Реферат на тему; Николай II; Образовательная социальная сеть

Реферат на тему; Николай II; Образовательная социальная сеть

Реферат на тему; Николай II; Образовательная социальная сеть
СОДЕРЖАНИЕ
0
06 мая 2021

Папка содержит сам материал и дополнительные сведения. Можно использовать на уроке истории.

Скачать:

Вложение Размер
nauchno-prakticheskaya_rabota_po_istorii_versiya_dopolnennaya.doc 213.5 КБ
prilozhenie_2.doc 256 КБ
semya_tsesarevicha_referat.doc 91 КБ

Предварительный просмотр:

г. Тайшета, Бирюсинска и п. Юрты

Автор: Ермолович Ирина Сергеевна

Россия, г. Тайшет,

МОУ СОШ №14, 11 «А» класс

Мусифулина Марина Александровна

Учитель истории и обществознания

Николай Романов – личность в истории ——————————- 4

Свержение государя императора Николая II ———————— 12

Убийство государя императора Николая II и его семьи —- 15

1917 год — роковой рубеж в истории России, год начала ломки традиционных форм жизни народа и страны. Исходным пунктом распада исторической связи времен стало отречение императора Николая II от престола 2 марта 1917 года.
Вместе с Романовыми уходила в небытие длившаяся столетия эпоха тронов и корон. На смену монархическому самодержавию пришла бескомпромиссная власть большевистской партии, провозгласившей своей задачей создание самого справедливого общества в истории человечества.
Результат их попыток — загубленные жизни и судьбы миллионов людей, разрушенная культура, оболганная история . Идеология откладывала свой отпечаток на объективность изложения истории России. Вот почему до 1917 года наша страна предстает перед нами в столь мрачных тонах. Многим представителям высшей государственной власти, самодержцам, однозначно давались отрицательные характеристики. Но, пожалуй, наибольшую «славу» в этом приобрел Николай II, последний император из династии Романовых, имя которого и сейчас нередко употребляется с массой оскорбительных эпитетов.
Ограниченный, безвольный человек, волею случая оказался на вершине власти, был неспособен решать насущные проблемы страны, препятствовал ее прогрессивному развитию, а потому и оказался жертвой неумолимого хода событий. Такой стереотип сложился у большинства людей по отношению к Николаю II. Но так ли это на самом деле?

Личность императора и последующий расстрел царской семьи представляют собой «белое пятно» в истории СССР. Поэтому цель моей работы — выяснить кем же на самом деле был Николай Александрович Романов, и в чем причины его столь печальной участи. В частности, задачи исследования я сформулировала следующим образом:

  1. Исследовать личность Николая II
  2. Проанализировать положение России в начале XX века
  3. Понять в чем причина того, что царь подписал акт отречения от престола
  4. Понять почему, несмотря на неоспоримые достижения в экономическом развитии страны, в России победили не реформаторские, а революционные силы, приведшие к падению монархии
  5. Узнать куда делись тела Николая II и членов его семьи после расстрела
  6. Найти информацию о том, действительно ли цесаревич избежал страшной участи или попытаться опровергнуть эти слухи
  1. Основная часть

Николай Романов — личность в истории

Через несколько часов после отречения от престола Николай II записал в дневнике: «Кругом измена, и трусость и обман». По справедливому замечанию русского мыслителя Бердяева: «монархия в России пала сама, ее никто не защищал, она не имела сторонников». Николай Александрович Романов вступил на престол после смерти своего отца, Александра III, 20 октября 1894 года.
Теперь он нес ответственность за то, что происходило на необъятных просторах нашей страны, и император понимал это. Россия тем временем быстро превращалась в мощное индустриальное государство. Росли города, возникало много заводов и фабрик, строились железные дороги, открывались школы, училища, университеты. Тем не менее, Российская империя уступала ряду западных стран по уровню и качеству жизни основной массы населения, хотя этот разрыв постоянно сокращался. В связи со столь активным ростом промышленности должны были произойти определенные изменения в обществе, в том числе и касающиеся монархов. Но тем не менее к началу 20 века монархия в России все еще существовала. Более того, 21 февраля 1913 года Россия праздновала 300-летие царствования Дома Романовых. 300 лет тому назад, 21 февраля 1613 года, на московский престол Земским Собором был избран шестнадцатилетний боярин Михаил Федорович Романов, которому суждено было стать родоначальником новой династии. За годы правления государей Дома Романовых территория Российской империи стала воистину огромной: страна раскинулась от берегов морей Белого, Черного и Балтийского до Тихого океана.

Династия Романовых дала России много выдающихся государственных деятелей, строителей великого Российского государства: Алексея Михайловича и Петра Великого, Екатерину II и Александра I, Николая I, Александра II и Александра III. В их ряду не последнее место занимает и последний российский император — Николай II, старший сын императора Александра III и императрицы Марии Федоровны, дочери датского короля.

Воспитание и образование Николая II проходило под личным руководством его отца на традиционной религиозной основе. Воспитатели будущего императора и его младшего брата Георгия получили такую инструкцию: «Ни я, ни Мария Федоровна не желаем делать из них оранжерейных цветов. Они должны хорошо молиться Богу, учиться, играть, шалить в меру. Учите хорошенько, спуску не давайте, спрашивайте по всей строгости законов, не поощряйте ленив особенности. Если что, то адресуйтесь прямо ко мне, а я знаю, что нужно делать. Повторяю, что мне фарфора не нужно. Мне нужны нормальные русские дети. Подерутся — пожалуйста. Но доносчику — первый кнут. Это — самое мое первое требование».

Учебные занятия будущего императора велись по тщательно разработанной программе в течение тринадцати лет. Первые 8 лет были посвящены предметам гимназического курса. Особое внимание уделялось изучению политической истории, русской литературы, французского, немецкого и английского языков, которыми Николай Александрович овладел в совершенстве (датский язык он знал хуже). Следующие пять лет посвящались изучению военного дела, юридических и экономических наук, необходимых для государственного деятеля. Преподавание этих наук велось выдающимися русскими учеными-академиками с мировым именем: Бекетовым Н.Н., Обручевым Н.Н., Кюи Ц.А., Драгомировым М.И., Бунге Н.Х. и др.

Николай Александрович Романов был усердным учеником, и хотя «звезд с неба не хватал», но имел неплохие знания по всем предметам, что отмечалось всеми учителями. Кроме того, он неплохо играл на фортепиано, рисовал, обучался игре на скрипке. Усидчивость и аккуратность — эти качества сформировались в нем под неусыпным вниманием «дорогих папа и мама».

Чтобы будущий император на практике познакомился с войсковым бытом и порядком строевой службы, отец направил его на военные сборы. Первые 2 года Николай служил младшим офицером в рядах Преображенского полка. Два летних сезона он проходит службу в рядах кавалерийского гусарского полка эскадронным командиром, и, наконец в рядах артиллерии. Очевидцы отмечали, что Николай II не отличался особой грациозностью и ловкостью, однако был очень упрям. В то же время отец вводит его в курс дела управления страной, приглашая участвовать в заседаниях Государственного Совета и Кабинета Министров. Отец и мать не допускали никаких слабостей в деле воспитания детей, которые воспитывались в духе уважения старших и беспрекословного послушания.

В программу образования будущего императора входили многочисленные путешествия по различным губерниям России, которые он совершал вместе с отцом. В довершение образования отец выделил в его распоряжение крейсер для путешествия на Дальний Восток. За 9 месяцев он со свитой посетил Грецию, Египет, Индию, Китай, Японию и далее сухим путем через всю Сибирь возвратился в столицу России.

К 23-м годам своей жизни Николай Романов стал высокообразованным молодым человеком с широким кругозором, прекрасно знающим историю и литературу и в совершенстве владеющим основными европейскими языками (помимо всего он очень хорошо знал русский язык и всегда писал без ошибок). Блестящее образование сочеталось у него с глубокой религиозностью и знанием духовной литературы, что было нечасто для государственных деятелей того времени.

Отец сумел внушить ему беззаветную любовь к России, чувство ответственности за ее судьбу. С детства ему стала близка мысль, что его главное предназначение — следовать российским основам, традициям и идеалам.
Вскоре после воцарения он сказал: «Да поможет мне Господь служить горячо любимой родине так же, как служил ей мой покойный отец и вести ее по указанному им светлому и лучезарному пути».

Образцом правителя для Николая II был царь Алексей Михайлович (отец
Петра I), бережно хранивший традиции старины и самодержавия, как основы могущества и благосостояния России.

В одном из первых своих публичных выступлений он провозгласил: «Пусть же все знают, что я, посвящая все силы благу народному, буду охранять начала самодержавия так же твердо и неуклонно, как охранял его мой покойный незабвенный родитель». Это были не только слова. «Начала самодержавия» Николай II отстаивал твердо и неуклонно: ни одной существенной позиции за годы правления он не сдавал вплоть до его отречения от престола в 1917 году. Но эти события еще впереди.

Как уже говорилось раньше, время царствования Николая II явилось периодом самых высоких в истории России темпов экономического роста. За 1880-1910 гг. темпы роста продукции российской промышленности превышали 9% в год. По этому показателю Россия вышла на первое место в мире, опередив даже стремительно развивающиеся Соединенные Штаты Америки. По производству главнейших сельскохозяйственных культур Россия вышла на 1 место в мире, выращивая более половины производимой в мире ржи, более четверти пшеницы, овса и ячменя, более трети картофеля. Россия стала главным экспортером сельхозпродукции, первой «житницей Европы». На ее долю приходилось 2/5 всего мирового экспорта крестьянской продукции.

Успехи в сельскохозяйственном производстве явились результатом исторических событий: отмены крепостного права в 1861 году Александром II и Столыпинской земельной реформы в годы правления Николая II, в результате которой в руках крестьян оказалось более 80% пахотных земель, а в азиатской части — почти вся. Площадь же помещичьих земель неуклонно сокращалась.
Дарование крестьянам права свободно распоряжаться своею землей и упразднение общин имело огромное государственное значение, пользу которого, в первую очередь, сознавали сами крестьяне. Но тем не менее на душу населения объем продукции оставался все еще маленьким.

Самодержавная форма правления не препятствовала экономическому прогрессу России. По манифесту 17 октября 1905 г. население России получило право на неприкосновенность личности, свободу слова, печати, собраний, союзов. В стране росли политические партии, издавались тысячи периодических изданий.
Свободным волеизъявлением был избран Парламент — Государственная Дума. Россия постепенно становилась правовым государством — судебная власть была практически отделена от исполнительной.

Быстрое развитие уровня промышленного и сельскохозяйственного производства и положительный торговый баланс позволили России иметь устойчивую золотую конвертируемую валюту. Император придавал большое значение развитию железных дорог. Еще в юности он участвовал в закладке знаменитой Сибирской дороги.

В годы правления Николая II в России было создано самое лучшее по тем временам рабочее законодательство, обеспечивающее нормирование рабочего времени, выбор рабочих старост, вознаграждение при несчастных случаях на производстве, обязательное страхование рабочих от болезней, по инвалидности и старости. Император активно содействовал развитию русской культуры, искусства, науки, реформам армии и флота.

Все эти достижения экономического и социального развития России являются итогом естественного исторического процесса и объективно связаны с 300-летием правления Дома Романовых. Казалось бы, всенародная поддержка царского режима, проявленная в юбилейные дни, должна была укрепить монархический строй. Но, на самом деле, и Россия, и Европа уже стояли на краю роковых перемен. Колесо истории уже готово было повернуться, накопив критический потенциал. И оно повернулось, освобождая накопившуюся неуправляемую энергию масс, вызвавшую «землетрясение». За пять лет потерпели крушение три европейские монархии, среди которых была и династия
Романовых.

Мог ли хоть на миг вообразить Николай II, видевший в дни юбилея толпы народа полные энтузиазма и поклонения, что ожидает его и его семью через 4 года?

Царствование Николая II совпало с началом бурного развития капитализма и одновременного роста революционного движения в России. Чтобы сохранить самодержавие и, главное, обеспечить дальнейшее развитие и процветание России, императором были приняты меры, обеспечивающие укрепление союза с нарождающимся буржуазным классом и перевода страны на рельсы буржуазной монархии при сохранении политического всевластия самодержавия: учреждена Государственная Дума, проведена аграрная реформа.

Возникает вопрос: почему, несмотря на неоспоримые достижения в экономическом развитии страны, в России победили не реформаторские, а революционные силы, приведшие к падению монархии?

Думается, что в такой огромной стране, достигнутые в результате экономических реформ успехи, не могли сразу привести к реальному росту благосостояния всех слоев общества, особенно беднейших. Недовольство трудящихся масс умело подхватывалось и раздувалось экстремистскими левыми партиями, что сначала привело к революционным событиям 1905 года, а затем ик полному свержению монархии. Особенно стали проявляться кризисные явления в обществе с началом первой мировой войны. России просто не хватило времени, чтобы пожать плоды экономических и социальных преобразований, начатых на пути перехода страны к конституционной монархии или даже к конституционной буржуазной республике.

Интересна глубокая трактовка событий того времени, данная У. Черчиллем:
«Ни к одной стране судьба не была так жестока, как к России. Ее корабль пошел ко дну, когда гавань была в виду. Она уже перетерпела бурю, когда все обрушилось. Все жертвы были уже принесены, вся работа завершена. Отчаяние и измена овладела властью, когда задача была уже выполнена. Долгие отступления окончились, снарядный голод побежден; вооружение притекало широким потоком; более сильная, более многочисленная, лучше снабженная армия сторожила огромный фронт; тыловые сборные пункты были переполнены людьми. Алексеев руководил армией и Колчак — флотом. Кроме этого, никаких трудных действий больше не требовалось: удерживать, не проявляя особой активности слабеющие силы противника на своем фронте; иными словами — держаться; вот и все, что стояло между Россией и плодами общей победы. Царь был на престоле; Российская империя и русская армия держались, фронт был обеспечен и победа бесспорна».

По замечанию Н.А. Бердяева, самый большой «парадокс в судьбе России и русской революции в том, что либеральные идеи, идеи права, как и идеи социального реформизма, оказались в России утопическими. Большевизм же оказался наименее утопическим и наиболее реалистическим, наиболее соответствующим всей ситуации, как она сложилась в России в 1917 г., и наиболее верным некоторым исконным русским традициям . и русским методам управления и властвования насилием».

Согласно поверхностной манере нашего восприятия царский строй принято трактовать как слепую, прогнившую, ни на что не способную тиранию. Но как относился к этому сам Николай II? Он был фактически заложником унаследованных им структуры и принципов власти, отход от которых он воспринимал как предательство интересов России, как надругательство над священными основами, завещанными предками. Ему были чужды амбиции правителя, да и властолюбием он никогда не отличался. Однако будущее страны просто не могло быть безразлично ему, т.к. за ее судьбу он нес ответственность перед Богом и перед любимым сыном Алексеем .

В управлении государством, когда творятся великие события, вождь нации, кто бы он ни был, осуждается за неудачи и прославляется за успехи. Почему отказывать Николаю II в этом суровом испытании? Бремя последних решений лежало на нем. На вершине, где события превосходят разумение человека, где все неисповедимо, давать ответы приходилось ему. Стрелкою компаса был он.
Воевать или не воевать? Наступать или отступать? Идти вправо или влево? Согласиться на демократизацию или держаться твердо? Уйти или устоять? Вот поле сражений Николая II. Почему не воздать ему за это честь? И скорее то была беда России, нежели вина конкретных носителей власти, что, передавая последнюю по наследству старшему сыну, обладателем ее становился часто человек не способный управлять государством; и не вина Николая II в том, что зачастую вера и чувство у него доминировали над рассудком и трезвым расчетом.

Более 70-ти лет правилом для казенных историков и литераторов в нашей стране была обязательная отрицательная оценка личности Николая II. Ему приписывались все унизительные характеристики: от коварства, политического ничтожества и патологической жестокости до алкоголизма, разврата и морального разложения.

История расставила все на свои места. Однако не стоит думать, что не было никаких предпосылок к демонстрации своей неприязни по отношению к императору. Ведь Николай II сам, стиль его правления и общения не соответствовал многим распространенным в народе представлениям о верховном правителе. Да и во внешности его было мало императорского величия, способного вызвать раболепный трепет. Эту картину дополняли его манеры.
Царь слушал всех всегда довольно внимательно, очень редко кому возражал, никогда не повышал голос на собеседника, хотя часто это делал с большим трудом. Все это формировало определенные стереотипы.

Иллюстрируя «коварство» царя, советские историки обычно приводили пример, как Николай II снимал некоторых своих министров безо всякого предупреждения. Сегодня он мог милостиво разговаривать с министром, а завтра прислать ему отставку. Серьезный исторический анализ показывает, что царь ставил дело Российского государства выше отдельных личностей (и даже своих родственников), и если, по его мнению, министр или сановник не справлялся с делом, он убирал его вне зависимости от прежних заслуг.

В последние годы царствования император испытывал кризис окружения (недостаток надежных, способных людей, разделявших его идеи). Значительная часть самых способных государственных деятелей стояла на западнических позициях, а люди, на которых царь мог положиться, не всегда обладали нужными деловыми качествами. Отсюда постоянная смена министров, которую слегкой руки недоброжелателей приписывали Распутину.

Роль и значение Распутина, степень его влияния на Николая II были искусственно раздуты левыми, которые таким образом хотели доказать политическое ничтожество царя. Не соответствовали действительности грязные намеки левой печати о каких-то особых отношениях Распутина и царицы.
Привязанность царской четы к Распутину была связана с неизлечимой болезнью их сына и наследника престола Алексея гемофилией – несворачиваемостью крови, при которой любая пустяковая ранка могла привести к смерти.
Распутин, обладая гипнотическим даром, путем психологического воздействия умел быстро останавливать кровь у наследника, чего не могли сделать лучшие дипломированные доктора. Естественно, любящие родители были благодарны ему и старались держать его рядом. Сегодня уже ясно, что многие скандальные эпизоды, связанные с Распутиным, были сфабрикованы левой печатью с целью дискредитации царя.

Обвиняя царя в жестокости и бессердечности, обычно приводят в пример Ходынку, когда в результате образовавшейся давки на коронационных торжествах в Москве в 1896 г. погибли сотни людей; 9 января 1905 года; казни времен первой русской революции. Однако, документы свидетельствуют, что царь не имел никакого отношения ни к трагедии Ходынки, ни к расстрелу 9 января (Кровавому воскресенью). Он пришел в ужас, когда узнал об этой беде. Нерадивые администраторы, по вине которых произошли события, были смещены и наказаны.

Смертные приговоры при Николае II производились, как правило, за вооруженное нападение за власть, имевшее трагический исход, т.е. за вооруженный бандитизм. Всего по России за 1905-1908 гг. по суду (включая военно-полевые) было менее четырех тысяч смертных приговоров, преимущественно боевикам-террористам. Для сравнения, бессудные убийства представителей старого государственного аппарата, священнослужителей, граждан дворянского происхождения, инакомыслящей интеллигенции только за полгода (с конца 1917 до середины 1918 г.) унесли жизни десятков тысяч человек. Со второй половины 1918 года счет казням пошел на сотни тысяч, а впоследствии — на миллионы невинных людей.

Алкоголизм и распутство Николая II такие же бесстыдные выдумки левых, как его коварство и жестокость. Все, кто знал царя лично, отмечают, что он пил вино редко и мало. Кроме того, никто не видел его в состоянии сильного алкогольного опьянения, а значит, утверждения об алкоголизме — ложь.

Через всю жизнь император пронес любовь к одной женщине, которая стала матерью его пятерых детей. Это была Алиса Гессенская, немецкая принцесса.
Увидев ее однажды, Николай II в течение 10 лет помнил о ней. И хотя родители из политических соображений прочили ему в жены французскую принцессу Елену Орлеанскую, он сумел отстоять свою любовь и весной 1894 г.добиться помолвки с любимой. Алиса Гессенская, принявшая в России имя Александры Федоровны, стала для императора возлюбленной и другом до трагического конца их дней.

В 1911 г. попавший в немилость С.Ю. Витте заметил, что «отличительные черты Николая II заключаются в том, что он человек очень добрый и чрезвычайно воспитанный . я в своей жизни не встречал человека более воспитанного, нежели ныне царствующий император». Тот же С.Ю. Витте, имевший много оснований для недовольства царем, опровергает мнение, что по своим деловым способностям и интеллектуальному развитию Николай II не годился для предназначенной ему роли. Витте признавал, что император «несомненно очень быстрого ума и быстрых способностей; он вообще все быстро схватывает и быстро понимает».

Конечно, не надо идеализировать личность последнего императора. У него, как и у всякого человека, имелись и положительные и отрицательные черты.

Но главное обвинение, которое ему пытаются вынести от имени истории — политическое безволие, в результате которого в России наступил развал российской государственности и крах самодержавной власти — не объективно.
Однако к числу выдающихся исторических личностей он не принадлежал, потому что в нем не было чего-то демонического, заводного. Вот что о нем пишет У.Черчилль: «Он не был ни великим полководцем, ни великим монархом. Он был только верным, простым человеком средних способностей, доброжелательного характера, опиравшемся в своей жизни на веру и Бога».

Обвиняющие Николая II в политическом безволии современники и историки считают, что будь на его месте другой человек, с более сильной волей и характером, то история России пошла бы по другому пути. Может быть, но не следует забывать, что даже монарх масштаба Петра I с его сверхчеловеческой энергией и гениальностью в конкретных условиях начала ХХ века вряд ли бы достиг иных результатов. Ведь Петр I жил и действовал в условиях средневекового варварства, и его методы державного управления вовсе не подошли бы к обществу с началами буржуазного парламентаризма. Кроме того, история показала, что на вопросы, поставленные перед Николаем II в начале 20 века не смогли ответить и его соперники.

Близился последний акт политической драмы. 23 февраля 1917 г. государь-император приехал из Царского Села в Могилев — в Ставку Верховного Главнокомандования. Политическое положение становилось все более напряженным, страна устала от войны, оппозиция росла изо дня на день, но Николай II продолжал надеяться на то, что несмотря на все это, чувства патриотизма возьмут верх. Он сохранил нерушимую веру в армию, он знал, что боевое снаряжение, высланное из Франции и Англии, своевременно приходило и что оно улучшало условия, в которых воевала армия. Он возлагал большие надежды на новые части, созданные в России в течение зимы, и был убежден,что русская армия будет в состоянии присоединиться весной к большому наступлению союзников, которое нанесет роковой удар Германии и спасет Россию. Еще несколько недель и победа будет обеспечена.

Но едва он успел покинуть столицу, как первые признаки волнения начали проявляться в рабочих кварталах столицы. Заводы забастовали, и в следующие дни движение быстро разрослось. Забастовало 200 тысяч человек. Население Петрограда подвергалось в течение зимы большим лишениям, т.к. вследствие недостатка подвижного состава, перевозка продовольствия и топлива была сильно затруднена. Толпы рабочих требовали хлеба. Правительство не сумело принять меры для успокоения брожения и лишь раздражало население нелепыми репрессивными полицейскими мерами. Прибегли к вмешательству военной силы, но все полки были на фронте, и в Петрограде оставались лишь обучавшиеся запасные части, сильно разложенные пропагандой, организованной левыми партиями в казармах, несмотря на надзор. Произошли случаи неповиновения приказам, и после трех дней слабого сопротивления войска перешли на сторону революционеров.

В Ставке вначале не отдавали себе отчета о значении и масштабе событий, развертывающихся в Петрограде, хотя 25 февраля император направил послание командующему Петроградским военным округом генералу С.С. Хабалову стребованием: «Повелеваю завтра же прекратить в столице беспорядки». Войска открыли огонь по демонстрантам. Но было уже поздно. 27 февраля город почти весь был в руках бастующих. 27 февраля, понедельник. (дневник Николая II):» В Петрограде начались беспорядки несколько дней тому назад; к прискорбию, в них стали принимать участие и войска. Отвратительное чувство быть так далеко и получать отрывочные нехорошие известия.После обеда решил ехать в Царское Село поскорее и в час ночи перебрался в поезд». В Думе еще в августе 1915 года был создан так называемый Прогрессивный блок партий, включивший 236 членов Думы из общего количества
442 членов. Блок сформулировал условия для перехода от самодержавия к конституционной монархии путем «бескровной» парламентской революции. Тогда в 1915 г., воодушевленный временными успехами на фронте, царь отклонил условия блока и закрыл заседание Думы.

Свержение государя императора Николая II

К февралю 1917 г. обстановка в стране еще более обострилась из-за неудачи на фронте, больших потерь в людях и технике, министерской чехарды и т.п., что вызвало широкое недовольство самодержавием в крупных городах и прежде всего в Петрограде, вследствие чего Дума была уже готова произвести эту «бескровную» парламентскую революцию.

Председатель Думы М.В. Родзянко непрерывно шлет в Ставку тревожные сообщения, предъявляя от имени Думы правительству все новые настойчивые требования о реорганизации власти. Часть окружения царя советует ему пойти на уступки, дав согласие на образование Думой правительства, которое будет подвластно не царю, а Думе. С ним лишь будут согласовывать кандидатуры министров.

Не дождавшись положительного ответа Дума приступила к образованию независимого от царской власти Правительства. Так свершилась Февральская революция 1917 года. 28 февраля царь направил на Петроград из Могилева воинские части во главе с генералом Н.И. Ивановым для наведения порядка в столице. В ночной беседе с генералом Ивановым измученный, борющийся за судьбу России и свою семью, взволнованный озлобленными требованиями бунтующей Думы, царь высказал свои грустные и тяжелые соображения: «Я берег не самодержавную власть, а Россию. Я не убежден, что перемена формы правления даст спокойствие и счастье народу». Так объяснил государь свой упорный отказ Думе на создание независимого правительства.

Воинские части генерала Иванова были задержаны революционными войсками на пути в Петроград. Не зная о провале миссии генерала Иванова, Николай II в ночь с 28 февраля на 1 марта тоже решает выехать из Ставки в Царское Село.

28 февраля, вторник (дневник Николая II): «Лег спать в три с четвертью часа утра, т.к. долго говорил с Н.И. Ивановым, которого посылаю в Петроград с войсками водворить порядок. Ушли из Могилева в пять часов утра. Погода была морозная, солнечная. Днем проехали Смоленск, Вязьму, Ржев, Лихославль».

1 марта, среда. (дневник Николая II): «Ночью повернули со станции Малая Вищера назад, т.к. Любань и Тосно оказались занятыми. Поехали на Валдай, Дно и Псков, где остановились на ночь. Видел генерала Рузского. Гатчина и Луга тоже оказались занятыми. Стыд и позор! Доехать до Царского Села не удалось. А мысли и чувства все время там. Как бедной Аликс должно быть тягостно одной переживать все эти события! Помоги нам Господь!» 2 марта, четверг. (дневник Николая II): «Утром пришел Рузский и прочел свой длиннейший разговор по аппарату с Родзянко. По его словам, положение в Петрограде таково, что теперь министерство из Думы будто бессильно что-либо сделать, т.к. с ним борется социалдемократическая партия в лице рабочего комитета. Нужно мое отречение. Рузский передал этот разговор в Ставку, а Алексеев — всем Главнокомандующим фронтов. К двум с половиной часам пришли ответы от всех. Суть та, что во имя спасения России и удержания армии на фронте в спокойствии нужно решиться на этот шаг. Я согласился. Из Ставки прислали проект Манифеста. Вечером из Петрограда прибыли Гучков и Шульгин, с которыми я переговорил и передал им подписанный и переделанный манифест. В час ночи уехал из Пскова с тяжелым чувством пережитого. Кругом измена, и трусость, и обман!»

Следует дать пояснения к приведенным последним записям из дневника
Николая II. После того, как царский поезд был задержан в Малых Вишерах, государь распорядился направиться в Псков под защиту штаба Северного Фронта. Главнокомандующий Северным Фронтом был генерал Н.В. Рузский. Генерал, переговорив с Петроградом и Ставкой в Могилеве, предложил царю попытаться локализовать восстание в Петрограде путем соглашения с Думой и образования ответственного перед Думой Министерства. Но царь отложил решение вопроса на утро, все еще надеясь на миссию генерала Иванова. Он не знал, что войска вышли из повиновения, и спустя три дня тот был вынужден вернуться в Могилев.

Утром 2 марта генерал Рузский доложил Николаю II, что миссия генерала
Иванова не удалась. Председатель Государственной Думы М.В. Родзянко через генерала Рузского заявил по телеграфу, что сохранение династии Романовых возможно при условии передачи трона наследнику Алексею при регенстве младшего брата Николая II — Михаила.

Государь поручил генералу Рузскому запросить по телеграфу мнение командующих фронтами. На вопрос о желательности отречения Николая II положительно ответили все (даже дядя Николая, великий князь Николай Николаевич, командующий Кавказским фронтом), за исключением командующего Черноморским флотом адмирала А.В. Колчака, который от посылки телеграммы отказался.

Предательство руководства армии было для Николая II тяжелым ударом.
Генерал Рузский сказал императору, что надо сдаваться на милость победителя, т.к. высшее командование, стоящее во главе войска, против императора, и дальнейшая борьба будет бесполезна.

Перед царем встала картина полного разрушения его власти и престижа, полная его обособленность, и у него пропала всякая уверенность в поддержке со стороны армии, если главы ее в несколько дней перешли на сторону врагов императора.

Государь эту ночь с 1 на 2 марта долго не спал. Утром он передал генералу Рузскому телеграмму с уведомления председателя Думы о своем намерении отречения от престола в пользу сына Алексея. Сам он с семьей намеревался как частное лицо проживать в Крыму или Ярославской губернии.
Несколько часов спустя, он приказал позвать к себе в вагон профессора С.П. Федорова и сказал ему: «Сергей Петрович, ответьте мне откровенно, болезнь Алексея неизлечима?» Профессор Федоров ответил: «Государь, наука говорит нам, что эта болезнь неизлечима. Бывают, однако, случаи, когда лицо, одержимое ею, достигает почтительного возраста. Но Алексей Николаевич, тем не менее, будет зависеть всегда от всякой случайности». Государь грустно сказал: «Это как раз то, что мне говорила Государыня. Ну, раз это так, раз Алексей не может быть полезен Родине, как бы я того желал, то мы имеем право сохранить его при себе.»

Решение было им принято, и вечером 2 марта, когда приехали из Петрограда представитель Временного Правительства А.И. Гучков — военный и морской министр и член исполкома Думы В.В. Шульгин, он передал им акт отречения.

Акт об отречении был отпечатан и подписан в 2-х экземплярах. Подпись царя была сделана карандашом. Время, указанное в Акте, — 15 часов, соответствовало не фактическому подписанию, а времени, когда Николаем II было принято решение об отречении.

После подписания Акта Николай II выехал обратно в Ставку, чтобы попрощаться с армией. 3 марта, пятница. (дневник Николая II): «Спал долго и крепко. Проснулся далеко за Двинском. День стоял солнечный и морозный.
Говорил со своими о вчерашнем дне. Читал много о Юлии Цезаре. В 8.20 прибыл в Могилев. Все чины штаба были на платформе. Принял Алексеева в вагоне. В 9.30 перебрался в дом. Алексеев пришел с последними известиями от Родзянко.
Оказывается, Миша (младший брат царя) отрекся в пользу выборов через 6 месяцев Учредительного собрания. Бог знает, кто его надоумил подписать такую гадость! В Петрограде беспорядки прекратились — лишь бы так продолжалось дальше».

Так, через 300 лет и 4 года после застенчивого шестнадцатилетнего мальчика, неохотно принявшего престол по просьбе русского народа (Михаил I), его 39-летний потомок, тоже по имени Михаил II под давлением Временного Правительства и Думы утратил его, пробыв на престоле 8 часов с 10 до 18 часов 3 марта 1917 года. Романовская династия прекратила свое существование. Наступает последний акт драмы.

Убийство государя императора Николая II и его семьи

8 марта 1917 г. бывший император после прощания с армией принимает решение выехать из Могилева и 9 марта прибывает в Царское Село. Еще до отъезда из Могилева представитель Думы в Ставке сообщил, что бывший император «должен считать себя как бы арестованным».

9 марта 1917 г., четверг. (дневник Николая II):» Скоро и благополучно прибыл в Царское Село — 11.30. Но боже, какая разница, на улице и кругом дворца, внутри парка часовые, а внутри подъезда какие-то прапорщики! Пошел наверх и там увидел Аликс и дорогих детей. Она выглядела бодрой и здоровой, а они все еще лежали больные в темной комнате. Но самочувствие у всех хорошее, кроме Марии, у которой корь недавно началась. Погулял с Долгоруковым и поработал с ним в садике, т.к. дальше выходить нельзя! После чая раскладывали вещи».

С 9 марта по 14 августа 1917 г. Николай Романов с семьей живет под арестом в Александровском дворце Царского Села. В Петрограде усиливается революционное движение, и Временное правительство, опасаясь за жизнь царственных арестантов, решает перевести их вглубь России. После долгих дебатов определяют городом их поселения Тобольск. Туда и перевозят семью Романовых. Им разрешают взять из дворца необходимую мебель, личные вещи, а также предложить обслуживающему персоналу по желанию добровольно сопровождать их к месту нового размещения и дальнейшей службы.

Накануне отъезда приехал глава Временного Правительства А.Ф. Керенский и привез с собой брата бывшего императора — Михаила Александровича. Братья видятся и говорят в последний раз — больше они не встретятся (Михаил Александрович будет выслан в г. Пермь, где в ночь на 13 июня 1918 г. он убит местными властями).

14 августа в 6 часов 10 минут состав с членами императорской семьи и прислуги под вывеской «Японская миссия Красного Креста» отправился из Царского Села. Во втором составе ехала охрана из 337 солдат и 7 офицеров. Поезда идут на максимальной скорости, узловые станции оцеплены войсками, публика удалена.

17 августа составы прибывают в Тюмень, и на трех судах арестованных перевозят в Тобольск. Семья Романовых размещается в специально отремонтированном к их приезду доме губернатора. Семье разрешили ходить через улицу и бульвар на богослужение в церковь Благовещенья. Режим охраны здесь был гораздо более легкий, чем в Царском Селе. Семья ведет спокойную, размеренную жизнь.

В апреле 1918 г. получено разрешение Президиума ВЦИК четвертого созыва о переводе Романовых в Москву с целью проведения суда над ними.

22 апреля 1918 г. колонна в 150 человек с пулеметами выступила из
Тобольска до Тюмени. 30 апреля поезд из Тюмени прибыл в Екатеринбург. Для размещения Романовых временно реквизирован дом, принадлежащий горному инженеру Н.И. Ипатьеву. Здесь с семьей Романовых проживали 5 человек обслуживающего персонала: доктор Боткин, лакей Трупп, комнатная девушка Демидова, повар Харитонов и поваренок Седнев.

В начале июля 1918 г. уральский военный комиссар Исай Голощекин
(«Филипп») выехал в Москву для решения вопроса о дальнейшей судьбе царской семьи. Расстрел всей семьи был санкционирован СНК и ВЦИК. В соответствии с этим решением Уралсовет на своем заседании 12 июля принял постановление о казни, а также о способах уничтожения трупов и 16 июля передал сообщение об этом по прямому проводу в Петроград — Зиновьеву. По окончании разговора с Екатеринбургом Зиновьев отправил в Москву телеграмму: «Москва, Кремль, Свердлову. Копия — Ленину. Из Екатеринбурга по прямому проводу передают следующее: Сообщите в Москву, что условленного с Филиппом суда по военным обстоятельствам ждать не можем. Если Ваше мнение противоположно, сейчас же, вне всякой очереди сообщите в Екатеринбург. Зиновьев».

Телеграмма была получена в Москве 16 июля в 21 час 22 мин. Фраза
«условленный с Филиппом суд» — это в зашифрованном виде решение о казни Романовых, о котором условился Голощекин во время своего пребывания в столице. Однако, Уралсовет просил еще раз письменно подтвердить это ранее принятое решение, ссылаясь на «военные обстоятельства», т.к. ожидалось падение Екатеринбурга под ударами Чехословацкого корпуса и белой Сибирской армии.

Ответная телеграмма в Екатеринбург из Москвы от СНК и ВЦИК, т.е. от
Ленина и Свердлова с утверждением этого решения была немедленно отправлена.

Л. Троцкий в дневнике от 9 апреля 1935 г., находясь во Франции, привел запись своего разговора со Свердловым. Когда Троцкий узнал (он был в отъезде), что царская семья расстреляна, он спросил у Свердлова: «А кто решил?» «Мы здесь решили, — ответил ему Свердлов. — Ильич считал, что нельзя оставлять им живого знамени, особенно в нынешних трудных условиях».
Далее Троцкий пишет: «Некоторые думают, что Уральский исполком, отрезанный от Москвы, действовал самостоятельно. Это неверно. Постановление было вынесено в Москве.»

А можно ли было вывезти семью Романовых из Екатеринбурга для того, чтобы предать ее открытому суду, как об этом было объявлено ранее? Очевидно, да.
Город пал спустя 8 дней после казни семьи — срок для эвакуации достаточный.
Ведь самим членам президиума Уралсовета и исполнителям этой страшной акции удалось благополучно выбраться из города и добраться до расположения частей Красной Армии.

Итак, в этот роковой день 16 июля 1918 г. Романовы и прислуга легли спать, как обычно, в 22 часа 30 мин. В 23 часа 30 мин. в особняк явилось двое особо уполномоченных от Уралсовета. Они вручили решение исполкома командиру отряда охраны Ермакову и коменданту дома Юровскому и предложили немедленно приступить к исполнению приговора.

Разбуженным членам семьи и персоналу объявляют, что в связи с наступлением белых войск особняк может оказаться под обстрелом, и поэтому вцелях безопасности нужно перейти в подвальное помещение. Семеро членов семьи — Николай Александрович, Александра Федоровна, дочери Ольга, Татьяна, Мария и Анастасия и сын Алексей, трое добровольно оставшихся слуг и врач спускаются со второго этажа дома и переходят в угловую полуподвальную комнату. После того, как все вошли и закрыли дверь, Юровский выступил вперед, вынул из кармана лист бумаги и сказал: «Внимание! Оглашается решение Уралсовета. » И как только прозвучали последние слова, раздались выстрелы. Стреляли: член коллегии Уральского ЦК — М.А. Медведев, комендант дома Л.М. Юровский, его помощник Г.А. Никулин, командир охраны П.З. Ермаков и другие рядовые солдаты охраны — мадьяры.

В час ночи 17 июля все было кончено. Через 8 дней после убийства
Екатеринбург пал под натиском белых, и группа офицеров ворвалась в дом Ипатьева. Во дворе они обнаружили голодного спаниеля цесаревича, Джоя, блуждавшего в поисках хозяина. Дом был пуст, но его вид был зловещим. Все помещения были сильно замусорены, а печи в комнатах забиты золой от сожженных вещей. В комнате дочерей была пустота. Пустая коробка от конфет, шерстяной плед на окне. Походные кровати великих княжон нашли в комнатах охраны. И никаких ювелирных вещей, никакой одежды в доме. Это «постаралась» охрана. По комнатам и на помойке, где жила охрана, валялось самое драгоценное для семьи — иконы. Остались и книги. И еще было множество пузырьков с лекарствами. В столовой нашли чехол со спинки кровати одной из княжон. Чехол был с кровавым следом обтертых рук.

На помойке нашли георгиевскую ленточку, которую царь до последних дней носил на шинели. К этому времени в Ипатьевский дом уже пришел старый царский слуга Чемодуров, освобожденный из тюрьмы. Когда среди разбросанных по дому святых икон Чемодуров увидел образ Федоровской Божьей матери, старый слуга побледнел. Он знал, что с этой иконой госпожа его живой никогда не рассталась бы.

Только в одной комнате дома был наведен порядок. Все было вымыто, вычищено. Это была небольшая комната, размером 30-35 кв. м, оклеенная обоями в клеточку, темная; ее единственное окно упиралось в косогор, и тень высокого забора лежала на полу. На окне была установлена тяжелая решетка.
Одна из стен — перегородка была усеяна следами от пуль. Стало ясно: здесь расстреливали.

Вдоль карнизов на полу — следы от замытой крови. На других стенах комнаты было также множество следов от пуль, следы шли веером по стенам: видимо, люди, которых расстреливали, метались по комнате. На полу – вмятины от штыковых ударов (здесь, очевидно, докалывали) и два пулевых отверстия (стреляли в лежащего).

К тому времени уже раскопали сад у дома, обследовали пруд, разрыли братские могилы на кладбище, но никаких следов царской семьи не смогли найти. Они исчезли.

Верховным правителем России — адмиралом А.В. Колчаком для расследования дела царской семьи был назначен следователь по особо важным делам — Николай Алексеевич Соколов. Он повел следствие страстно и фанатично. Уже был расстрелян Колчак, вернулась Советская власть на Урал и в Сибирь, а Соколов продолжал свою работу. С материалами следствия он проделал опасный путь через всю Сибирь на Дальний Восток, затем в Америку. В эмиграции в Париже он продолжал брать показания у уцелевших свидетелей. Он умер от разрыва сердца в 1924 г., продолжая свое высокопрофессиональное расследование. Именно благодаря кропотливому расследованию Н.А. Соколова стали известны страшные подробности расстрела и захоронения царской семьи.

Возвратимся к событиям ночи 17 июля 1918 г. Юровский выстроил арестованных в два ряда, в первом — вся царская семья, во втором – их слуги. Императрица и наследник сидели на стульях. Правофланговым в первом ряду стоял царь. В затылок ему стоял один из слуг. Перед царем, лицом клицу стоял Юровский, держа правую руку в кармане брюк, а в левой держал небольшой листок, потом он зачитал приговор.

Не успел он дочитать последние слова, как царь громко переспросил его: «Как, я не понял?» Юровский прочитал вторично, при последнем слове он моментально выхватил из кармана револьвер и выстрелил в упор в царя. Царь упал навзничь. Царица и дочь Ольга пытались осенить себя крестным знамением, но не успели.

Одновременно с выстрелом Юровского раздались выстрелы расстрельной команды. Свалились на пол все остальные десять человек. По лежащим было сделано еще несколько выстрелов. Дым заслонил электрический свет и затруднил дыхание. Стрельба была прекращена, были раскрыты двери комнаты с тем, чтобы дым разошелся.

Принесли носилки, начали убирать трупы. Первым был вынесен труп царя. Трупы выносили на грузовой автомобиль, находящийся во дворе. Когда клали на носилки одну из дочерей, она закричала и закрыла лицо рукой. Живыми оказались также и другие. Стрелять было уже нельзя, при раскрытых дверях выстрелы могли быть услышаны на улице. Ермаков взял у солдата винтовку со штыком и доколол всех, кто оказался жив. Когда все арестованные уже лежали на полу, истекая кровью, наследник все еще сидел на стуле. Он почему-то долго не падал на пол и оставался еще живым. Его дострелили выстрелом в голову и грудь, и он свалился со стула. С ними вместе была расстреляна и та собачка, которую принесла с собой одна из княжон.

После погрузки убиенных на машину около трех часов ночи выехали на место, которое должен был приготовить Ермаков за Верхне-Исетским заводом. Проехав завод, остановились и стали перегружать трупы на пролетки, т.к. далее проехать на машине было нельзя.

При перегрузке обнаружилось, что на Татьяне, Ольге, Анастасии были надеты особые корсеты. Решено было раздеть трупы догола, но не здесь, а наместе погребения. Но выяснилось, что никто не знает, где намеченная для этого шахта.

Светало. Юровский послал верховых разыскивать шахту, но никто не нашел. Проехав немного, остановились в полутора верстах от деревни Коптяки. В лесу отыскали неглубокую шахту с водой. Юровский распорядился раздеть трупы.
Когда раздевали одну из княжон, увидели корсет, местами разорванный пулями, в отверстиях были видны бриллианты. Все ценное собрали с трупов, их одежду сожгли, а сами трупы опустили в шахту и забросали гранатами. Закончив операцию и оставив охрану, Юровский уехал с докладом в Уралисполком.

18 июля Ермаков снова прибыл на место преступления. Его спустили в шахту на веревке, и он каждого убитого по отдельности привязывал и поднимал наверх. Когда всех вытащили, то разложили дрова, облили керосином, а сами трупы серной кислотой.

Уже в наше время — в последние годы исследователи нашли останки захоронения царской семьи и современными научными методами подтвердили, что в Коптяковском лесу захоронены члены царской семьи Романовых.

В день расстрела царской семьи 17 июля 1918г. из Уралсовета в Москву Свердлову была направлена телеграмма, в которой говорилось о расстреле «бывшего царя Николая Романова, виновного в бесчисленных кровавых насилиях над русским народом, а семья эвакуирована в надежное место». Об этом же сообщалось 21 июля в извещении Уралсовета в Екатеринбург.

Однако, вечером 17 июля в 21 час 15 мин. из Екатеринбурга в Москву была отправлена зашифрованная телеграмма: «Секретно. Совнарком. Горбунову.
Сообщите Свердлову, что всю семью постигла та же участь, что и ее главу. Официально семья погибнет при эвакуации. Белобородов. Председатель Уралсовета».

17 июля, на следующий день после убийства царя, в Алапаевске были также жестоко умерщвлены другие члены Дома Романовых: Великая княгиня Елизавета, Великий князь Сергей Михайлович, три сына Великого князя Константина, сын Великого князя Павла. В январе 1919 г. четыре Великих князя, включая Павла, дядю царя и Николая Михайловича, либерального историка, были казнены в Петропавловской крепости.

Таким образом, Ленин с необычайной жестокостью расправился со всеми членами Дома Романовых, оставшимися в России из патриотических побуждений.

20 сентября 1990 г. Горсовет г. Екатеринбурга (еще недавно Свердловск!) принял решение об отводе участка, на котором стоял снесенный дом Ипатьева, Екатеринбургской Епархии. Здесь будет сооружен храм в память о невинноубиенных.

В 2000 г. государь император Николай II и члены его семьи: царица Александра, царевич Алексей, царевны Ольга, Мария, Татьяна и Анастасия Русской Православной Церковью как мученики причислены к лику Святых.

ТАЙНА СМЕРТИ ЦЕСАРЕВИЧА

Не исключено, что кто-либо из семьи Николая II спасся от расстрела. На этот счет распространено много версий (см. Приложение). Большее количество версий за спасение утверждают, что остался жив именно цесаревич Алексей.

Конечно, он пережил расстрел будучи ещё только подростком (ему не исполнилось тогда ещё 14-ти лет), но всё-таки основополагающие качества личности, привычки уже были сформированы к этому времени. И, если он остался жив и прожил жизнь в XX веке, мне представляется важным попробовать представить, каким мог бы он быть, основываясь на том, каким он был до расстрела.

Алексей очень любил своего отца, он был для мальчика авторитетом, и поэтому наверняка некоторые качества Николая II, особенно его манера общения, его отношение к различным вещам, передались Алексею, были заложены в нём, а потом, уже в более зрелом возрасте, проявлялись.
Алексей Николаевич получил в детстве много любви. Ведь он был самым младшим, самым любимым ребенком в семье, и к тому же тяжело больным. Во время приступов болезни его родные, особенно Императрица, мать мальчика, отдавали ему все свои силы, всю свою любовь, и это непременно должно было выразиться в его будущей жизни. Т.е. Алексей наверняка бы выбрал себе профессию, дающую возможность отдавать свои знания, свою любовь другим людям. Такой профессией является, например, профессия учителя или врача. Наверняка этот человек был бы замечательным семьянином(как и его отец), любящим свою жену и детей.
Очень сомнительно, что пережив расстрел, наследник был открытым, искренним человеком вне семьи, особенно если вспомнить Николая II. Алексей Николаевич должен был легко общаться и с интеллигенцией, и с простыми людьми, крестьянами, сохраняя при этом дистанцию. Ведь он много учился общению с простыми людьми во время приездов в Ставку с отцом, а при дворе наследник имел возможность разговаривать со многими высокопоставленными людьми: князьями, генералами.
Как известно, у царевича был отличный слух, поэтому наверняка став взрослым Алексей любил музыку, возможно пел, играл на инструментах, особенно балалайке, на которой он очень любил играть в детстве.
Хотя современники говорят об Алексее до расстрела как о ребёнке, не приученном к усидчивой и серьезной работе, мне кажется он должен был приобрести эти качества на протяжении жизни, ведь иначе ему было бы не выжить.
Если ему удалось спастись во время расстрела, он должен был ещё долгое время скрываться от убийц, а хорошо устроиться в жизни больному подростку, ничего не имеющему, привыкшему к совершенно иной жизни, очень и очень тяжело. Может возникнуть вопрос, а мог ли царевич выдержать такие тяжкие испытания расстрел, когда на его глазах убили всю его семью, последовавшая за этим резкая перемена образа жизни, когда вся её тяжесть обрушилась на плечи подростка, почти ребенка. Кроме того, царевич был болен гемофилией, и какие-то полученные во время расстрела ранения (от пули, или, возможно, от штыков) могли привести к смерти. Из-за этого возникает много сомнений. И вообще, даже если допустить практически невозможный факт, что царевич получил незначительные ранения (или не получил их вообще), кажется сомнительной возможность, что он, больной гемофилией, прожил достаточно долгую жизнь, имел детей.
Но по данным Республиканского центра по лечению гемофилии при Российском научно-исследовательском институте гематологии и трансфузиологии известны факты участия больных гемофилией в Великой Отечественной войне, известны факты рождения детей у больных гемофилией старше 40 лет, что средний возраст больных гемофилией неуклонно растет из-за развития возможностей медицины. Значит возможность того, что Алексей всё-таки выжил, есть, и вероятность этого не так мала.
В 1913 году, когда Алексею было 9 лет, его освободили от постоянного надзора, после чего ему необходимо было учиться самостоятельно сдерживать свой пыл, следить за собой, оберегать себя, приучаться к дисциплине. И после такой подготовки царевич, наверняка, знал, что надо делать, как себя вести, чтобы не получить новых травм, чтобы облегчить свои страдания. Навыки самостоятельности, самостоятельного принятия решений, самостоятельного наблюдения за собой, сдерживания себя могли оказать огромную услугу Алексею когда он начинал свою новую жизнь буквально на пустом месте. Я уверена, что его самостоятельности, вдумчивости, серьёзности хватило бы для того, чтобы начать новую жизнь и достойно прожить её.
Что касается физического состояния Алексея Николаевича, тяжелейшие приступы болезни, пережитые им в детстве, несомненно оставили свой отпечаток. Например, во время одного из приступов произошло омертвение нервов левой ноги, и после этого случая царевич прихрамывал на эту ногу. Скорее всего, этот недостаток остался у Алексея на всю жизнь. Но всё-таки, несмотря на болезнь, он наверняка любил заниматься какой-то не очень сложной физической работой, например, колкой дров. Ведь во время ареста колка дров была любимым занятием Николая Алексадровича, и Алексей часто помогал отцу в этом занятии. И вообще, Император Николай был очень сильным и выносливым человеком, любил физическую работу, наверняка такой же вкус к физической работе был привит и детям Императора, в частности, Алексею.
Образование Алексея. Алексей Николаевич мог достаточно свободно разговаривать на французском и английском языках. (Императрица разговаривала с детьми только по-английски; поэтому естественно, что они могли свободно говорить на английском языке; что касается французского, француз Жильяр преподавал его Наследнику в течение достаточно длительного времени). Кроме того, известно, что во время ареста сам Николай преподавал Алексею историю и географию. Николай Александрович очень любил и хорошо разбирался в русской военной истории и преподавал Алексею наверняка больше военную историю, а не историю вообще. Поэтому, скорее всего, именно такое знание истории было у Алексея и также, скорее всего, отцовскую любовь к русской военной истории Алексей сохранил на всю жизнь. Что касается географии, Алексей имел в ней достаточно смутное представление. В Тобольске царевич не очень хорошо разбирался в русской литературе, но, мне кажется, Алексей вполне мог унаследовать от отца любовь к чтению. Судя по дневниковым записям Николай читал почти каждый день и достаточно много: В семье часто устраивалось чтение книг вслух, что также могло способствовать развитию у Алексея интереса к чтению и восполнить пробелы образования.
В семье Александра III, еще когда Николай был маленьким, образовался дух скрытности. Поэтому наверняка Николай перенёс этот „дух скрытности“ и в свою семью, и, скорее всего, такое качество как скрытность, т.е. отсутствие излишней откровенности, укоренилось в детях Императора, в том числе и Алексее.
Интересна манера общения Николая, которую скорее всего унаследовал и Алексей. Вот что вспоминает об этом Сазонов, бывший Министр иностранных дел: „За семь почти лет моей совместной с ним работы мне приходилось поневоле говорить ему иногда вещи, которые были ему неприятны и шли наперекор установившимся его привычкам и взглядам. Тем не менее, за всё это время он ни разу не выразил своего несогласия со мной в форме, обидной для моего самолюбия. Нередко он уступал мне, в других же случаях я видел по его молчанию, что мне не удалось убедить его в правоте моего мнения. Против этой непреодолимой, хотя и самой кроткой формы протеста, я, очевидно, бывал бессилен” , т.е. Император был удивительно вежлив и тактичен. И очень вероятно, что таким же был в своей взрослой жизни Наследник.
Я пыталась рассмотреть наиболее вероятные личные качества Алексея, те качества, которые он мог иметь, если бы остался в живых. Но, вполне естественно, что то, что можно предсказать о личности взрослого человека на основе того, каким он был в детстве, может в действительности меняться, особенно если учесть все трудности, в том числе и психологические, с которыми должен был столкнуться Алексей Николаевич после расстрела. Но всё-таки, с какой-то, возможно, не очень большой, степенью выраженности все перечисленные качества должны были присутствовать в личности Алексея на протяжении всей его жизни. И на основе этой информации можно даже попытаться найти самого царевича или его потомков.

В конце 1995 года объявился человек, утверждающий, что его отец Филатов Василий Ксенофонтович и царевич Алексей Николаевич Романов это один и тот же человек. После этого было проведено множество экспертиз. Вывод один: родство Олега Васильевича Филатова и Алексея Романова не исключено. Я пыталась сравнить личность Василия Ксенофонтовича, как она описана в воспоминаниях его жены и детей, и личность Алексея Николаевича,проанализированная мной.
В. К. был учителем истории и географии в средней школе. Дети В. К. отмечали, что он любил по вечерам читать вслух в семейном кругу. К встрече Нового года, самому большому празднику в семье готовились долго и старательно, шили костюмы, делали маски для домашнего представления, клеили всей семьей из цветной бумаги игрушки, гирлянды, кораблики, хлопушки, рисовали друг
другу картинки с надписями в стихах.
По свидетельству жены и детей, у В. К. ступня правой ноги была 42-го размера, а левой 40-го, левая нога была короче правой. По их же свидетельству, при ушибах место удара у В. К. опухало, появлялись признаки внутреннего кровоизлияния и повышалась температура; процесс рассасывания сопровождался сильными болями и продолжался несколько дней. О. В. Филатов вспоминает, что отец учил детей истории, особенно выделял крупные сражения разных времён, т.е. для В. К. военно-технические вопросы занимали в истории доминирующее место. По воспоминаниям Лидии Кузьминичны — жены В. К., он покорял бескорыстием, добротой к людям, жизненной энергией, мужеством. Любил выступать в художественной самодеятельности, читал со сцены Крылова, Чехова, стихи. С женой ставил сцены из пьес Островского, Чехова. Писал стихи и сам, рисовал цветными карандашами и маслом. В школе пользовался уважением, хотя близких друзей не имел и домой учеников (даже любимых) не приглашал. Двоек не ставил. Почти никогда не спорил. О прожитом рассказывал немного и очень сдержанно. По воспоминаниям Ольги, дочери В. К., он любил классическую музыку, играл на фортепиано, также исполнял песни на балалайке. Пел приятным тенором.
С людьми был прост, непосредственен, несмотря на свою искалеченность, держался независимо и расковано. Будучи завучем был очень тактичным с учителями, разбирая уроки, никогда не выступал с резкой критикой и на педсоветах никогда не высказывал свою личную оценку. Лидия Кузьминична также вспоминает о муже как об очень тактичном, любищем пошутить человеке. Он мог общаться свободно и с крестьянами, и с интеллигенцией.
Как видно, личность Василия Ксенофонтовича очень похожа на личность цесаревича Алексея, проанализированную мной. Возможно, это просто совпадения. Но всё же Василий Ксенофонтович остаётся возможным претендентом. И, кто знает, может быть его сын Олег Васильевич Филатов сумеет это доказать в судебном порядке.
Итак, если Алексей Николаевич остался в живых, он мог бы обладать следующими качествами: легко общался, сохраняя при этом дистанцию; был замечательным семьянином, любил проводить время с семьёй ; занимался музыкой, играл на музыкальных инструментах, особенно на балалайке; любил заниматься какой-то не очень тяжёлой физической работой; редко спорил, мало сердился, был вежливым и предупредительным. Интересно, что все эти качества присутствуют в личности Василия Ксенофонтовича Филатова. Можно предположить, что Василий Ксенофонтович это спасшийся Алексей Николаевич Романов. По этому поводу существуют различные точки зрения. Например, доктор медицинских наук Олег Николаевич Кузнецов, возглавлявший психологическую службу Звёздного городка, изучал особенности почерка Алексея Николаевича и Василия Ксенофонтовича и считает, что это два разных человека. Олег Николаевич также считает странным, что Василий Ксенофонтович не вспоминал посещений излюбленного Николаем Александровичем балета, не вспоминал никаких своих приятелей. Но, тем не менее, Василий Ксенофонтович остаётся возможным претендентом.

Тем не менее, официальные источники утверждают, что невероятное спасение кого-либо из семьи последнего русского царя исключено, ввиду неоспоримости документов того времени и результатов современной тщательной экспертизы (проведенной в сентябре 2007г.) найденных останков в Коптяковском лесу, которая подтвердила, что там действительно захоронены все члены царской семьи Романовых.

Одаренный замечательными личными качествами, Николай II был воплощением всего, что в русской натуре есть благородного и рыцарского, но он был слаб.

Николай II был скромен и застенчив. Он слишком сомневался в самом себе: отсюда и все его неудачи. Царь не был ограниченным ничтожеством, чьей — либо марионеткой. В критическую минуту именно он проявлял наибольшую твёрдость духа из всего своего окружения.

Император был человеком совести и души, те моральные

установки, которыми он руководствовался в своей работе, делали его беззащитным перед интригами. Вокруг царя всё сильнее и сильнее сжимался круг предательства и измены, который

превратился в своего рода капкан к началу марта 1917 года.

С подписанием отречения становилась точка в трагедии жизни императора Николая II и начался отсчёт времени в трагедии его смерти.

Обманутый и преданный своим окружением Николай II принял решение об отречении в надежде, что те, кто пожелает его удаления, окажутся способными привести войну к благополучному концу и спасти Россию.

Он боялся, чтобы его сопротивление не послужило поводом к гражданской войне в присутствии неприятеля, и не пожелал, чтобы кровь хотя бы одного русского была пролита за него. Он принёс себя в жертву ради России, но эта жертва оказалась напрасной. С падением царя закончился период возвышения России и начался период её разрушения, не прекратившийся и сегодня.

Николай II, его жена и пятеро детей приняли мученическую смерть. Но судьба не отняла у них всё. Она сохранила нам самое главное. Вечные ценности, которыми они жили, и за веру в которую приняли смерть, сделали их символом мужества и достоинства, маяком духовности и нравственности, который, спустя многие годы, светит нам. Эти человеческие ценности бессмертны, они будут жить независимо от взлётов и падений любой империи.

IV. СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Гребельский П.Х., Мирвис А.Б. Дом Романовых. Редактор, 1992.

2. Мэсси Роберт. Николай и Александра. Москва, Интерпракс, 1998.

3. Жильяр П. Император Николай II и его семья. Красная газета, 1921; М., малое предприятие НПО „МАДА“, 1991.

4. Обнинский В.П. Последний самодержец. Книга,1993.

5. Щеголев П.Е. Отречение Николая II. Москва, Советский писатель, 1990.

6. Дневники императора Николая II. Орбита, 1992.

7. Записки очевидца. Дневник Николая II. М., „Современник“, 1990.

8. Касвинов М.К. Двадцать три ступеньки вниз. Сов.писатель,

9. Соколов Н.А. Последние дни Романовых. Книга, 1991.

10. Егоров Г. Б., Лысенко И. В., Петров В.В. Спасение цесаревича Алексея. Историко-криминалистическая реконструкция расстрела Царской Семьи. С.-Пб., „Блиц“, 1998.

11. Волков А. А. Около Царской семьи. Частная фирма „Анкор“, Москва, 1993.

12. Воейков В. Н. С царём и без царя. Воспоминания последнего дворцового коменданта государя императора Николая II. Москва, „Терра“, 1995.

13. Владимир Кашиц. Кровь и золото царя. Историко-публицистическое исследование. Киев, „А.С.К.“,1998.

14. Л. Болотин Царское дело. Материалы и расследования убийства царской семьи. Москва, 1996.

15. Дитерихс М.К. Убийство царской семьи и членов дома Романовых на Урале Москва, 1991 ч.1-2

16. Пагануцци П. Правда об убийстве царской семьи. Историко-критический очерк. Джорданвиль, 1981.

Предварительный просмотр:

Николай Александрович в 1908 году

Императрица Александра Федоровна и цесаревич Алексей. 1913 год.

Царица Александра Федоровна.

Великие княжны Мария, Татьяна, Анастасия, Ольга. 1914 год.

Путевой дворец, коронация императора Николая II

Император Николай II в форме
Гусарского Собственного Его Императорского Величества полка 1910-1914 гг.

Царский павильон на Ходынском поле. Май. 1896г.

Император Николай II пьет чарку водки на Ходынском поле. Май. 1896г.

Предварительный просмотр:

Личность Алексея Николаевича в
воспоминаниях современников

Если Алексей выжил (гипотетическая личность)

Вступление
В 1998 году в Санкт-Петербурге вышла книга „Спасение царевича Алексея“, авторы которой попытались реконструировать расстрел семьи последнего российского Императора. Распространено мнение, что все члены царской семьи погибли в ночь с 16 на 17 июля 1918 года. Несмотря на это, вывод авторов книги: скорее всего сын Императора, царевич Алексей, остался в живых…
Так как никто не подозревал, что у царевича была возможность спастись, до сих пор не было сделано серьезных попыток достоверно описать личность Алексея Николаевича.
В своей работе я хотела восстановить основные черты личности цесаревича и представить, каким человеком мог он стать, если бы действительно остался в живых.
Работая над рефератом я использовала в основном воспоминания современников Алексея Николаевича, достаточно близко знавших цесаревича и его семью (2, 4, 5, 7, 8, 10, 14). Основным источником были воспоминания Пьера Жильяра (2), наставника Алексея и учителя великих княжон. Эти воспоминания особенно интересны, т.к. Жильяр сопровождал цесаревича во все его поездки, жил вместе с семьёй Императора. Будучи наставником наследника престола, Жильяр оказывал достаточно большое влияние на Алексея Николаевича.
Также я использовала воспоминания таких людей, как Мосолов начальник канцелярии министра двора (4), Шавельский протопресвитер русской армии и флота (5), Панкратов комиссар временного правительства по охране царской семьи (8) и другие.
В
числе источников был дневник Императора Николая Александровича (3) за 1916 -1918 года и его переписка с Императрицей Александрой Фёдоровной (12). Дневник написан очень сжато, туда заносились только основные события дня, но тем не менее с его помощью я смогла представить себе быт в Царской Семье. В письмах Николай Александрович более раскован. Читая их, несложно понять отношения в Царской Семье.
Были использованы произведения Барбары Бернс (9) и Роберта Масси (6).Несмотря на то, что авторы не являлись современниками Алексея Николаевича, при создании книг использовалось огромное количество документальных данных, причем часть из них приводится авторами.
Остальная литература (книги 11, 13, 15, 16, 17) в основном о расстреле Царской Семьи. С помощью этих книг я смогла понять, какие сейчас существуют мнения об убийстве Императора и его семьи и о возможности спасения кого-то из членов семьи.

Семья цесаревича
На развитие личности человека огромное влияние оказывает его семья. Поэтому, для воссоздания основных черт личности цесаревича Алексея Николаевича, важно изучить условия жизни, отношения в семье, в которой он жил.
Царская семья отличалась атмосферой любви и взаимопонимания. Записи в дневнике Николая Александровича, например, свидетельствуют о том, что Император и Императрица, „Пап“ и „Мам“, очень любили проводить время со своими детьми (записи за 7.02.1917: „Вечер провели вместе“ , 10.03. „Вечер провели вместе“ , 18.03. „Вечер провели семейно“ ). Так, Николай Александрович почти каждый день гулял с ними, причем эти прогулки бывали достаточно продолжительными (записи за 2.01.1917: „Обошел весь парк с дочерьми“, 5.01.: „…погулял с Татьяной и Марией“, 6.01.: „Погулял с Татьяной и Марией“, 13.01.: „Днём сделал хорошую прогулку с Ольгой и Марией“, 16.01. „Гулял полтора часа с О[льгой], М[арией], и А[настасией]“ и т.д.. Всего за январь 1917 года 18 аналогичных записей)
По вечерам родители часто читали детям вслух (1.01.17.: „Вечером читал вслух“, 3.01.: „Читал вслух“, 4.01.: „Вечером почитал вслух“, 6.01.: „Вечером читал вслух…“
и т.д., всего за январь 1917 года 9 аналогичных записей). Иногда Император собирал с детьми puzzle (30.01.1917.: „После вечерних бумаг делали puzzle“ 31.01. „Вечером делали puzzle“, 3.02.: „Сидели и собирали вместе puzzle“).
Кроме того часто устраивались семейные спектакли. Причем в них участвовали не только дети, но и сам Император. Подготовка к представлениям, репетиции начинались заранее. Николай Александрович переписывал все роли, а потом разучивал их с участниками ( 23.11.1917.: „Переписывал из книги свою роль для будущего нашего представления франц. пьесы Les deux timides. К вечеру окончил эту работу пришлось полторы тетради, сшитые из двух“ . ,28.11.: „После чая перечитали каждый свою роль из Les deux timides . “14.01.1918.: „ Перед обедом сыграли свою пьесу [ Les deux timides ] по-настоящему. “ ,т.е. пьеса была сыграна только через 2 месяца после начала подготовки. Всего с первого января по первое апреля 1918 года было сыграно 8 спектаклей, причем 2 из них дважды повторялись)
Также организовывались семейные просмотры фильмов, кинематограф (12.01.1917: „В 6 час. был кинематограф “, 5.10. : „Вечером Алексей устроил нам свой кинематограф“ , 15.10. : „Вечером домашний кинемат [ограф] “).
Пьер Жильяр вспоминает о роли цесаревича в жизни семьи: „…[он] был центром этой тесно сплоченной семьи, на нём сосредоточивались все привязанности, все надежды. Сёстры его обожали, и он был радостью своих родителей. Когда он был здоров, весь дворец казался как бы преображённым, это был луч солнца, освещавший и вещи, и окружающих“ (2, стр. 65). По-моему, не требует комментариев.
Отец мальчика, Император Николай II, особенно любил находиться с сыном. Это показывает, например, запись в дневнике Императора, сделанная во время разлуки с цесаревичем: „Пусто показалось в доме без Алексея“ (3, стр. 498).
Когда Николай Александрович был назначен главнокомандующим армии, он должен был достаточно часто ездить в Ставку, в город Могилев. И в первую же поездку Император берет с собой Алексея. Вот что вспоминает об этом Георгий Шавельский, протопресвитер русской армии и флота: „В Ставке Наследник поместился во дворце с отцом. Спальня у
них была общая небольшая комната, совершенно простая, без всяких признаков царской обстановки… Завтракал [Алексей] всегда за общим столом, сидя по левую руку Государя. При хорошей погоде он участвовал в прогулке и обязательно сопровождал Государя в церковь на богослужение“ (5, стр. 360). Т.е. Николай Александрович старался проводить с сыном как можно больше времени.
Во время ареста Император сам взял на себя преподавание царевичу истории и географии (8, стр. 27, 28), хотя была возможность пригласить для этого учителя. Причём Николай Александрович каждый раз отмечает уроки в своём дневнике (например, 17.04.1917. „С 12 час. до завтрака дал Алексею урок географии“, 19.04. „От 12 час. до завтрака сидел с Алексеем на уроке из русской истории”, 20.04. „…давал урок географии Алексею“, 23.04. „…занимался с ним [Алексеем] русской историей“ и т.д. Всего за апрель 1917 года 8 аналогичных заметок)
На любовь отца мальчик отвечал взаимностью. „Летом у Наследника было… развлеченье, которое обнаруживало… его нежную привязанность к своему отцу. Утром перед выходом Государя к утреннему чаю Алексей Николаевич становился с ружьем „на часах” у входа в палатку, отдавал по-военному честь входившему Государю и оставался на часах, пока Государь пил чай. При выходе последнего из палатки Алексей Николаевич снова отдавал честь и уже после этого снимался с „часов“ (5, стр. 363).
Мать цесаревича, Императрица Александра Фёдоровна, почти не расставалась с мальчиком (так, первая её разлука с ним произошла в октябре 1915 года, когда Наследник первый раз поехал с отцом в Ставку). Ведь гемофилия болезнь, которой страдал Алексей Николаевич могла унести жизнь мальчика в любой момент, стоило ему только удариться или порезаться. Поэтому Императрица не могла расстаться со своим ребенком „без тревожной мысли, увидит ли она его вновь живым“ (2, стр. 135).
Во время приступов болезни Императрица не отходила от постели мальчика ни днём, ни ночью. Она „сидела у изголовья сына с начала заболевания, нагибалась к нему, ласкала его, окружала его своей любовью, стараясь тысячью мелких забот облегчить его страдание” (2, стр. 42). Естественно, что Алексей Николаевич был самым любимым, самым дорогим ребёнком для Императрицы.
У цесаревича было четыре старших сестры. Анна Вырубова пишет, что княжны —
простые, ласковые и образованные девушки. Они ни в чём не выказывали своего положения в обращении с другими: убирали вместе с прислугой свои постели, наводили порядок в комнатах, нередко приходили в гости к своим няням и играли с их детишками (14) . Во дворце их называли по имени и отчеству: Ольга Николаевна, Анастасия Николаевна. Когда к девушкам обращались официально, называя их полный титул, они очень смущались. Если они отдавали какие-то распоряжения , это всегда звучало как просьба, а не как приказ. Аналогичным образом был воспитан и Алексей Николаевич.
Все дети Николая Александровича рисовали, занимались музыкой (играли на фортепиано, пели), сочиняли стихи (2, 3, 6, 9). Так, широко известно стихотворение Ольги Николаевны „Молитва”.
Сёстры нежно любили брата, часто играли с ним. „Они вносили в его жизнь веселье и молодость, без которых ему было бы очень трудно“ (2, стр. 65). Когда во время приступов гемофилии мальчик лежал в своей комнате, „изредка отворялась дверь, и одна из Великих Княжон на цыпочках входила в комнату, целовала маленького брата и как бы вносила с собою струю свежести и здоровья“ (2, стр. 42).
Как родители, так и дети были очень набожны, регулярно посещали церковь, исповедывались и причащались (3, 2).

Как видно из вышесказанного, Алексей Николаевич жил, буквально со всех сторон окруженный любовью родных. И этот огромный заряд любви, который он получил в детстве, несомненно должен был оказать влияние на развитие личности мальчика.
Личность Алексея Николаевича в воспоминаниях современников

Многие качества, которыми обладал царевич Алексей, были выработаны им в противостоянии болезни.

Так как Алексей, как и все дети, любил двигаться, он часто падал или ударялся обо что-нибудь и это иногда приводило к осложнениям. Поэтому в то недолгое время, когда царевич был здоров, родители
старались как можно меньше делать ему замечания. И Наследник никогда не был подчинён строгой дисциплине и часто баловался. Например, Георгий Шавельский в своих воспоминаниях пишет следующее: „Сидя за столом, мальчик часто бросал в генералов комками хлеба; взяв с блюдца на палец сливочного масла мазал им шею соседу, так было с великим князем Георгием Михайловичем. Однажды, за завтраком Наследник три раза мазал ему шею маслом… А однажды выкинул совсем из ряда вон выходящий номер. Шел обед с большим числом приглашённых, был какой-то праздник… Наследник несколько раз вбегал в столовую и выбегал из неё. Но вот он ещё раз вбежал, держа назади руки, и стал за стулом [великого князя] Сергея Михайловича. Последний продолжал есть, не подозревая о грозящей ему опасности. Вдруг Наследник поднял руки, в которых оказалась половина арбуза без мякоти, и этот сосуд быстро нахлобучил на голову великого князя. По лицу последнего потекла оставшаяся в арбузе жидкость, а стенки её так плотно пристали к голове, что великий князь с трудом освободился от непрошенной шапки“ (5, стр. 362). Несмотря на этот, казалось бы, непростительный поступок, Государь не сказал Наследнику ни слова.

Так как любая случайность могла привести к новым приступам болезни, при царевиче всё время находились боцман Деревенко и его помощник Нагорный. Они должны были следить за ним и ограждать его от всякой опасности. Но „то, что выигрывалось [за счет этого] в смысле безопасности, ребёнок проигрывал в смысле действительной дисциплины… Было невозможно всё предусмотреть, и чем надзор становился строже, тем более он казался стеснительным и унизительным ребёнку и рисковал развить в нём искусство его избегать, скрытность и лукавство“ (2, стр. 40) таким было мнение Жильяра, наставника цесаревича. Он рассказал о своих мыслях Императору и Императрице. Они разделили его мнение, и с тех пор безопасность мальчика всецело зависела от него самого. Конечно, это способствовало развитию у Алексея самостоятельности, воли и умения владеть собой.

После каждого приступа болезни, Алексей Николаевич медленно выздоравливал, ещё долгое время был очень слаб, и ему часто была запрещена всякая напряжённая работа, в том числе и учёба. Во время таких долгих передышек мальчик отвыкал от занятий. Поэтому он не имел привычки к последовательной сосредоточенной работе. „Алексей не без способностей, но привычку к усидчивой работе ему не привили. У него наблюдается какая-то порывистость, нервность в занятиях“ (8, стр. 29), так говорила о царевиче Клавдия Михайловна Битнер, учительница, обучавшая Алексея во время ареста царской семьи в Тобольске.

Во время каждого приступа болезни царевич Алексей страдал от сильнейших болей. И страдания заставляли его быть необычайно отзывчивым к страданиям других. Со всей ясностью это подтверждает следующий случай, описанный в воспоминаниях Георгия Шавельского. В алтаре церкви, которую посещал Наследник, прислуживал один скромный и воспитанный мальчик. Он приглянулся цесаревичу, и Алексей захотел узнать, кто он такой. Шавельский рассказал Наследнику, что у этого мальчика больная мать. Потом Алексею предложили назначить час для встречи с мальчиком, Наследник нерешительно сказал: „Хорошо“, а „потом, помолчав минутку, прибавил „а, может быть, ему нужно быть около больной матери?” Он, конечно, теперь мысленно представлял себе несчастную больную мать и горе её сына…“ (5, стр. 365).

„У него была большая живость ума и суждение и много вдумчивости. Он поражал иногда вопросами выше своего возраста, которые свидетельствовали о деликатной и чуткой душе“ (2, 40). Так вспоминает об Алексее Николаевиче его наставник Пьер Жильяр.

Кроме того Алексей Николаевич обладал чувством юмора и мог в нужных случаях быстро найти подходящую шутку для ответа собеседнику.
„ Это что такое? спрашивает его Государь, указывая пальцами на пролитый им на стол суп из ложки. Суп, ваше императорское величество! совершенно серьезно отвечает он. Не суп, а свинство! замечает Государь.
Генерал Риккель всегда сидел против Наследника по другую сторону стола и между ними постоянно происходила пикировка. Риккель начинал гладить свой большой живот, показывая глазами Наследнику: у тебя, мол, такого «благоутробия» нет. Наследник тоже начинал разглаживать свой животишко. «Non, non, non», улыбаясь, отвечает Риккель. Алексей Николаевич начинает крутить пальцами около носа, где должны бы быть усы. «Non, non, non!» опять слышится тихая октава Риккеля. Наследник побежден, но не хочет сдаться. Посидев минуты две спокойно, он начинает крутить у себя надо лбом волосы и, предвкушая победу, упорно смотрит на Риккеля. Последний пробует копировать Наследника, но ничего не выходит, так как череп генерала Риккеля голый, без волос. Риккель побежден… И Наследник кричит: «Non, non, non!»
“. (5, стр 364)

Несмотря на то, что Алексей был Наследником престола, вкусы его были очень скромны и он очень смущался когда ему оказывали почести как Наследнику. Так, однажды крестьяне одной из центральных губерний России пришли поднести подарки Наследнику Цесаревичу и по приказу боцмана Деревенко опустились перед Алексеем Николаевичем на колени, чтобы вручить ему свои подношения. Мальчик багрово покраснел. Оставшись наедине с наставником, он сказал, что ему было очень неприятно видеть этих людей перед собою на коленях. И когда Пьер Жильяр „переговорил по этому поводу с боцманом, ребёнок был в восторге, что его освободили от того, что было для него настоящей неприятностью” (2, стр. 80). Также, Жильяр вспоминает, что, когда он сообщил Алексею Николаевичу об отречении Императора, мальчик ни слова не сказал о своих правах на престол (2, стр. 203).

„Сколько раз мне приходилось слышать, как Николай II отзывался в самых резких выражениях про тех лиц, которые не сумели сдержать данного им обещания и разболтали какой-нибудь вверенный им секрет“ (4, стр. 72). Наверняка, если отец мальчика так относился к излишней откровенности, такое же отношение было привито и Алексею Николаевичу.

Алексей хорошо знал этикет даже будучи совсем ещё ребенком, и, как Наследник престола, всегда умел достойно разговаривать с высокопоставленными людьми. Но он также умел запросто общаться и с крестьянами, и с обыкновенными русскими людьми среднего достатка. Это было отчасти оттого, что Жильяр устраивал с наследником автомобильные поездки по окрестностям, чтобы „хотя бы на несколько часов в день выводить [Алексея] из его обычной обстановки и ставить в непосредственное соприкосновение с жизнью“ (2, с. 117). Во время этих поездок Алексей имел возможность разговаривать с крестьянами, наблюдать за их работой. И крестьяне „отвечали ему со свойственными русскому мужику добродушием и простотой, совершенно не подозревая, с кем они разговаривали“ (2, с. 117). А наследник очень живо интересовался всем, что касалось жизни крестьян, настоящей, живой жизни, а не той затворнической , которая велась при дворе.

Алексей очень любил всё, что было связано с военными действиями. Он часто играл в игры, изображавшие сражения, причём он производил со своими „войсками“ различные военные манёвры, называл эти манёвры и объяснял присутствующим их назначения (5, стр. 363), что
показывало его хорошее знание военной тактики.

Для военных игр он также имел свою „роту“, которая была составлена из местных гимназистов возраста наследника. „Всего участвовало в этой игре до 25 человек. В назначенный час они выстраивались в саду и, когда приходил Наследник, встречали его по военному, а затем маршировали перед ним“(5, стр. 363).

Из-за любви мальчика ко всему военному, самым любимым временем для него были поездки с отцом на смотры войск, в Ставку. Вот как описывает Жильяр одну из таких поездок. „После смотра Государь подошёл к солдатам и вступил в простой разговор с некоторыми из них, расспрашивая их о жестоких боях, в которых они участвовали. Алексей Николаевич шаг за шагом следовал за отцом, слушая со страстным интересом рассказы этих людей, которые столько раз видели близость смерти. Его обычно выразительное и подвижное лицо было полно напряжения от усилия, которое он делал, чтобы не пропустить ни одного слова из того, что они рассказывали“ (2, стр.136). Также Жильяр вспоминает, что „…больше всего их [солдат] поразило, что Цесаревич был в простой солдатской форме, ничем не отличавшейся от той, которую носила команда солдатских детей“ (2, стр.136), что опять же говорит о скромности и простоте вкусов и самого наследника и его родителей.
Что касается музыкальных способностей, Алексей Николаевич имел прекрасный слух, но в отличие от сестёр, игравших на рояле, мальчик предпочитал балалайку, очень хорошо на ней играл и доставлял этим массу удовольствия матери (6, с. 175).
Как видно, цесаревича Алексея Николаевича можно охарактеризовать следующими словами: „будучи горячим патриотом (считал хорошим только всё русское), он был умён, благороден, добр, отзывчив, постоянен в своих симпатиях и чувствах. При полном отсутствии гордости его существо наполняла мысль о том, что он будущий царь: вследствие этого он держал себя с громадным достоинством. Благодаря болезни, знакомый со страданиями, он проявлял большую чуткость к несчастным и обездоленным и не допускал случая, когда мог сделать что-нибудь приятное окружавшим его“ (10, стр. 157).
Если Алексей выжил (гипотетическая личность)
Как говорилось во
вступлении, вполне возможно, что Алексей остался жив. Конечно, он пережил расстрел будучи ещё только подростком (ему не исполнилось тогда ещё 14-ти лет), но всё-таки основополагающие качества личности, привычки уже были сформированы к этому времени. И, если он остался жив и прожил жизнь в XX веке, мне представляется важным попробовать представить, каким мог бы он быть, основываясь на том, каким он был до расстрела и какими были его родители, особенно отец. Алексей очень любил своего отца, он был для мальчика авторитетом, и поэтому наверняка некоторые качества Николая II, особенно его манера общения, его отношение к различным вещам, передались Алексею, были заложены в нём, а потом, уже в более зрелом возрасте, проявлялись.
Алексей Николаевич получил в детстве много любви. Ведь он был самым младшим, самым любимым ребенком в семье, и к тому же тяжело больным. Во время приступов болезни его родные, особенно Императрица, мать мальчика, отдавали ему все свои силы, всю свою любовь, и это непременно должно было выразиться в его будущей жизни. Т.е. Алексей наверняка выбрал себе профессию, дающую возможность отдавать свои знания, свою любовь другим людям. Такой профессией является, например, профессия учителя или врача. Но, с другой стороны, вполне вероятно, что Алексей Николаевич не смог бы полностью „сгорать“ на работе. Ведь его семья, т.е. семья Императора и Императрицы, была очень замкнута, родители практически полностью отдавали себя детям. Алексей мог (и скорее всего он это и сделал) повторить уклад жизни в семье Императора в своей собственной семье. Наверняка этот человек был замечательным семьянином, любящем свою жену и детей.
Очень сомнительно, что пережив расстрел, наследник был открытым, искренним человеком вне семьи, особенно если вспомнить Николая II .Алексей Николаевич должен был легко общаться и с интеллигенцией, и с простыми людьми, крестьянами ,сохраняя при этом дистанцию. Ведь он много учился общению с простыми людьми во время автомобильных поездок с Жильяром, во время приездов в Ставку с отцом, а при дворе наследник имел возможность разговаривать со многими высокопоставленными людьми: князьями, генералами.
Как известно, у царевича был отличный слух, поэтому наверняка став взрослым Алексей любил музыку, возможно пел, играл на инструментах, особенно балалайке,
на которой он очень любил играть в детстве.
Хотя современники говорят об Алексее до расстрела как о ребёнке, не приученном к усидчивой и серьезной работе, мне кажется он должен был приобрести эти качества на протяжении жизни, ведь иначе ему было бы не выжить.
Если ему удалось спастись во время расстрела, он должен был ещё долгое время скрываться от убийц, а хорошо устроиться в жизни больному подростку, ничего не имеющему, привыкшему к совершенно иной жизни, очень и очень тяжело. Может возникнуть вопрос, а мог ли царевич выдержать такие тяжкие испытания расстрел, когда на его глазах убили всю его семью, последовавшая за этим резкая перемена образа жизни, когда вся её тяжесть обрушилась на плечи подростка, почти ребенка. Кроме того, царевич был болен гемофилией, и какие-то полученные во время расстрела ранения (от пули, или, возможно, от штыков) могли привести к смерти. Из-за этого возникает много сомнений. И вообще, даже если допустить практически невозможный факт, что царевич получил незначительные ранения (или не получил их вообще), кажется сомнительной возможность, что он, гемофилик, прожил достаточно долгую жизнь, имел детей.
По этому поводу важна справка Республиканского центра по лечению гемофилии при Российском научно-исследовательском институте гематологии и трансфузиологии (1,стр.180) в которой говорится, что известны факты участия больных гемофилией в Великой Отечественной войне, известны факты рождения детей у больных гемофилией старше 40 лет, что средний возраст больных гемофилией неуклонно растет из-за развития возможностей медицины (уже в 70-е годы средний возраст 40 и более лет). Значит возможность того, что Алексей всё-таки выжил, есть, и вероятность этого не так мала.
Кроме того, известно, что самое опасное время для больного гемофилией детство. Если больной пережил детство, он может дальше вести практически нормальную жизнь здорового человека. Также стоит вспомнить Распутина. Несмотря на все его недостатки, он всё же умел облегчить страдания мальчика, даже прекратить кровотечение. Вполне возможно, что он научил каким-то приёмам и самого царевича, и тогда такие очень пригодились и помогли Алексею в его взрослой жизни. Поэтому нельзя отвергать возможность выжить основываясь только на болезни цесаревича.
Жильяр, как было написано во II части данной работы, ещё в 1913 году,
когда Алексею было 9 лет, освободил мальчика от постоянного надзора, после чего ему необходимо было учиться самостоятельно сдерживать свой пыл, следить за собой, оберегать себя, приучаться к дисциплине. И после такой подготовки царевич, наверняка, знал, что надо делать, как себя вести, чтобы не получить новых травм, чтобы облегчить свои страдания. И вообще, навыки самостоятельности, самостоятельного принятия решений, самостоятельного наблюдения за собой, сдерживания себя, бесценны. Они могли оказать огромную услугу Алексею когда он начинал свою новую жизнь буквально на пустом месте. Я уверена, что его самостоятельности, вдумчивости, серьёзности хватило бы для того, чтобы начать новую жизнь и достойно прожить её.
Что касается физического состояния Алексея Николаевича, тяжелейшие приступы болезни, пережитые им в детстве, несомненно оставили свой отпечаток. Например, во время одного из приступов произошло омертвение нервов левой ноги, и после этого случая царевич прихрамывал на эту ногу. Скорее всего, этот недостаток остался у Алексея на всю жизнь. Но всё-таки, несмотря на болезнь, он наверняка любил заниматься какой-то не очень сложной физической работой, например, колкой дров. Ведь во время ареста колка дров была любимым занятием Николая Алексадровича, и Алексей часто помогал отцу в этом занятии. И вообще, Император Николай был очень сильным и выносливым человеком, любил физическую работу, наверняка такой же вкус к физической работе был привит и детям Императора, в частности, Алексею.
Образование Алексея. Из-за недуга мальчика занятия часто на долгое время прекращались, но тем не менее Алексей Николаевич мог достаточно свободно разговаривать на французском и английском языках. (Императрица разговаривала с детьми только по-английски; поэтому естественно, что они могли свободно говорить на английском языке; что касается французского, француз Жильяр преподавал его Наследнику в течение достаточно длительного времени). Кроме того, известно, что во время ареста сам Николай преподавал Алексею историю и географию. Мосолов пишет, что благодаря очень хорошей памяти, в особенности на лица и имена, „Николай приобрёл очень большие исторические познания“ (4, стр.71). Панкратов вспоминает, что Николай говорил, что любит русскую историю, но в то же время он [Николай] „или забыл, или вообще плохо разбирался в периодах русской истории и их значении, все его рассуждения в этом отношении сводились к истории войн”
(8, стр. 28). Т.е. Николай Александрович очень любил и хорошо разбирался в русской военной истории и преподавал Алексею наверняка больше военную историю, а не историю вообще. Поэтому, скорее всего, именно такое знание истории было у Алексея и также, скорее всего, отцовскую любовь к русской военной истории Алексей сохранил на всю жизнь. Что касается географии, Алексей имел в ней достаточно смутное представление (8, стр. 28). В Тобольске царевич не очень хорошо разбирался в русской литературе, но, мне кажется, Алексей вполне мог унаследовать от отца любовь к чтению. Судя по дневниковым записям Николай читал почти каждый день и достаточно много: .В семье часто устраивалось чтение книг вслух, что также могло способствовать развитию у Алексея интереса к чтению и восполнить пробелы образования.
Мосолов вспоминает, что в семье Александра III, еще когда Николай был маленьким, образовался дух скрытности. Всё это оставалось живым и после смерти отца (4, стр. 71). Поэтому наверняка Николай перенёс этот „дух скрытности“ и в свою семью, и, скорее всего, такое качество как скрытность, т.е. отсутствие излишней откровенности, укоренилось в детях Императора, в том числе и Алексее.
Интересна манера общения Николая, которую скорее всего унаследовал и Алексей. Вот что вспоминает об этом Сазонов, бывший Министр иностранных дел: „За семь почти лет моей совместной с ним работы мне приходилось поневоле говорить ему иногда вещи, которые были ему неприятны и шли наперекор установившимся его привычкам и взглядам. Тем не менее, за всё это время он ни разу не выразил своего несогласия со мной в форме, обидной для моего самолюбия. Нередко он уступал мне, в других же случаях я видел по его молчанию, что мне не удалось убедить его в правоте моего мнения. Против этой непреодолимой, хотя и самой кроткой формы протеста, я, очевидно, бывал бессилен” (2, стр. 9), т.е. Император был удивительно вежлив и тактичен. То же вспоминает и Мосолов: „Николай II не любил спорить… Царь не сердился даже в тех случаях, когда имел бы право и, быть может, был бы обязан выказать своё недовольство. Если он замечал, что кто-нибудь провинился, он осведомлял об этом непосредственного начальника виновного лица, формулировал при этом свои замечания в высшей
степени мягко, никогда не теряя самообладания и не проявляя резкости… Царь был не только вежлив, но даже предупредителен и ласков со всеми теми, кто приходил с ним в соприкосновение. Он никогда не обращал внимания на возраст, должность или социальное положение того лица, с которым говорил” (4, стр. 72).
Я уверена, что в семье Император был таким же вежливым, ласковым, предупредительным человеком, и что такая манера общения была просто заложена в Алексее Николаевиче. И очень вероятно, что именно таким был в своей взрослой жизни Наследник.
Я пыталась рассмотреть наиболее вероятные личные качества Алексея, те качества, которые он мог иметь, если бы остался в живых. Но, вполне естественно, что то, что можно предсказать о личности взрослого человека на основе того, каким он был в детстве, может в действительности меняться, особенно если учесть все трудности, в том числе и психологические, с которыми должен был столкнуться Алексей Николаевич после расстрела. Но всё-таки, с какой-то, возможно, не очень большой, степенью выраженности все перечисленные качества должны были присутствовать в личности Алексея на протяжении всей его жизни. И на основе этой информации можно даже попытаться найти самого царевича или его потомков. Об одном из претендентов и пойдет речь в следующем разделе настоящей работы.
Претендент
В конце 1995 года к моему папе Лысенко И.В. пришел человек, который утверждал, что его отец Филатов Василий Ксенофонтович и царевич Алексей Николаевич Романов это один и тот же человек. После этого было проведено множество экспертиз. Вывод один: родство Олега Васильевича Филатова и Алексея Романова не исключено. Я пыталась сравнить личность Василия Ксенофонтовича, как она описана в воспоминаниях его жены и детей, и личность Алексея Николаевича, какой я её описала в предыдущей части реферата. Результаты описаны в этой части настоящей работы.
В. К. был учителем истории и географии в средней школе. Дети В. К. отмечали, что он любил по вечерам читать вслух в семейном кругу. К встрече Нового года, самому большому празднику в семье готовились долго и старательно, шили костюмы, делали маски для домашнего представления, клеили всей семьей из цветной бумаги игрушки, гирлянды, кораблики, хлопушки, рисовали друг
другу картинки с надписями в стихах.
По свидетельству жены и детей, у В. К. ступня правой ноги была 42-го размера, а левой 40-го, левая нога была короче правой. По их же свидетельству, при ушибах место удара у В. К. опухало, появлялись признаки внутреннего кровоизлияния и повышалась температура; процесс рассасывания сопровождался сильными болями и продолжался несколько дней. О. В. Филатов вспоминает, что отец учил детей истории, особенно выделял крупные сражения разных времён, т.е. для В. К. военно-технические вопросы занимали в истории доминирующее место. По воспоминаниям Лидии Кузьминичны — жены В. К., он покорял бескорыстием, добротой к людям, жизненной энергией, мужеством. Любил выступать в художественной самодеятельности, читал со сцены Крылова, Чехова, стихи. С женой ставил сцены из пьес Островского, Чехова. Писал стихи и сам, рисовал цветными карандашами и маслом. В школе пользовался уважением, хотя близких друзей не имел и домой учеников (даже любимых) не приглашал. Двоек не ставил. Почти никогда не спорил. О прожитом рассказывал немного и очень сдержанно. По воспоминаниям Ольги, дочери В. К., он любил классическую музыку, играл на фортепиано, также исполнял песни на балалайке. Пел приятным тенором.
С людьми был прост, непосредственен, несмотря на свою искалеченность, держался независимо и расковано. Будучи завучем был очень тактичным с учителями, разбирая уроки, никогда не выступал с резкой критикой и на педсоветах никогда не высказывал свою личную оценку. Лидия Кузьминична также вспоминает о муже как об очень тактичном, любищем пошутить человеке. Он мог общаться свободно и с крестьянами, и с интеллигенцией.
Как видно, личность Василия Ксенофонтовича очень похожа на ту гипотетическую личность, которая была описана в третьей части реферата. Возможно, это просто совпадения. Но всё же Василий Ксенофонтович остаётся возможным претендентом. И, кто знает, может быть его сын Олег Васильевич Филатов сумеет это доказать в судебном порядке.
Заключение
Итак, если Алексей Николаевич остался в живых, он мог бы обладать следующими качествами : легко общался, сохраняя при этом дистанцию ; был замечательным семьянином, любил проводить время с семьёй ; занимался музыкой, играл на музыкальных инструментах, особенно на балалайке; любил заниматься какой-то не очень тяжёлой физической работой; редко спорил, мало сердился,
был вежливым и предупредительным. Интересно, что все эти качества присутствуют в личности Василия Ксенофонтовича Филатова. Можно предположить, что Василий Ксенофонтович это спасшийся Алексей Николаевич Романов. По этому поводу существуют различные точки зрения. Например, доктор медицинских наук Олег Николаевич Кузнецов, возглавлявший психологическую службу Звёздного городка, изучал особенности почерка Алексея Николаевича и Василия Ксенофонтовича и считает, что это два разных человека. Олег Николаевич также считает странным, что Василий Ксенофонтович не вспоминал посещений излюбленного Николаем Александровичем балета, не вспоминал никаких своих приятелей. Но тем не менее Василий Ксенофонтович остаётся возможным претендентом.
Тема данного исследования не исчерпана, необходимо дальнейшее изучение.
Приложение

Цесаревич Алексей Николаевич.1915 г.

Алексей Николаевич.1913 г.

Императрица и Наследник.1913 г.

Государь и Наследник.1915 г.

Василий Ксенофонтович Филатов.1939 г.

Олег Васильевич Филатов.1998 г.

Список литературы
1. Егоров Г. Б., Лысенко И. В., Петров В.В. „Спасение цесаревича Алексея. Историко-криминалистическая реконструкция расстрела Царской Семьи“. С.-Пб., „Блиц“, 1998.
2. Жильяр П. „Император Николай II и его семья“. (С предисловием С. Д. Сазонова). Воспроизводство издания: Вена; книгоиздательство „Русь“, 1921; М., малое предприятие НПО „МАДА“, 1991.
3. „Записки очевидца. Дневник Николая II“. М., „Современник“, 1990.
4. Мосолов А. А. „При дворе последнего Императора. Записки начальника канцелярии министра двора“. С.-Пб., „Наука“, 1992.
5. Протопресвитер Георгий Шавельский. „Воспоминания последнего протопресвитера русской армии и флота“, т. 1. (репринтное воспроизведение издания 1954 г.). Крутицкое патриаршее подворье, Москва, 1996.
6. Роберт Масси. „Николай и Александра“. „Библиополис“, „Лира Плюс“, С.-Пб., 1998.
7. Волков А. А. „Около Царской семьи“. Частная фирма „Анкор“, Москва, 1993.
8. Панкратов В. С. „С царём в Тобольске. Из воспоминаний“. М., СП „Слово“, 1990.
9. Барбара Бернс „Алексей Последний царевич“. „Звезда“, 1993.
10. Воейков В. Н. „С царём и без царя. Воспоминания последнего дворцового коменданта государя императора Николая II“. Москва, „Терра“, 1995.
11. Владимир Кашиц. „Кровь и золото царя. Историко-публицистическое исследование.“ Киев, „А.С.К.“,1998
12. О.А. Платонов „Терновый венец России. Николай в секретной переписке.“ Москва, 1996
13. Л. Болотин „Царское дело. Материалы и расследования убийства царской семьи.“ Москва, 1996
14. А.А. Вырубова „Воспоминания“ Моска „Советский писатель“, 1991
15. Дитерихс
М.К. „Убийство царской семьи и членов дома Романовых на Урале“ Москва, 1991 ч.1-2
16. Пагануцци П. „Правда об убийстве царской семьи. Историко-критический очерк.“ Джорданвиль, 1981
17. Де Дзулиани Мариолина Дориа. „Царская семья. Последний акт трагедии.“ /Перевод с итальянского Е. Архиповой/ Москва 1991

Комментировать
0
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

;) :| :x :twisted: :sad: :roll: :oops: :o :mrgreen: :idea: :evil: :cry: :cool: :arrow: :P :D :???: :?: :-) :!: 8O

Это интересно
Adblock
detector