Стихи Про Ломоносова — подборка стихотворений

Стихи Про Ломоносова — подборка стихотворений

Стихи Про Ломоносова — подборка стихотворений
0
09 мая 2021

О стихах Ломоносова

Свободное от научных занятiй время Ломоносов посвящал чтенiю и сочиненiю стихов, что было для него отдыхом.

— Всяк человек, — говорил он, — требует себе от трудов успокоенiя; для того, оставив дело, ищет себе с гостьми препровожденiя времени картами или какими-нибудь другими занятiями. От всего этого я давно отступился затем, что не нашел в них ничего, кроме скуки.

О чем же он писал в своих стихотворенiях? — Больше всего любил Ломоносов воспевать в них природу и ея Творца, перелагая в стихи псалмы и другiя места из Священнаго Писанiя. Лучшим стихотворенiем в этом роде является „Утреннее размышленiе о Божiем величестве", где стихотворец прекрасно выразил свою глубокую веру и восторженное преклоненiе перед Создателем мiра. Это стихотворенiе считается одним из лучших, и мы приведем его полностью.

Уже прекрасное светило
Простерло блеск свой по земли
И Божiи дела открыло.
Мой дух, с веселiем внемли,
Чудяся ясным толь лучам,
Представь, каков Зиждитель Сам!
Когда бы смертным толь высоко
Возможно было возлететь,
Чтоб к солнцу бренно наше око
Могло, приблизившись, воззреть,—
Тогда б со всех открылся стран
Горящiй вечно океан.
Там огненны валы стремятся,
И не находят берегов;
Там вихри пламенны крутятся,
Борющись множество веков;
Там камни, как вода, кипят,
Горящи там дожди шумят.
Сiя ужасная громада,
Как искра пред Тобой одна,
О, коль пресветлая лампада 1
Тобою, Боже, возжена
Для наших повседневных дел,
Что Ты творить нам повелел!
От мрачной ночи свободились
Поля, бугры, моря и лес,
И взору нашему открылись
Исполнены Твоих чудес.
Там всякая взывает плоть:
„Велик Зиждитель наш Господь"!
Светило дневное блистает
Лишь только на поверхность тел;
Но взор Твой в бездну проницает,
Не зная никаких предел.
От светлости Твоих очей
Лiется радость твари всей.
Творец, покрытому мне тьмою
Простри премудрости лучи
И, что угодно пред Тобою,
Всегда творити научи
И, на Твою взирая тварь,
Хвалить Тебя, безсмертный Царь!

В других стихотворенiях Ломоносов больше всего воспевает деянiя и подвиги Петра Великаго, его Державной дочери Императрицы Елизаветы Петровны и Екатерины II. В „Оде на восшествiе на престол Елизаветы Петровны" Ломоносов говорит, что Бог послал Петра I в Россiю для того, чтобы возвысить ее, сде-лать могущественной и просвещенной; что Петр устроил в Россiи превосходное войско, создал флот, разбил врагов и, когда обезпечил Россiи мир и благоденствiе, приступил к насажденiю в ней просвещенiя. Но, среди этих трудов, Государя — работника постигла смерть. Теперь, с восшествiем на престол его дочери, — говорит далее Ломоносов, — Россiя ожидаег, что Императрица окончит то дело, которое начал ея великiй отец. А затем поэт обращается с горячим призывом к российскому юношеству — посвятить себя, под покровительством Императрицы, изученiю наук:

О, вы, которых ожидает
Отечество от недр своих
И видеть таковых желает,
Каких зовет от стран чужих!
О, ваши дни благословенны!
Дерзайте, ныне ободренны,
Раченьем 2 вашим показать,
Что может собственных Платонов 3
И быстрых разумом Ньютонов 4
Россiйская земля рождать.
Науки юношей питают,
Отраду старцам подают,
В счастливой жизни украшают,
В несчастный случай берегут.

Заканчивается стихотворенiе обращенiем к Государыне Императрице Елизавете Петровне:

Тебе, о, милости источник,
О, ангел мирных наших дней,
Всевышнiй на того помощник,
Кто гордостью своей дерзнет,
Завидя нашему покою,
Против Тебя возстать войною.

За то же покровительство просвещенiю и ученым воспевает Ломоносов и новую Государыню Императрицу Екатерину II.

Все стихотворенiя Ломоносова полны любовью к отечеству. Вот как он воспевает в одном из них безпредельность Россiи, в которой никогда не заходит солнце:

Где в свете есть народ, земля, страна и царство,
Подобное стране, Монархиня, Твоей?
От запада Твое простерлось государство,
От юга, севера и утренних 5 полей;
Как утренним лучем престол
Твой здесь сiяет,—
Другую часть страны Твоей покоит ночь;
Как утрення заря Камчатку озаряет,—
Вечерняя отсель тогда отходит прочь.
Все то, что скипетр Твой, Царица, освещает,
Восток и запад, юг усердiем горит,
Начавши от Двины, огнь праздничный пылает
По дальнейшiй Амур, чтб Хин от нас делит 6 .

В своих стихотворенiях Ломоносов дал образцы того, как нужно писать стихи, чтобы они выходили красивыми и звучными. До него никто не умел так писать. В особом же сочиненiи, озаглавленном „Риторика", Ломоносов дал правила, которыя необходимо знать тому, кто хочет правильно писать стихотворенiя и другiя сочиненiя. Поэтому-то Ломоносова и называют часто „отцом новой русской литературы". Но его можно назвать и отцом новаго литературнаго языка, т. е. того языка, на котором пишут книги и на котором говорят образованные люди. До появленiя его, русскiе грамотные люди писали на церковно-славянском языке и притом испорченном тем, что в него вошло много иностранных слов. С Ломоносова же книги стали писаться и на славянском, и на русском разговором языке, который был для всех понятен. Кроме того, он составил научную грамматику, где изложены и правила правописанiя.

Таким образом, Ломоносов был и ученым, и писателем, и учителем. Поэт Розенгейм правильно сказал о нем:

Поэт, ученый и философ,
И друг народа весь свой век,
Таков был славный Ломоносов,—
Великiй русскiй человек!

Заслуги Ломоносова сравнивают иногда с заслугами Петра Великаго. Между этими двумя великими русскими людьми есть большое сходство. Петр Великiй сделал Россiю могущественной державой, Ломоносов первым усердно насаждал в ней знанiя и старался сделать ее просвещенной страной.

Неутомимая, кипучая деятельность Ломоносова на разных поприщах полезной деятельности расшатала его железное здоровье. Он стал хворать, чахнуть, иногда по нескольку недель не мог выйти из дому. Узнав о его болезни, 7 iюня 1764 года к нему в гости прибыла Императрица Екатерина II с придворной дамой княгиней Дашковой, которая потом описала встречу Государыни с Ломоносовым. Не велев о себе докладывать, Императрица прямо вошла в кабинет Ломоносова. Старик, задумавшись, сидел у письменнаго стола.

— Здравствуйте, Михаил Васильевич, — сказала Государыня изумленному Ломоносову.

— Я прiехала с княгиней посетить вас, услышав о вашем нездоровьи или, лучше сказать, о вашей грусти.

Оправившись от неожиданности, Ломоносова воскликнул:

— Нет, Государыня, не я нездоров, не я грустен; больна и грустна душа моя!

— Полечите ее, — с улыбкой сказала Государыня, — полечите ее живым пером своим. Приветствуя меня с Новым годом, вы сказали, что так же усердствуете ко мне, как и к дочери Петра Великаго 7 , Что же, ужели вы намерены изменить мне?

— Изменить вам, Матушка Государыня? Нет, не перо, а сердце мое писало. И старик произнес стихи:

Твой труд для нас — обогащенье,
Мы чтим стеною подвиг Твой 8 ,
Твой разум — наше просвещенье,
И неусыпность — наш покой.

Императрица, тронутая такой любовью и преклоненiем пред нею Ломоносова, прослезилась и заметила:

— Верю, верю ; Михаил Васильевич, а чтобы еще более удостоверить меня, то завтра прiезжайте ко мне откушать хлеба-соли. Щи будут у меня такiе же горячiе, какими потчевала вас ваша хозяйка.

Это посещенiе Государыни было последним радостным днем в жизни Ломоносова, который он воспел в стихотворении „На посещенiе Императрицею лабораторiи".

Геройство с кротостью, с премудростью щедроты,
Соединенный монаршески доброты,
В благоговенiи, в восторге зрит сей дом,
Рожденным от наук усердствуя плодом:
Блаженства новаго и дней златых причина,
Великому Петру вослед Екатерина
Величеством своим снисходить до наук
И славы праведной усугубляет 9 звук.
Коль славен, что могу быть в вечности свидетель,
Царица, коль твоя велика добродетель!

Между тем, здоровье Ломоносова ухудшилось, особенно после того, как в марте 1765 года он простудился и почувствовал, что скоро разстанется с земною жизнью. Но он был совершенно спокоен и не боялся смерти. „Я не тужу о смерти, — писал он на клочке бумаги незадолго до кончины. — Пожил, потерпел, и знаю, что обо мне дети Отечества пожалеют".

На святой неделе в 1765 году его не стало.

Памятник над могилой М. В. Ломоносова на кладбище
Александро-Невской лавры в Петрограде.

И русскiй народ, действительно, „пожалел" об утрате этого знаменитаго, принесшаго так много пользы Россiи, человека. Похороны его были великолепны. За гробом шло множество людей, простых и знатных, бедных и богатых, провожая бренное тело его в Александро-Невскую лавру. Между прочими здесь присутствовали Петроградскiй митрополит и многiе вельможи. Несколько лет спустя, его друг и покровитель граф Михаил Ларiонович Ворон-цов воздвиг на его могиле красивый мраморный памятник. А в настоящее время Ломоносову поставлены памятники в Москве (пред зданiем университета), Архангельске, Холмо-горах и недавно в Петрограде (против зданiя Министерства Народнаго Просвещенiя).

Памятник М. В. Ломоносову в Архангельске.
По старинному рисунку.

Еще раз окидывая взором жизнь Ломоносова, мы поражаемся его необыкновенным умом, знанiями и тою волею, с какой он проводил свои мысли и планы на деле. К Ломоносову вполне можно приложить, несколько изменив, его же слова, в которых он излил свое благоговейное уваженiе перед памятью Петра Великаго: „Везде видим его в поте, в пыли, и не можем сами себя уверить, что бы един везде он, но многiе, и не краткая жизнь, но десятки лет". И действительно, сам Ломоносов трудился за десятерых. Он был и математиком, и химиком, и физиком, и поэтом, и историком, и художником, занимаясь мозаикой 10 . Поэтому справедливо назвал его А. С. Пушкин, „первым русским университетом". Великое значенiе Ломоносова для Россiи прекрасно выразил и другой поэт, А. Н. Майков, в следующих стихах:

О, дивный муж. С челом открытым,
С орлиным взглядом, так глядел
На оном море Ледовитом
На чудеса Господних дел.
Наукой осiян и рвеньем
К величью Родины горя,
Явился ты—осуществленьем
Мечты Великаго царя 11 .
Твоею ревностью согретый,
Очнулся русскiй дух с тобой 12 .
Ты лучших дел Елизаветы
Был животворною душой;
Ты дал певца Екатерине 13 ,
Всецело жил в ея Орлах 14
И отблеск твой горит и ныне
На лучших русских именах.

Примечания

2. Т. е. старанiем, рвенiем.

3. Знаменитый греческiй мудрец.

4. Ньютон—великiй англiйскiй астроном.

5. Т. е. восточных, сибирских, где, как известно, солнце восходить раньше, чем в Европейской Россiи.

6. Т. е. отделяеть нас от Китая.

7. Т. е. к Императрице Елизавете Петровне, которую воспитывал Ломоносов

8. Т. е. к Императрице Елизавете Петровне, которую воспе-вал Ломоносов.

9. Т. е. видим в подвигах Императрицы как бы стену, ограждающую нас от бедствiй, видим в них опору, защиту. **) Т. е. удваивает, увеличивает.

10. Так называется искусство составлять картины из разно-цветных камней и стеклянных кусочков. Из таких картин, исполненных Ломоносовым, замечательны портрет Петра Великаго и Полтавская битва (не окончена).

11. Петр Великiй который заботился о просвещенiи Россiи.

12. До Ломоносова в Россiи не было науки, и русскiй дух как будто спал.

13. Под влiянiем Ломоносова, скоро появился новый знаменитый поэт, Державин, воспевшiй в своих стихотворенiях подвиги Императрицы Екатерины П.

14. Орлы—знаменитые сподвижники и помощники Екатерины Великой: Потемкин, Суворов, Румянцев и другiе.

Ломоносов Михаил Стихи.

– Вечернее размышление о божием величестве… – Жениться хорошо, да много и досады… – Лишь только дневной шум замолк… – На Шишкина – На сочетание стихов российских – Науки юношей питают… – Ночною темнотою покрылись небеса… – Послушайте, прошу, что старому случилось… – Стихи, сочиненные на дороге в Петергоф – Устами движет бог; я с ним начну вещать… – Утреннее размышление о божием величестве – Я знак бессмертия себе воздвигнул…

* * * Я знак бессмертия себе воздвигнул Превыше пирамид и крепче меди, Что бурный аквилон сотреть не может, Ни множество веков, ни едка древность. Не вовсе я умру; но смерть оставит Велику часть мою, как жизнь скончаю. Я буду возрастать повсюду славой, Пока великий Рим владеет светом. Где быстрыми шумит струями Авфид, Где Давнус царствовал в простом народе, Отечество мое молчать не будет, Что мне беззнатный род препятством не был, Чтоб внесть в Италию стихи эольски И первому звенеть Алцейской лирой. Взгордися праведной заслугой, муза, И увенчай главу дельфийским лавром. 1747 Три века русской поэзии. Составитель Николай Банников. Москва, “Просвещение”, 1968.

* * * Устами движет бог; я с ним начну вещать. Я тайности свои и небеса отверзу, Свидения ума священного открою. Я дело стану петь, несведомое прежним! Ходить превыше звезд влечет меня охота, И облаком нестись, презрев земную низкость. 1747 Жизнь и Поэзия – Одно. “Московский Рабочий”, 1987.

Науки юношей питают, Отраду старым подают, В счастливой жизни украшают, В несчастный случай берегут; В домашних трудностях утеха И в дальних странствах не помеха. Науки пользуют везде: Среди народов и в пустыне, В градском шуму и наедине, В покое сладки и в труде. Под большим шатром голубых небес. Стихи русских поэтов. Екатеринбург, Средне-Уральское книжное издательство, 1992.

* * * Ночною темнотою Покрылись небеса, Все люди для покою Сомкнули уж глаза. Внезапно постучался У двери Купидон, Приятной перервался В начале самом сон. “Кто так стучится смело?”Со гневом я вскричал.”Согрей обмерзло тело,Сквозь дверь он отвечал.Чего ты устрашился? Я мальчик, чуть дышу, Я ночью заблудился, Обмок и весь дрожу”. Тогда мне жалко стало, Я свечку засветил, Не медливши нимало К себе его пустил. Увидел, что крилами Он машет за спиной, Колчан набит стрелами, Лук стянут тетивой. Жалея о несчастье, Огонь я разложил И при таком ненастье К камину посадил. Я теплыми руками Холодны руки мял, Я крылья и с кудрями До суха выжимал. Он чуть лишь ободрился, “Каков-то,- молвил,- лук, В дожде, чать, повредился”. И с словом стрелил вдруг. Тут грудь мою пронзила Преострая стрела И сильно уязвила, Как злобная пчела. Он громко рассмеялся И тотчас заплясал: “Чего ты испугался?С насмешкою сказал,Мой лук еще годится, И цел и с тетивой; Ты будешь век крушиться Отнынь, хозяин мой”. 1747 Мысль, вооруженная рифмами. изд.2е. Поэтическая антология по истории русского стиха. Составитель В.Е.Холшевников. Ленинград, Изд-во Ленинградского университета, 1967.

СТИХИ, СОЧИНЕННЫЕ НА ДОРОГЕ В ПЕТЕРГОФ, КОГДА Я В 1761 ГОДУ ЕХАЛ ПРОСИТЬ О ПОДПИСАНИИ ПРИВИЛЕГИИ ДЛЯ АКАДЕМИИ, БЫВ МНОГО РАЗ ПРЕЖДЕ ЗА ТЕМ ЖЕ Кузнечик дорогой, коль много ты блажен, Коль больше пред людьми ты счастьем одарен! Препровождаешь жизнь меж мягкою травою И наслаждаешься медвяною росою. Хотя у многих ты в глазах презренна тварь, Но в самой истине ты перед нами царь; Ты ангел во плоти, иль, лучше, ты бесплотен! Ты скачешь и поешь, свободен, беззаботен, Что видишь, всё твое; везде в своем дому, Не просишь ни о чем, не должен никому. Лето 1761 М.В.Ломоносов. Г.Р. Державин. Избранное. Москва: Правда, 1984.

НА СОЧЕТАНИЕ СТИXОВ РОССИЙСКИX Я мужа бодрого из давных лет имела, Однако же вдовой без оного сидела. Штивелий уверял, что муж мой худ и слаб, Бессилен, подл, и стар, и дряхлой был арап; Сказал, что у меня кривясь трясутся ноги И нет мне никакой к супружеству дороги. Я думала сама, что вправду такова, Не годна никуда, увечная вдова. Однако ныне вся уверена Россия, Что я красавица, Российска поэзия, Что мой законный муж завидный молодец, Кто сделал моему несчастию конец. Между 1751 и 1753 М.В.Ломоносов. Г.Р. Державин. Избранное. Москва: Правда, 1984.

УТРЕННЕЕ РАЗМЫШЛЕНИЕ О БОЖИЕМ ВЕЛИЧЕСТВЕ Уже прекрасное светило Простерло блеск свой по земли И божие дела открыло: Мой дух, с веселием внемли; Чудяся ясным толь лучам, Представь, каков зиждитель сам!

Когда бы смертным толь высоко Возможно было возлететь, Чтоб к солнцу бренно наше око Могло, приближившись, воззреть, Тогда б со всех открылся стран Горящий вечно Океан.

Там огненны валы стремятся И не находят берегов; Там вихри пламенны крутятся, Борющись множество веков; Там камни, как вода, кипят, Горящи там дожди шумят.

Сия ужасная громада Как искра пред тобой одна. О коль пресветлая лампада Тобою, боже, возжжена Для наших повседневных дел, Что ты творить нам повелел!

От мрачной ночи свободились Поля, бугры, моря и лес И взору нашему открылись, Исполненны твоих чудес. Там всякая взывает плоть: Велик зиждите

Светило дневное блистает Лишь только на поверхность тел; Но взор твой в бездну проницает, Не зная никаких предел. От светлости твоих очей Лиется радость твари всей.

Творец! покрытому мне тьмою Простри премудрости лучи И что угодно пред тобою Всегда творити научи, И, на твою взирая тварь, Хвалить тебя, бессмертный царь. 1743 (?) М.В.Ломоносов. Г.Р. Державин. Избранное. Москва: Правда, 1984.

ВЕЧЕРНЕЕ РАЗМЫШЛЕНИЕ О БОЖИЕМ ВЕЛИЧЕСТВЕ ПРИ СЛУЧАЕ ВЕЛИКОГО СЕВЕРНОГО СИЯНИЯ Лице свое скрывает день; Поля покрыла мрачна ночь; Взошла на горы черна тень; Лучи от нас склонились прочь; Открылась бездна звезд полна; Звездам числа нет, бездне дна.

Песчинка как в морских волнах, Как мала искра в вечном льде, Как в сильном вихре тонкий прах, В свирепом как перо огне, Так я, в сей бездне углублен, Теряюсь, мысльми утомлен!

Уста премудрых нам гласят: Там разных множество светов; Несчетны солнца там горят, Народы там и круг веков: Для общей славы божества Там равна сила естества.

Но где ж, натура, твой закон? С полночных стран встает заря! Не солнце ль ставит там свой трон? Не льдисты ль мещут огнь моря? Се хладный пламень нас покрыл! Се в ночь на землю день вступил!

О вы, которых быстрый зрак Пронзает в книгу вечных прав, Которым малый вещи знак Являет естества устав, Вам путь известен всех планет,Скажите, что нас так мятет?

Что зыблет ясный ночью луч? Что тонкий пламень в твердь разит? Как молния без грозных туч Стремится от земли в зенит? Как может быть, чтоб мерзлый пар Среди зимы рождал пожар?

Там спорит жирна мгла с водой; Иль солнечны лучи блестят, Склонясь сквозь воздух к нам густой; Иль тучных гор верхи горят; Иль в море дуть престал зефир, И гладки волны бьют в эфир.

Сомнений полон ваш ответ О том, что окрест ближних мест. Скажите ж, коль пространен свет? И что малейших дале звезд? Несведом тварей вам конец? Скажите ж, коль велик творец? 1743 М.В.Ломоносов. Г.Р. Державин. Избранное. Москва: Правда, 1984.

* * * Послушайте, прошу, что старому случилось, Когда ему гулять за благо рассудилось. Он ехал на осле, а следом парень шел; И только лишь с горы они спустились в дол, Прохожий осудил тотчас его на встрече: “Ах, как ты малому даешь бресть толь далече?” Старик сошел с осла и сына посадил, И только лишь за ним десяток раз ступил, То люди начали указывать перстами: “Такими вот весь свет наполнен дураками: Не можно ль на осле им ехать обоим?” Старик к ребенку сел и едет вместе с ним. Однако, чуть минул местечка половину, Весь рынок закричал: “Что мучишь так скотину?” Тогда старик осла домой поворотил И, скуки не стерпя, себе проговорил: “Как стану я смотреть на все людские речи, То будет и осла взвалить к себе на плечи”. 1747 М.В.Ломоносов. Г.Р. Державин. Избранное. Москва: Правда, 1984.

* * * Жениться хорошо, да много и досады. Я слова не скажу про женские наряды: Кто мил, на том всегда приятен и убор; Хоть правда, что при том и кошелек неспор. Всего несноснее противные советы, Упрямые слова и спорные ответы. Пример нам показал недавно мужичок, Которого жену в воде постигнул рок. Он, к берегу пришед, увидел там соседа: Не усмотрел ли он, спросил утопшей следа. Сосед советовал вниз берегом идти: Что быстрина туда должна ее снести. Но он ответствовал: “Я, братец, признаваюсь, Что век она жила со мною вопреки; То истинно теперь о том не сомневаюсь, Что, потонув, она плыла против реки”. 1747 М.В.Ломоносов. Г.Р. Державин. Избранное. Москва: Правда, 1984.

* * * Лишь только дневной шум замолк, Надел пастушье платье волк И взял пастушей посох в лапу, Привесил к поясу рожо 660 к, На уши вздел широку шляпу И крался тихо сквозь лесок На ужин для добычи к стаду. Увидев там, что Жучко спит, Обняв пастушку, Фирс храпит, И овцы все лежали сряду, Он мог из них любую взять; Но, не довольствуясь убором, Хотел прикрасить разговором И именем овец назвать. Однако чуть лишь пасть разинул, Раздался в роще волчий вой. Пастух свой сладкой сон покинул, И Жучко с ним бросился в бой; Один дубиной гостя встретил, Другой за горло ухватил; Тут поздно бедной волк приметил, Что чересчур перемудрил, В полах и в рукавах связался И волчьим голосом сказался. Но Фирс недолго размышлял, Убор с него и кожу снял. Я притчу всю коротким толком Могу вам, господа, сказать: Кто в свете сем родился волком, Тому лисицой не бывать. 1747 М.В.Ломоносов. Г.Р. Державин. Избранное. Москва: Правда, 1984.

НА ШИШКИНА Смеется и поет, он о звездах толкует, То нюхает табак, то карт игру тасует, То слушает у всех, со всеми говорит И делает стихи наш друг архипиит! Увенчан лавром был Марон за стихотворство, Нам чем свово почтить за таково проворство? Уж плохи для него лавровые венки, Нельзя тем увенчать премудрые виски. О чем я так тужу? он будет увенчан: За грош один купить капусты лишь кочан. 1751 М.В.Ломоносов. Г.Р. Державин. Избранное. Москва: Правда, 1984.

:: Стихотворения М.В.Ломоносова ::

ГЛАВНАЯ >> Стихотворения поэтов >> Стихотворения М.В.Ломоносова
● Гимн бороде
Женился Стил, старик без мочи.
Жениться хорошо, да много и досады.
Златой младых людей и беспечальной век.
● Искусные певцы всегда в напевах тщатся.
К Ивану Ивановичу Шувалову
Лишь только дневной шум замолк.
● Монарх и филозов, полночный Соломон.
На сочетание стихов российских
На Шишкина
● Ночною темнотою покрылись небеса.
● О сомнительном произношении буквы Г
● Отмщать завистнику меня вооружают.
● Послушайте, прошу, что старому случилось.
Стихи, сочиненные на дороге в Петергоф
Устами движет бог; я с ним начну вещать.
Утреннее размышление о божием величестве
● Эпитафия
● Я знак бессмертия себе воздвигнул.

— Гимн бороде —

Борода предорогая. и т. д.

Борода предорогая. и т. д.

Борода предорогая. и т. д.

Борода предорогая. и т. д.

Борода предорогая. и т. д.

Борода предорогая. и т. д.

Борода предорогая. и т. д.

Борода предорогая. и т. д.

(между концом 1756 и февралем 1757)

(Октябрь 1748)

(первая половина ноября 1753)

(первая половина ноября 1753)

— К Ивану Ивановичу Шувалову —

(Между 1752 и 1753)

— На Фридриха II , короля прусского сочинение господина Вольтера,
переведенное господином Ломоносовым —

Монарх и филозов, полночный Соломон,
Весь свет твою имел премудрость пред очами;
Разумных множество теснясь под твой закон,
Познали Грецию над шпрейскими струями.
Вселенная чудясь молчала пред тобой;
Берлин на голос твой главу свою воздвигнул,
С Парижем в равенстве до звезд хвалой
достигнул.
И лавров Молвицких в тени узрев покой,
К странам твоим пришли от берегов Секваны
Возобновить поля
Вспахать твои поля художества избранны:
Пресаждены тобой через твои труды,
Парнаса и Афин произвели плоды,
Предзрением твоим возрасши восхищенным.
Коварство от живых правдивости святой
Стенало, под твоей низверженно пятой,
Не наводило слез невинно осужденным.
Десницей Марсову ты лютость укротил,
Заперши дверь войны, предел распространил.
Число другов твоих умножил ты Бурбоном;
Но с Англией сдружась, изверившись ему,
Какого ждешь плода раченью своему?
Европа вся полна твоих перунов стоном,
Раздор рукой своей уж пламень воспалил
Ты лейпцигски врата внезапно разрушил,
Стопами роешь ты бесчувственны могилы,
Трепещут все, смотря твои надменны силы.
Ты двух соперников сильнейших раздражил,
Уж меч их изощрен и ярый огнь пылает,
И над главой твоей их молния сверкает,
Несчастливой монарх! ты лишне в свете жил,
В минуту стал лишен премудрости и славы.
Необузданного гиганта зрю в тебе,
Что хочет отворить путь пламенем себе,
Что грабит городы и пустошит державы,
Священный топчет суд народов и царей,
Ничтожит силу прав, грубит натуре всей.

(вторая половина 1756)

— На сочетание стихов российских —

(между 1751 и 1753)

— На Шишкина —

(Конец 1740-х годов)

— О сомнительном произношении буквы Г в российском языке —

Бугристы берега, благоприятны влаги,
О горы с гроздами, где греет юг ягнят.
О грады, где торги, где мозгокружны браги,
И деньги, и гостей, и годы их губят.
Драгие ангелы, пригожие богини,
Бегущие всегда от гадкия гордыни,
Пугливы голуби из мягкого гнезда,
Угодность с негою, огромные чертоги,
Недуги наглые и гнусные остроги,
Богатство, нагота, слуги и господа.
Угрюмы взглядами, игрени, пеги, смуглы,
Багровые глаза, продолговаты, круглы,
И кто горазд гадать и лгать, да не мигать,
Играть, гулять, рыгать и ногти огрызать,
Ногаи, болгары, гуроны, геты, гунны,
Тугие головы, о иготи чугунны,
Гневливые враги и гладкословный друг,
Толпыги, щеголи, когда вам есть досуг.
От вас совета жду, я вам даю на волю:
Скажите, где быть га и где стоять глаголю?

(Между 1748 и 1754)

(первая половина ноября 1753)

Послушайте, прошу, что старому случилось,
Когда ему гулять за благо рассудилось.
Он ехал на осле, а следом парень шел;
И только лишь с горы они спустились в дол,
Прохожий осудил тотчас его на встрече:
"Ах, как ты малому даешь бресть толь далече?"
Старик сошел с осла и сына посадил,
И только лишь за ним десяток раз ступил,
То люди начали указывать перстами:
"Такими вот весь свет наполнен дураками:
Не можно ль на осле им ехать обоим?"
Старик к ребенку сел и едет вместе с ним.
Однако, чуть минул местечка половину,
Весь рынок закричал: "Что мучишь так скотину?"
Тогда старик осла домой поворотил
И, скуки не стерпя, себе проговорил:
"Как стану я смотреть на все людские речи,
То будет и осла взвалить к себе на плечи".

— Стихи, сочиненные по дороге в Петергоф. —

Комментировать
0
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

;) :| :x :twisted: :sad: :roll: :oops: :o :mrgreen: :idea: :evil: :cry: :cool: :arrow: :P :D :???: :?: :-) :!: 8O

Это интересно

Стих Желаю Стихи
0 комментариев

Стих Я Не Ангел Стихи
0 комментариев
Adblock
detector