинский сказал, что это одна из самых лучших книг для детей на производственную тему.
Об истории ее написания Анатолий Владимирович так рассказывает:
— Отойдя от серьезной поэзии, я какое-то время писал лишь частушки и поздравления по линии профсоюза, но когда родились внучки (Аня и Саша), появились детские стихи и сказки. Как-то я выступал в садике, и ребятишки спросили, где работаю и что такое БрАЗ. Вот и решил ответить – книжкой. Обратился к директору Баранцеву, он поддержал меня деньгами, и вскоре вышла иллюстрированная книжка тиражом две тысячи экземпляров.
У Лисицы уже было несколько книг, но сомнения не отпускали: действительно ли он поэт?
— Мне хотелось, чтобы кто-нибудь дал серьезную оценку моим стихам, указал на слабые и сильные места, и, познакомившись с Петром Реутским во время его выступлений в Братске, я попросил его послушать мои стихи. Реутский – замечательный поэт (одни только его строчки «Умереть не страшно – страшно не родиться» стоят иной книги), но, как и многие его собратья, любил покутить. Выслушав два или три моих стихотворения, он отметил что-то ему понравившееся, а потом спросил: «Ты сколько получаешь на БрАЗе?». Я ответил: 600-700 рублей. «Ну и зачем тебе писать? Вот за два-три года издам сборник, получу за него каких-нибудь пять тысяч, а через два-три месяца снова гол как сокол»…
Веру в правильность избранного пути подпитывает в нем встреча с поэтом Евгением Евтушенко, который в 2001 году в рамках Международного фестиваля поэзии на Байкале посещает Братск. Лисица так вспоминает эти события:
— После встречи с братскими поэтами Евтушенко должен был выступать в ДК, но у него было свободное время, которым я и решил воспользоваться. Я подошел и протянул ему свою детскую книгу, на титульном листе которой загодя написал свое четверостишие:
Мы все приходим в этот мир
На время, словно в гости.
И крыша мира – не Памир,
А холмик на погосте.
— Это гениальные строчки. Здорово! – сказал Евтушенко серьезно, встал, пожал мне руку, обнял и расцеловал.
Я протянул ему еще одну книгу – уже для автографа. Евтушенко обратил внимание на мою фамилию и задумался: «Лисица…». Я сказал, что правильно моя фамилия должна произноситься «Лысыця» и что я наполовину хохол. «Я тоже», — заметил он и, немного подумав, написал своим неразборчивым почерком: «Дорогому Толе Лысыця с пожеланиями не облыситься». Поставив подпись, еще раз сказал: «Эти стихи очень сильные… Можно я использую их в своей работе?». Я благосклонно разрешил…
Вторая встреча Лисицы и Евтушенко случится двумя годами позже в библиотеке Сербского: «Мне показалось, что он узнал меня, и я, напомнив ему о своем четверостишии, спросил, как он собирается его использовать. «А вот как, — ответил Евгений Александрович, — включу его в антологию русской поэзии за последнее тысячелетие».
2015-й год стал для Лисицы знаковым: во-первых, его приняли в члены Союза писателей. Во-вторых, 60-летие города, и эта дата вдохновила его на новые стихи. Часть этих стихотворений (и несколько уже известных) мы сегодня предлагаем вниманию наших читателей.

Сергей МАСЛАКОВ

60-ЛЕТИЮ БРАТСКА

Ты – город мой, а я твой сын,
В любом ты возрасте мне дорог.
Я начинал почти босым
С палаток жить и строить город.
Теперь я в возрасте ином,
Во всём как будто бы достаток.
И всё ж на празднике хмельном
Жжёт душу горечи осадок.
Чем руководствовался я,
Свои в тайге транжиря силы?
Манили новые края?
И деньги? Это было.
Ещё сияла Ангара,
Падун ревел, как оглашенный,
И я от радости сгорал
И млел от счастья, как блаженный.
Я видел всё. Жёг тело гнус,
Скрипел металл в мороз устало.
И я не выдержал, клянусь!
Душа моя во мне восстала.
Печально гибла красота!
Мы забирали слишком круто,
С напором, с пеною у рта
Во имя сытого уюта.

ВОЗВРАЩАЯСЬ СКВОЗЬ ГОДЫ

Город скрылся в морозном тумане,
Море Братское сковано льдом.
На Пихтовой стремительно сани
Исчезают в тумане седом.
Начинался мой город с палаток,
И скажу я теперь, не тая:
Дым костров был и горек, и сладок —
Беспокойная юность моя.
Было трудно, поверьте, не скрою:
Комарьё, и морозы, и гнус.
Мне казалось – уеду, порою,
Я остался и этим горжусь.
Что бы там ни писали о Братске,
То ругая его, то хваля,
Здесь наш труд, вдохновенный и адский,
Город наш и родная земля!
Здесь встречала меня крановщица
У палатки, легка и стройна.
Взгляд прохожих и ныне лучится,
Когда рядом со мною она.
И теперь, возвращаясь сквозь годы
Я к истокам своим, не стыжусь,
Что стоят здесь дома и заводы.
Вот на этом и держится Русь!

Виктор Сербский — Иван Калита русской поэзии

Этой весной книжный фонд поэтической библиотеки Виктора Сербского пополнился издания Дальнего Востока. Это газета «Литературный меридиан», поэтические выпуски и книги Вячеслава Протасова, Владимира Костылева, Валентина Курбатова, Владимира Тыцких, Максима Лаврентьева, Николая Зиновьева и других. Это вторая встреча братчан с дальневосточниками – осенью прошлого года в библиотеке побывал и встретился с местной интеллигенцией поэт Иван Шепета.

Поэт — почетный гражданин Братска

77 лет исполнилось Виктору Соломоновичу Сербскому – библиофилу и поэту, который за полвека создал в Сибири уникальную библиотеку русской поэзии. В мае 2008 года Сербский стал почетным гражданином города Братска.

На берегу Ангары, в городе Братске, на улице Приморской, 49, есть единственная в мире «Библиотека русской поэзии ХХ века». Собирал ее Виктор Соломонович СЕРБСКИЙ более полувека. В 1992 году при поддержке главы городской администрации Ивана Невмержицкого на базе частного собрания была создана библиотека русской поэзии, а заведовать книжным собранием стал её основатель, которому помогала семья и все его друзья, число которых сегодня трудно счесть. Это главный факт биографии инженера, библиофила, библиотекаря и поэта. Дом поэзии — одна из сибирских жемчужин.
Но есть еще немаловажные детали судьбы, без которых нам не обойтись. Виктор Соломонович СЕРБСКИЙ родился 1 мая 1933 года в Верхнеуральском изоляторе для политзаключенных, где по приговору особого совещания отбывала срок мать. Так с рождения он стал самым юным политзаключенным СССР, и срок своего наказания он справедливо считает пожизненным. 13 октября 1937 года его родители были расстреляны в Магадане, а маленький Витя из лагеря попал в детский дом. В 1950 году он с серебряной медалью закончил школу и поступил в Иркутский горно-металлургический институт. С 1955 по1967 год жил и работал инженером в Норильске, с 1967 года живёт в Братске. Выпустил в свет около десяти сборников прозы и стихов.

В русском поэтическом мире имя Виктора Сербского знаковое и знакомо многим, кто выпустил хотя бы одну, хотя бы маленькую, книжечку стихов. Ни один русский поэт, живущий даже на краю земли, не минул его поэтического собрания. Напечатает в типографии сборник, поставит автограф и пришлет в Братск. В своё время присылали и передавали книги Корней Чуковский, Самуил Маршак, Константин Симонов, Давид Самойлов, Павел Антокольский, Александр Кушнер, Олег Чухонцев, Анатолий Жигулин, Булат Окуджава, Евгений Евтушенко, Андрей Вознесенский, Белла Ахмадулина, Илья Фоняков, Анатолий Кобенков, Сергей Михалков, Кирилл Ковальджи …Список огромен – около десяти тысяч поэтических сборников с автографами русских поэтов со всего света хранится в этой библиотеке. А всего с 1955 года Сербский собрал около пятидесяти тысяч поэтических сборников знаменитых и малоизвестных поэтов.
Малоизвестных больше. Недаром поэт Анатолий КОБЕНКОВ писал: «Я люблю, когда люди похожи на свои библиотеки – книга, как и человек, бродит по свету в поисках родственной души и, если находит её, живёт долго и счастливо. В дом Виктора Соломоновича слетались тысячи маленьких и больших книжек – век большинства из них негромок, случаен, не всегда объясним в том внимании или невнимании, что оказали им современники, но каждая из них свидетельствует о жажде духовных преобразований и в судьбе личной, и в судьбе общества. ».
Виктора Сербского справедливо окрестили Иваном Калитой современной русской поэзии. И ему же поставили памятник при жизни. Правда, пока не из диабаза, камня, из которого построена Братская ГЭС, в строительстве которой поэт тоже принимал посильное участие. А самый крепкий, словесно надежный — стихотворный. И сделал это лёгкий на рифмованное слово импровизации Евгений Евтушенко, который чаще других известных поэтов остается на связи с Виктором Соломоновичем. Всегда охотно посещал и продолжает посещать поэтическую библиотеку Братска. А дело было так.
Ещё при советской власти Евгений Евтушенко впервые познакомился с поэтическим собранием В. Сербского. В тот раз он подписал библиофилу десятки книг, а, прощаясь, сказал: "За верность поэзии тебе бы надо памятник поставить".
— Это можете только вы, — заметил Сербский.
— Из диабаза подойдет? — спросил Евтушенко, намекая на прочный камень вулканической породы.
— Самое то.
Тут же Евгений Евтушенко написал:

За сопротивление тупому и серому
и за спасение музы от сглаза
надо поставить Виктору Сербскому
памятник в Братске из диабаза!

Воспоминание об этом нам оставил друг библиотеки поэт Анатолий Кобенков. С той самой поры, заручившись поддержкой маститых, несколько лет подряд городская литературная общественность пыталась доказать местным законодателям, что Виктору Соломоновичу надо присвоить звание почётного гражданина Братска. Но местная законодательная и исполнительная власти оставались глухи и немы к душевному порыву читателей. Где это видано, чтобы в рабочем городе поэт и библиотекарь стал почетным гражданином?! И только в мае 2008 года присвоили Сербскому звание почетный гражданин Братска.
А за пределами Братска поэта давно оценили высоко. Виктор Соломонович награжден премией имени Дмитрия Лихачёва «За подвижничество». Это уже была вторая награда члена Союза российских писателей и Всероссийского общества библиофилов: несколько лет тому назад Сербскому было присвоено почётное звание «Интеллигент провинции Иркутской области». Так высоко оценивается соотечественниками подвижничество сибиряка в его пятидесятилетней деятельности по созданию библиотеки русской поэзии. Библиотеки русской поэзии не где-нибудь в стольном граде, а в самой что ни есть российской глубинке, куда только самолётом можно долететь. Хоть здесь когда-то и Аввакум ссыльными дорогами прошёл, и прадед Пушкина московский тракт торил, Радищев и декабристы сеяли доброе, разумное, вечное…Хотя не всегда с пользой для потомков.
— Идея коллекционирования поэтических сборников не нова, — рассказывает Виктор Соломонович всем, кто интересуется библиотекой. — В России этим до середины пятидесятых занимался литературный критик и поэт Анатолий Тарасенков. Он собрал почти всю русскую поэзию первой половины ХХ века, выпустил библиографический справочник. По принципу Тарасенкова — приобретать все книги современных русских поэтов — начал собирать свою библиотеку и я. И сейчас, когда меня во всей стране знают как коллекционера русской поэзии, ежедневно присылают книги по почте. И каждый современный поэт по-прежнему может присылать мне свои книги с автографом по адресу: 665709, Иркутская обл., Братск, а/я 744, Сербскому. Все письма доходят.

В этой библиотеке теперь есть книги и самого Виктора Сербского, который всю свою жизнь писал стихи и библиографическую прозу. Новая книга «Заросли судьбы» вышла вторым, дополненным изданием увидела свет в апреле 2008 года. В нее включена и самая знаменитая — «Беседы с портретами родителей», которая выходила в свет пять раз, и оказалась самой востребованной в конце ХХ и начале ХХІ веков. По «Беседам» даже ставили спектакли. У меня много любимых бесед, но лучше всего Сербский сказал о себе и своей семье в этой:

Всю самостоятельную жизнь
Я покупал книги стихов,
Собрав к старости
Крупнейшую во всем мире
Личную библиотеку поэзии
На русском языке.
Я предложил её городу Братску,
И глава администрации
Принял мое предложение.
Я стал библиотекарем
«Без специального образования».
А какое специальное образование
Имели мои родители?

«Из изолятора и ссылки (вот их университеты! — В.С.)
Сербский и Захарьян провезли в лагерь большое коли-
чество литературы и из нее значительную часть
контрреволюционной (сочинения Троцкого и произве-
дения других контрреволюционеров — Каменева, Ряза-
нова и проч.). Обладая значительным количеством
литературы, Сербский и Захарьян организовали на
прииске им. Берзина свою нелегальную библиотечку и
обслуживали ею находящихся там троцкистов, ис-
пользуя это как одно из средств сплачивания своих
кадров. Книги, принадлежащие им двоим, были во
время обыска изъяты у десятка других троцкистов,
находящихся на этом прииске. Для своих контррево-
люционных целей Сербский и Захарьян использовали
не только имеющуюся у них антисоветскую литера-
туру, но и партийную литературу они превращали в
орудие распространения контрреволюционных взгля-
дов, сопровождая высказывания классиков марксизма
своими контрреволюционными комментариями».
(Дело N Р-8786 т.1, л.д. 108-109).

Начальное библиотечное
Образование
Я получил в ОЛПе им. Берзина,
Но пошел «другим путём».
Поэзия — мой Бог.
И я мечтаю обратить в свою веру
Все разумное человечество.

Инженер Виктор Сербский стал библиотекарем, не имея специального образования. Но это не помешало ему создать в Братске великую поэтическую библиотеку. Пишет стихи старший сын Владимир. А младшая дочь Катя, которая провела всю свою жизнь среди этих книг, выучилась сначала, как мама, на врача, но затем получила второе высшее образование библиотекаря, исполнив заветную мечту отца. Теперь помогает содержать книжный фонд, который всё растет и растет. Ведь в мире русских поэтов не становится меньше и многие из них, хотя и живут за пределами России, теперь представлены книгами в поэтической библиотеке Виктора Сербского.
Мне кажется, непосильную задачу поставил перед собой Виктор Соломонович, поэтому я стараюсь ему в этом помогать вот уже четверть века. Помогать сколько есть сил, возможности, способности и энергии. И горжусь, что значительную часть этой поэтической дороги разумного человечества мы прошли вместе. Надеюсь, что завершающего предела у неё не будет. Даже когда не станет нас — останется поэзия, за которую будет цепляться человеческое слово… Ведь человек больше всего работает словом. Словом — говорит. Словом – пишет. Словом — думает. Словом — чувствует. И даже молчит словами, когда под рукой есть хорошие стихи.

ps: Ваши книги ждут по адресу 665709, абонентский ящик 744, Сербскому Виктору Соломоновичу.

Комментировать
0
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

;) :| :x :twisted: :sad: :roll: :oops: :o :mrgreen: :idea: :evil: :cry: :cool: :arrow: :P :D :???: :?: :-) :!: 8O

Это интересно

Библия Стих 2 Стихи
0 комментариев

Стих Про Кухню Стихи
0 комментариев
Adblock
detector