Стихи Про Антарктиду — подборка стихотворений

Стихи Про Антарктиду — подборка стихотворений

Стихи Про Антарктиду — подборка стихотворений
СОДЕРЖАНИЕ
0
09 мая 2021

Антарктида, перед нами
Самый южный континент.
Только здесь перед глазами
Лед и снег, а солнца нет.
Здесь, друзья, не поныряешь,
Юг, сказали, — ну и что ж.
Даже не позагораешь,
Если только ты — не морж.

Антарктида — полюс южный,
Климат там суровый, вьюжный,
Сильный холод, снег и льдины,
Ходят важно там пингвины.
В чёрных фраках, как артисты,
И в рубашках белых чистых
Чередой шагают чинно
Королевские пингвины.
Всем, кого они встречают,
Головой слегка качают —
Очень уж собой гордятся:
Ведь во фраках все родятся.

В Антарктиде холодно
И снежно круглый год.
Но не боится стужи
Пингвин — он там живет.
Летают буревестники,
Бакланы, альбатросы.
Да плавают тюлени —
Полярные матросы.

Антарктида — это ДА!
Тут нет воды, здесь тонны льда.
Туда приплыл на судне «Фрам»
Норвежец Амундсен и там
Открыл он новый материк —
Не очень мал, и не велик.
Сюда киты спеша плывут.
Пингвины мирно тут живут.
На русской станции «Восток»
Подняли флаги на флагшток.
Погода — ниже десяти,
В буране шагу не пройти.

Если вдруг вам удастся попасть в Антарктиду,
Вы, ребята, забавных пингвинов увидев,
Не пытайтесь учить их летать, понапрасну.
Пожалейте. не мучайте птичек несчастных!

Ведь пингвины нырять под ледовые глыбы
Лучше рыбы умеют, хотя и не рыбы,
И, хотя они — птицы, летать им не нужно:
Пусть живут на земле. Тихо, мирно и дружно.

И еще дать совет вам, друзья, мы должны:
Осторожнее там, где морские слоны!
Это кажется лишь, что они добродушны,
Что они — просто толстые мокрые туши.

Посмотрите на зубы в разинутых пастях!
Неуклюжие с виду, слоны, — и на ластах, —
Если их раздразнить, чрезвычайно опасны,
Ведь они слышат все, да и видят прекрасно.

Этот южный материк
И не мал, и не велик
Нунатаки, снег и льдины,
И веселые пингвины
Здесь давно нашли приют.
Материк тот как зовут?
(Антарктида)

Всех холоднее мест она,
И не знакома ей весна.
С утра до ночи тут мороз.
Деревьев нет, растений, роз.
Зато кругом снега, снега,
И ледяные берега.

Есть материк на белом свете,
Покрыт огромной толщей льда.
Один такой он на планете,
Но был такой он не всегда.

Давным-давно, когда по миру
Ещё не бегал человек,
Располагался в другом месте
Ныне холодный материк.

Возможно, бегали там зайцы
И кактусы кругом росли,
Цвели цветы и пели птицы,
Потом замёрзли и ушли.

Нет, не цветы ушли, а зайцы,
Ушли туда, где потеплей.
Цветы завяли и засохли,
С тех пор прошло уж много дней.

Смещалась к Югу Антарктида
И покрывалась ледником.
Сдвигалась медленно, но верно,
Окутывалась холодком.

А ныне, там ветрам раздолье,
Пингвины бегают вокруг.
В край необъятного простора
Советую вам съездить, друг.

Кататься с горки на салазках,
Играть с пингвинами в лапту,
Рассказывать друг другу сказки
И строить замки на снегу.

Сидеть на полюсе на южном
И в небо звёздное смотреть,
Пить чай, вдыхать свободы ветер
И песни во всё горло петь.

Пройтись по птичьему базару,
Послушать чаек болтовню,
Сходить на зимнюю рыбалку
И рыбку там поймать свою.

Она исполнит три желанья,
Махнёт хвостом и уплывет.
Конечно, скажет «До свиданья».
И глазом хитро подмигнет.

Залезть на горы Элсуэрта,
Пройтись в долине МГГ,
Там вы поймете, что всё это
Вы не увидите нигде.

Да, очень много впечатлений
Я с Антарктиды вам привез.
И эти чудные мгновенья
Я вспоминаю не без слез.

В Антарктиде пингвиненок
Учится ходить с пеленок.
Если фрак надела птица,
То летать ей не годится!
В Антарктиде среди льдин,
Строит дом себе пингвин.
Думает — простудится,
Если жить на улице!

Бесцветие и резкость линий,
Бесчинства стужи и ветров,
Треск айсбергов и рёв пингвиний —
Прообраз новых катастроф.

Быть островам и континентам
Задушенными коркой льда —
Не быть венкам и чёрным лентам
В палате Страшного Суда.

И всем погибнуть — сытым, сонным,
Привыкшим обитать в тепле…
Но здесь родиться — быть спасённым
От смерти на Большой Земле.

В Антарктиде белый Мишка
Ходит в беленькой манишке
И весь свой медвежий век
На десерт ест белый снег.
Скачет заяц тоже белый
Потому он очень смелый.
Как сугроб в снегу прилег,
Чтоб увидеть волк не смог.
Высоко взмыл альбатрос,
Спрятал в облако свой нос.
В облаке не видно носа
Белой птицы альбатроса.
Едет белый пароход,
Белый кот его ведет.
В трюмах с молоком из дыр
В море падает пломбир.
Рада белая зима,
Полны снега закрома.
Белый снег и белый лед
В Антарктиде целый год.

На далёком юге
Тает Антарктида,
Поднимая выше
Уровень воды.

А моя сторонка
Богом позабыта —
Пышные сугробы
Да сплошные льды.

Скованы озёра.
Скользко под ногами.
Бороздят просторы
Стылые ветра.

Не журчат овраги
Вешними ручьями.
На исходе марта —
Зимняя пора.

В этом странном мире
Доживу до Солнца,
До черешни белой,
И до первых гроз.

А потом и лето,
Может, улыбнётся,
Весело играя
Зеленью берёз…

В Антарктиде белый мишка
Намочил свои штанишки.
Рыбу в проруби ловил —
А штанишки снять забыл!
Да, на хвост ловить сомов,
Нужно все же без штанов!

Дружный народ в Антарктиде — Пингвины.
Во всём коллективны они и едины:
Строем Пингвины идут на обед,
Хором орут по-пингвиньи: «Привет!»

Все, как один, дружно прыгают в воду,
Только услышат команду: «На старт!»
Все, как один, дружно делают ходу,
Если подкрался морской леопард.

Вместе они веселятся и злятся.
Вместе садятся высиживать яйца.
Вместе ругают своих Пингвинят,
Хвалят друг друга или бранят.

Все, как один, носят чёрные фраки.
Все, как один, удирают из драки.
В драку бросаются все, как один,
Если увидят, что ты не Пингвин.

Все, как один, ничего не читают.
Все, как один, никогда не летают.
Все, как один, проживают средь льдин.
Все, как один, носят имя — Пингвин.

Нет, неправда, что на юге
Ни морозов нет, ни вьюги.
Вы поверьте мне друзья,
Что на полюсе, на южном,
Очень холодно и вьюжно —
Это точно знаю я.
Там по снегу и по льдинам
Белогрудые пингвины
Непогоде вопреки
Гордо шествуют вразвалку
В черных фраках
На рыбалку — вот какие чудаки!

Далеко…
Сто лет туда идти бы,
Есть земля большая —
Антарктида.
Там под небом «южным» — ширь без края,
И метёт позёмка голубая.
Нет там ни людей, ни птиц,
Лишь ветер
Бесконечный снег метёт веками.
И рассвета красная полоска
Месяцами тлеет над снегами.

Скользкий лед кругом — зима,
Солнышко не греет,
Здесь мороз и холода,
Снег один белеет.

Нету здесь кустов и трав,
Все заметено,
Никаких здесь нет забав,
Очень холодно.

-40 каждый день,
Летом и зимой…
Антарктида — материк
Пояс неземной.

На далёком полюсе, где метёт пурга,
Где укрыты толщей снега берега,
Не растёт морковка,
Не растёт порей,
Не растёт капуста, репа, сельдерей.
На далёком полюсе, где трещит мороз,
Не увидишь мошек, бабочек, стрекоз,
Не летает муха,
Не жужжит пчела,
Фауна — не очень, флора — подвела.
Только для пингвина лучше места нет!
Пусть не раздобудешь фрукты на обед,
Пусть не пахнут розы, не гудят шмели —
Нет родней и краше для него земли!

В Антарктиде вечерком
Как-то собрались кружком
Пять веселых пингвинят.
Тараторят все подряд.
Кто они такие, дети?
Это мы сейчас ответим.
Мы о каждом по чуть-чуть
Вам расскажем что-нибудь.

Среди скал и среди льдин
Бородатый жил пингвин.
Три жены, детей штук сто, —
Не упомнишь, кто есть кто.
У него хоть в холода
Не всегда была еда,
И семья была большая,
И жила приезжих стая,
И халат протерт до дыр,
Был казан и был тандыр,
И любимый был ребенок,
Очень шустрый пингвиненок.
И кричал: «Хала-бала»
Пингвиненок Абдулла.

Пингвиненок Джао Ю,
Вспоминая жизнь свою,
Пел куплеты на китайском
И равнялся, как в строю.
Он почти совсем не спал,
Часто в хоре выступал,
И повсюду и везде
Счастье находил в труде.

Среди птиц, среди зверей
Хоть один — всегда еврей.
Выделялся в массе всей
Пингвиненок Моисей.
Дед его во Время Оно
Приторговывал планктоном.
А папаша был раввин, —
Императорский пингвин.
Мойша был почти пророк,
Очень шустрый паренек.
Продавал в ларьке к путине
Лишь «кошерное пингвинье»
И пророчествовал им
Всё про Иерусалим.

И был среди них пингвиненок,
Что всех доставал до печенок.
Он выглядел как иностранец
Пингвин-афроамериканец.
И всех пытал он, как болван:
Who is a parent number one?
Он был с семьею не в ладу,
И жил на угольном складу.
А там такая лажа —
Повсюду пыль да сажа.
Когда живешь в такой среде,
Всегда готовься — быть беде!
Короче, был пожар на складе,
Возможно, уголь был украден,
Но таял лед и треснул лед,
И склад ушел в пучину вод.
А мальчик выплыл, был побит,
И стал навеки инвалид.
Вот, гуляет он у океана,
Но глубь для него нежеланна.
А вы попытались бы сами
Нырять в океан с костылями!

А кто же пятый? Это Вася
Он матерится, курит, квасит.
И даже, если рядом мент,
Не бережет инвайренмЕнт (environment).
Пингвин-отец Иван Иваныч,
Перова Зойка — это мать.
Избави бог их встретить на ночь, —
Полярной ночью вам не спать.
Они прошли все школы жизни,
И, чтоб пацан не вырос слизнем
И жил на зоне мужиком,
Пришли на полюс прямиком,
Пустили сызмальства на лёд —
Пусть адаптацию пройдёт.

Так, в силу своего таланта,
Мы красочно и толерантно
Вам описали пингвинят.
Ну, а про что они кричат?
Наверно, про солнце и воду,
Про лёд, толщиною до дна,
Про то, что не видели сроду,
Про то, что бывает весна.
Про пастбища фитопланктона,
Про то, как нырять в глубину,
И как на кусочке картона
С горы — в голубую волну.
И птицы, и рыбы и звери,
Все разные, как и цветы.
Красивые морды и лица,
И клювы, и даже хвосты.

Примите как есть, без обиды.
Такая она, Антарктида.

Гуси в клювах осень зажали
И по стрелке на юг полетели.
Вслед за ними и я уезжаю
В тридевятые параллели.

В тридесятые белые дали
Отбываю за вами я гуси,
С недописанной строчкой баллады,
С ненаигранной ноткой грусти.

Ах, как море в отъезд штормило,
Салютуя гулким прибоем.
Ах, как сердце в груди щемило,
Когда я распрощался с тобою.

Когда стыкуются суда
В пустынной точке океана,
Тихонько звякают борта,
Как два наполненных стакана.

На час судьба у них одна,
И на двоих зыбь волновая.
Суда качаются, дыма
В одну веревочку свивая.

Когда же в срок, на норд и зюйд,
Суда расходятся степенно,
Вздыхают трубно и слезу
Прохладной утирают пеной.

Входит в сознание звездной фантастикой
Льдом заколдованная Антарктика,
Миром завьюженным и нереальным,
За южным течением Циркумполярным.

Сравнивать можно с белыми астрами
Эти изломанно-хрупкие айсберги,
Не в вазе хрустальной, с водой из-под крана,
А в ванне Полярного океана.

У Рокуэлла Кента есть похожий абрис.
Стоим на палубе, свободные от дел.
По курсу справа белоснежный айсберг
плывет по горло в ледяной воде.

И режет глаз пронзительным контрастом
Слепящий антарктический пейзаж;
Дрейфует судно, на весу опасно
Звенит обледеневший такелаж.

Пророчила циклон радиосводка,
Но в небе синь, и штиль как никогда.
Взволнованы лишь души от восторга
Перед гармонией воды – светила – льда.

Четыре тысячи метров льда

(Толщина ледяного покрова достигает в Антарктиде четырех тысяч метров и более.)

Четыре тысячи метров льда
Заполнили чашу материка.
В броню ледяную берег закован.
Над ним лишь ветер да птичий гомон.

Четыре тысячи метров льда –
Самая чистая в мире вода,
Замороженно-голубая –
Наша последняя кладовая.

Четыре тысячи тяжкого льда –
Кому-то памятная плита.
Шестеро вылетели в полет,
Не долетели – врезались в лед.

Четыре с лихвою сплошного льда.
Отсюда, любимая, ты не видна.
С юга накатывают холода,
Значит, пора нам назад в города.

Четыре тысячи метров льда.
С тобою увидимся мы когда?
К домашним причалам приткнутся суда,
– Только тогда.

Окурок в банку снова я вотру,
Глаза прикрою, но никак не спится.
Палатка хлопает боками на ветру,
Как крыльями испуганная птица.

Привычно с юга накатила мгла,
Привычно, но особенно уныло,
И с перебором густо подсинила
И камни голые, и голые снега.

Бывают и закаты здесь мягки,
И солнце греет плечи легкой шалью.
Но не растут здесь травы, даже мхи,
Лишь кое-где прилипчивый лишайник.

Ворочаюсь без сна и так, и сяк,
В который раз сминаю сигарету.
Я оказался в эту ночь в тисках
Тупой хандры и в думах о запретном.

Нет, не заснуть, глаза напрасно тру.
Осталось пялиться в перкалевое небо.
Пусть хлопает палатка на ветру,
Пока к утру не занесется снегом.

Уже на небесах Полярный бог
Зажег сияний бледные каскады;
Напропалую задувает сток,
А на пути опять встают преграды.

В края, где мало зим и много лет
Давно откочевали птичьи стаи;
Но нас обледеневший континент
За ледяной барьер не выпускает.

Вот, кажется, сбывается мечта,
И мы оставим берег без печали.
Но непогода со всего плеча
Крушит надежды, сроки и причалы.

Мы на борту, но захлестнуло винт,
И айсберги смыкаются тисками,
И веет с купола метельный вихрь –
Как трудно Антарктида отпускает!

Ну что ж, прощай, суровая страна.
Твои снега и башни ледяные
Увидим мы теперь в домашних снах,
Сменив твои объятья на иные.

С утра ненастная погода,
И ветер косо шлет волну,
И целых две недели хода
Имеет Африка в длину.

Стою на мостике открытом,
Считаю дни от ноября,
И вспоминаю в Антарктиду
Все путешествия подряд.

И думаю, перебирая,
Что подустал на пятый год
И от тропического рая,
И от простуженных широт.

От непомерно долгих сроков
(Из них лишь месяц на дела),
От новостей всегда по крохам,
Авралов, общего котла,

От переменчивой погоды,
от злых ветров и долгих пург.
Заходы, рейды, переходы,
Маврикий, Гамбург, Сингапур.

Но есть на свете, льдом облита,
Звенит хрустально – чуть задень,
Та солнечная Антарктида
В полярный ясный тихий день.

И есть минута, когда сладко
Душа парит и нем язык.
Чистейший снег, рассвет, палатка
И цепь следов на синий пик.

Быть может, в этом все резоны
Менять уют на сплин кают,
И шляться долгие сезоны
На Крайний Юг, на Крайний Юг.

(Зарисовка с натуры)

Не мал, не узок, не высок
Наш добрый старый вездеход.
С утра и вместо физзарядки
В него влезают по порядку:
а) геофизиков четвёрка,
и с ними ящиков до чёрта;
б) лезут двое с нивелиром
и рейкой длинного калибра;
в) оснащенные рентгеном,
садятся в кузов Ваня с Геной;
г) прет на всех, ругаясь грубо,
геологическая группа.

И все смешалось: ноги, рожи,
Зады, обтянутые кожей,
Баулы, фирменные ранцы,
Колы, хохлы, два иностранца,
Под лавкой что-то из шамовки,
Каэшки, шнобели, штормовки
И сверх того, назло погоде,
Пан Алексашин на капоте.

Короткой непечатной фразой
Торопит в путь начальник базы.
Механик закрывает ширму,
Врубает адскую машину,
И, тарахтя путем тернистым,
Мы катим вдаль по Каменистой.

Запомнят долго наши холки
Закон плотнейшей упаковки,
Спина к спине, сосед в соседа,
Хоть в тесноте, но без обеда!

Постоянство погодной приметы
Есть для этих краев нежилых.
С юга к северу валятся ветры
От умеренных до штормовых.

И мы ставим свои палатки
Задом к югу, а не на восток,
А иначе развеет манатки
Антарктический ветер – сток.

Снег, взметая метельным плугом,
Через горы, хрипя, напрямик,
Это дышит Ледовый купол,
Исполинский, как материк.

На звенящих полозьями нартах,
На ходу, что ухабист и крут,
Я тасую слова, будто карты,
Чтоб не гнулась строка на ветру.

Вот докончим маршруты и пункты
И, космически ледяной,
Этот ветер станет попутным
На обратном пути домой.

И зимовки, и походы
Оставляя за кормой,
Мы на белом пароходе
Возвращаемся домой.

Позади ночные вахты,
Белый снег и грохот пург.
Позади уже экватор,
И Фримантл, и Сингапур.

Вот и край Отчизны виден
Не во сне, а из окна.
Только вновь об Антарктиде
Вдруг подумается нам.

Сохраним в себе надёжно
Красоту полярных дней,
Бытие на Молодёжной
И цвета её огней.

Ждут нас радуги, и ливни,
И налаженный уют,
Только снова от любимых
Мы уйдем на Крайний юг.

Рвутся души, будто флаги,
Из груди, как из чехлов.
Что же делать – мы бродяги,
И не можем без снегов.

Будем жить единой целью,
Верить собственным следам,
Потому что знаем цену
Притяженью к полюсам.

* * *
Видел издали, сверху: палатка
На горбатой спине ледника –
Как оранжевая заплатка,
Или крылышко мотылька.

* * *
Что дарит любимой всякий и каждый?
Фиалки, стихи, состояние, трон…
Я милой своей подарю однажды
Самую южную розу ветров!

Земля Королевы Мод

Володе Траубе посвящается

Край снегов и пингвинов — для маленьких;
Для синоптиков — кухня погод;
А для тридцатилетних романтиков
Есть Земля Королевы Мод.

В белоснежном наряде и блеске
Нам с тобою, приятель, дано
Видеть облик ее королевский,
Как на первом ряду в кино.

Утром наскоро съедена манка,
Три часа под винтами на юг,
И песчаники гор Амеланга
Вспыхнут радугой прямо из рук.

А потом — к нулевому градусу,
Где на парусниках в старину
Наши Лазарев и Беллинсгаузен
Ледяную открыли страну.

Лед и скалы, высокое небо,
Синий воздух и клекот винтов.
Здесь, по сути, никто еще не был,
И не будет, наверно, никто.

Кто она, короля скандинавского,
Из английского дома жена,
Чьим назвали именем ласковым
Эту Землю, что так холодна?

Термос, чай, а под нами, тем временем,
Весь в изломах и трещинах лед.
Это горный ледник Ютульстреумен,
Скорость — два километра в год!

Передав управление, курит
Командир, он здесь первый сезон.
Слой тумана, за ним горы Гбурек
Перечеркивают горизонт.

Мы у цели. Пора на задание.
Шашку вниз, чтобы дым на ветру.
И в последний раз всеми глазами
Уточняем наземный маршрут.

И срываемся вниз по наклонной!
Вихри снега от бешеных струй,
И касание, словно любовный,
Очень нежный с землей поцелуй.

А теперь, сколь позволит погода
И возвратный контрольный срок,
Будет длиться наша работа:
Камень, компас и молоток.

Мы полгода вдали от города,
От родных и любимых глаз,
Чтобы в эти распадки горные
Заглянуть в самый первый раз.

Вижу то, что видел Магеллан.

Небо лижет языком тумана
Воду синюю, прибежище ветров.
Им в объятьях мощных океана
Не сорвать с себя оков.

Чайки солнцу жалуются громко,
Чертят полукруг углом крыла,
И , стеная тонко, звонко,
Пролетают прямо у лица.

Сердце скачет, как от бега.
Вижу то, что видел Магеллан:
Сибаритом в сладкой неге
Тихо дремлет Тихий океан.

Здравствуйте, Анатолий!
Очень стихи, все. Но завершаюший стих просто бесподобен
"Сравнивать можно с белыми астрами
Эти изломанно-хрупкие айсберги".

В океане материк.

Он не мал и не велик

Он не низок не высок

В год бывает раз — ВОСХОД

И не больше раз — ЗАКАТ

Вэтом он чуть скуповат.

Но зато он необычный

Он безмолвный, ледяной

Он загадочный такой

Он пустынный абсолютно

И почти — что недоступый.

Много лет тому назад

знаменитый Кук сказал:

"Материк есть обречен,

он не быть есть изучен.

Там and холод, and мороз.

Приговор сей произнес

И в Австралию поплыл

где, по слухам съеден был!

Годы шли как сон пустой

Пока "Мирный" и "Восток"

К Антарктиде не подплыли

И её вдруг не "ОТКРЫЛИ"

Кто? Кто? В Антарктиде живёт?

Кто? Кто? В недоступной живёт?

Но никто им не ответил

Только выл ужасный ветер —

И пошли они домой.

Вот прошло чуть меньше века

Всё же ноги человека

По Антакрктике ступают

Южный полюс открывают

Это Амудсен и Скотт.

Кто из них быстрей дойдет?

Кто? Кто? В Антарктиде живёт?

Кто? Кто? В недоступной живёт?

Но никто им не ответил

Только продолжал выть ветер.

Лишь пингвины там живут

И морские львы есть тут

Но они не отвечают.

Вот прошли ещё года

И однажды, и тогда.

Разом все туда пришли-

Станции себе полярные

Выстроили по — ударному!

И народы всей Земли

Здесь прекрасно ужились.

Воевать не собираются

Все наукой занимаются!

Вот такой вот материк

Он не мал и не велик

Здесь полярники живут

А пингвины ходят тут

Прямо возле самой станции

И устраивают танцы нам!

  • Все материалы
  • Статьи
  • Научные работы
  • Видеоуроки
  • Презентации
  • Конспекты
  • Тесты
  • Рабочие программы
  • Другие методич. материалы

В океане материк.

Он не мал и не велик

Он не низок не высок

В год бывает раз — ВОСХОД

И не больше раз — ЗАКАТ

Вэтом он чуть скуповат.

Но зато он необычный

Он безмолвный, ледяной

Он загадочный такой

Он пустынный абсолютно

И почти — что недоступый.

Много лет тому назад

знаменитый Кук сказал:

"Материк есть обречен,

он не быть есть изучен.

Там and холод, and мороз.

Приговор сей произнес

И в Австралию поплыл

где, по слухам съеден был!

Годы шли как сон пустой

Пока "Мирный" и "Восток"

К Антарктиде не подплыли

И её вдруг не "ОТКРЫЛИ"

Кто? Кто? В Антарктиде живёт?
Кто? Кто? В недоступной живёт?

Но никто им не ответил
Только выл ужасный ветер —

И пошли они домой.

Вот прошло чуть меньше века

Всё же ноги человека

По Антакрктике ступают

Южный полюс открывают

Это Амудсен и Скотт.

Кто из них быстрей дойдет?

Кто? Кто? В Антарктиде живёт?
Кто? Кто? В недоступной живёт?

Но никто им не ответил

Только продолжал выть ветер.

Лишь пингвины там живут

И морские львы есть тут

Но они не отвечают.

Вот прошли ещё года

И однажды, и тогда.

Разом все туда пришли-

Станции себе полярные

Выстроили по — ударному!

И народы всей Земли

Здесь прекрасно ужились.

Воевать не собираются

Все наукой занимаются!

Вот такой вот материк

Он не мал и не велик

Здесь полярники живут

А пингвины ходят тут

Прямо возле самой станции

И устраивают танцы нам!

  • Киреева Елена ВалерьевнаНаписать 3715 01.02.2015

Номер материала: 355643

  • География
  • 7 класс
  • Тесты
  • Свидетельство каждому участнику
  • Скидка на курсы для всех участников
    01.02.2015 481
    01.02.2015 1478
    01.02.2015 819
    01.02.2015 4172
    01.02.2015 568
    01.02.2015 3657
    01.02.2015 1132

Не нашли то что искали?

Оставьте свой комментарий

Подарочные сертификаты

Ответственность за разрешение любых спорных моментов, касающихся самих материалов и их содержания, берут на себя пользователи, разместившие материал на сайте. Однако администрация сайта готова оказать всяческую поддержку в решении любых вопросов, связанных с работой и содержанием сайта. Если Вы заметили, что на данном сайте незаконно используются материалы, сообщите об этом администрации сайта через форму обратной связи.

Все материалы, размещенные на сайте, созданы авторами сайта либо размещены пользователями сайта и представлены на сайте исключительно для ознакомления. Авторские права на материалы принадлежат их законным авторам. Частичное или полное копирование материалов сайта без письменного разрешения администрации сайта запрещено! Мнение администрации может не совпадать с точкой зрения авторов.

Комментировать
0
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

;) :| :x :twisted: :sad: :roll: :oops: :o :mrgreen: :idea: :evil: :cry: :cool: :arrow: :P :D :???: :?: :-) :!: 8O

Это интересно
Adblock
detector