Реферат студента Сумина В

Реферат студента Сумина В

Реферат студента Сумина В
СОДЕРЖАНИЕ
0
06 мая 2021

Творческая работа студента

Скачать:

Вложение Размер
feyerbah.docx 143.56 КБ

Предварительный просмотр:

ГБПОУ ПК им. Н.Н. Годовикова.

Тема: “Философия Фейербаха”

Выполнил: Сумин В.И.

Проверил: Ильина Е.А.

Традицию философствования классического типа продолжил в Германии в середине XIX в. Людвиг Фейербах (1804—1872).

Для Германии 30-х годов философское кредо Фейербаха оказалось не совсем традиционным: он резко и решительно отверг идеализм своих великих предшественников (Фихте, Шеллинга, Гегеля) и объявил себя материалистом и атеистом. На общем философском фоне практически безраздельного господства идеализма и более чем уважительного отношения к религиозным традициям столь крутой поворот не мог не привлечь внимания. Фейербах оказался смелым и очень своевременным философом. После тяжеловесных, громоздких, усложненных донельзя, а то и просто невнятных фихтеанских и гегелевских конструкций, мысли Фейербаха были просты и наглядны, они представлялись возвращением к здравому смыслу, спуском с заоблачных высот туманных абстракций на живую и грешную землю. Буквально в течение нескольких лет с момента выхода его основных работ — «К критике философии Гегеля» (1839) и «Сущность христианства» (1841) — Фейербах сделался необыкновенно популярен чуть ли не во всей образованной Европе (в том числе и в России).

Людвиг Андреас Фейербах — известный немецкий философ-материалист, борец с религией — был уроженцем Баварии, города Ландсхута, где в семье криминалиста появился на свет 28 июля 1804 г. В 1823 г. стал студентом теологического факультета Гейдельбергского университета, однако догматическая ортодоксия его не устроила, и он уехал учиться в Берлин. Там ему довелось услышать лекции по философии самого Гегеля.

Берлинский университет Фейербах окончил в 1828 г. После защиты в Эрлангенском университете диссертации получил звание приват-доцента и сам читал лекции по гегелевской философии, преподавал историю новой философии. Уже в это время прослеживается его несогласие с Гегелем: Фейербах считал, что религия и христианство как ее составная часть не являются истинными и не имеют ничего общего с разумом.

В 1830 г. увидела свет работа «Мысли о смерти и бессмертии», автор которой критиковал тезис о бессмертии человеческой души. Хотя работа вышла анонимно, ее автора быстро установили. После этого весь выпущенный тираж был предан огню, а Фейербаху запретили преподавать всю оставшуюся жизнь. Друзья пытались ему помочь остаться на кафедре, но у них ничего не получилось.

Прекратив заниматься преподаванием, Фейербах продолжил научные изыскания. Так, в 1833 г. увидела свет «История новой философии от Бэкона до Спинозы», которая стала первым крупным сочинением Фейербаха. В целом придерживаясь гегельянских позиций, автор, тем не менее, больше внимания уделяет философам-атеистам и материалистам, говорит об их значимом вкладе в науку.

Женившись в 1836 г. на совладелице небольшого фарфорового завода, Фейербах на четверть века обосновывается в деревне Брукберг, продолжая заниматься наукой. Революция 1848 г. была воспринята им с большим энтузиазмом, однако в целом Фейербах всегда оставался равнодушным к политической жизни. В этом году он был депутатом франкфуртского Национального собрания, но даже это не сделало его более активным. Однако в последние годы жизни экономические и социальные проблемы представляли для него большой интерес, а в 1872 г. он даже стал членом социал-демократической партии.

В отличие от Гегеля, Фейербах видел в философии и религии антагонистов. Существование религиозного мировоззрения, его популярность философ объяснял не только основанным на невежестве людей обманом, но и бессилием, зависимостью человека от природных сил и стихий. Вред религиозного культа, как считал Фейербах, состоит в том, что он тормозит устремление людей к лучшей жизни здесь и сейчас, они не хотят менять этот мир, ожидая вознаграждения в мире несуществующем.

От неприятия религии Фейербах перешел к критике философского идеализма, после чего примкнул к стану материалистов. Главным недостатком идеализма и его вершины, гегелевской философии, он считал знак равенства между бытием и мышлением. Значимость фейербаховской философии состоит в том, что она стала отправным пунктом для марксистской философии; идеологи немецкой социал-демократии, в частности, Маркс, Энгельс, признавали влияние, которое оказал на них Фейербах.

Последний этап биографии философа был связан с местечком Рехенберг неподалеку от Нюрнберга: сюда семья Фейербаха перебралась после банкротства фабрики в 1859 г. Конец жизни Людвиг Андреас провел в серьезных лишениях. Скончался он 13 сентября 1872 г.

Философское развитие Фейербаха лучше всего описано им самим: «Бог был моей первой мыслью, разум — второй, человек — третьей и последней. Субъект божества — разум, а субъект разума — человек». От изучения теологии он перешёл к увлечению гегелевской философией, а от неё — к сенсуализму в теории познания и к антропологической точке зрения в религии.

Фейербах был убеждён, что чувственность — единый источник истинного знания. Это неизбежно приводит его к отрицанию существования общих понятий и к признанию истинным единичного, конкретного. Повторяя, таким образом, сенсуалистов XVIII века, Фейербах не останавливался на подробном исследовании того, как чувство само может быть источником знания; в то же время Фейербах вместе с Гегелем глубоко убеждён в могуществе разума, в возможности всеобщего и необходимого познания.

Другая характерная особенность теории познания Фейербаха заключается в его учении о туизме. Для него достоверность бытия определяется не только его доступностью собственному чувству человека, но и его реальностью для другого. «Я познаю тебя раньше пробуждения собственного самосознания. Любовь к другим живым существам, солидарность с ними раскрывают передо мной истинное — реальное бытиё: „любовь есть истинное онтологическое доказательство бытия предмета вне нашей мысли — и не существует никакого иного доказательства бытия, кроме любви и ощущения“.». В духовном развитии Фейербаха интерес к этике и религиозной проблеме был всегда преобладающим, и эта сторона его философии разработана гораздо полнее, чем вопросы теории познания.

Одной из крупнейших материалистических концепций является концепция Людвига Фейербаха.

Фейербах строит свою философию на базе противопоставления философии и религии как фирм мировоззрения, которые, как сам он считал, несовместимы и противостоят друг другу. В связи с этим он пытается в материалистическом духе переосмыслить сущность христианства как одной из форм религии. В результате христианский Бог трактуется им не как особого рода существо или божественная сущность, а как образ, отражающий в сознании людей их собственную, человеческую сущность. Он пишет, что «божественная сущность – не что иное, как человеческая сущность, очищенная, освобожденная от индивидуальных границ, т.е. от действительного, телесного человека, объективированная, т.е. рассматриваемая и почитаемая, в качестве посторонней, отдельной сущности».

Источник религии, как отмечал Фейербах, лежит в страхе и бессилии человека перед природой, что и порождает в его сознании фантастические религиозные образы. В результате Бог как творение человеческого духа превращается в сознании людей в творца, от которого зависит человек. Все это придает религии античеловеческий характер, так как она, с его точки зрения, «парализует стремление человека к лучшей жизни в реальном мире и к преобразованию этого мира, подменяет его покорным и терпеливым ожиданием грядущего сверхъестественного воздания».

В результате Фейербах создает концепцию, фактически отрицающую Бога, но выступающую как некий вариант религии.

Критика религии необходимым образом подвела его к критике идеалистического мировоззрения в целом. Именно здесь появляется тезис о возможности «перевертывания» идеалистической философии и постановки ее на материалистическую почву, который позже применяет Маркс.

Мышление вторично по отношению к бытию, утверждает Фейербах, и исходит из этого. Таким образом, вся концепция философа даже по форме выступает как последовательное противопоставление материалистических тезисов гегелевской системе, или их «переворачивание». Вопрос о бытии в его системе не просто очередная постановка философской проблемы. Он имеет практическое значение «для человека как определенного вида бытия», следовательно, «философия не должна находиться в противоречии с действительным бытием, а напротив, должна осмысливать именно это жизненно важное бытие».

Фейербах считал, что новая философия рассматривает бытие с точки зрения ощущаемого объекта, «каково оно для нас» «Бытие есть тайна созерцания, ощущения, любви».

Фейербах считал, что «и объективно, и субъективно любовь служит критерием бытия – критерием истинности и действительности. Где нет любви, там нет истинности».

В гносеологическом плане концепция реализуется как материалистический сенсуализм. Материализм Фейербаха носит антропологический характер.

Взгляд Фейербаха отличался от механицизма, для него природа – не механизм, а организм. В центре философии, по Фейербаху, должен быть человек как природное, «родовое существо». «Новая философия,- писал он в произведении «Основные положения философии будущего»,- как философия человеческая, по существу есть также философия для человека…»

Фейербаховская концепция познания строится на материалистически обоснованном положении о единстве субъекта и объекта, человека и природы, человека и человека. Философ подчеркивает: «Познавательным принципом, субъектом новой философии является не Я, не абсолютный, т.е. абстрактный дух, – словом, не разум, взятый в абстрактном смысле, но действительное и цельное человеческое существо».

Познает человек, субъект познания о нем, а не разум, как таковой, безымянный разум. Человек является мерой разума. Ложное истолкование разума может привести, как это случилось у Канта, к признанию границ разума в качестве его абсолютного ограничения. Фейербах настаивал на признании природы в качестве базиса духа и начала всякого познания, непосредственно чувственную его основу усматривает в единстве человека и природы, субъекта и объекта. Это единство человека-субъекта и природы-объекта раскрывается, в конечном счете, как их вещественное единство.

Философ придает большое значение тому факту, что человек не был продуктом какого-то отдельного естественного процесса, например, химического, а обязан своим происхождением и существованием взаимодействию всей природы в целом.

Таким образом, со своей телесной стороны человек представляется философу единым с бытием, ибо он есть продукт этого бытия, порождение природы и состоит из тех факторов, которые образуют условия его возникновения и существования.

Поскольку тело человека – важнейший компонент человеческой сущности, эта сущность, по Фейербаху, едина с бытием. Фейербах утверждает, что в силу своего природного происхождения человек является нуждающимся существом, он постоянно нуждается в том, чтобы восполнять за счет природы те «элементы», которые вошли в состав его тела.

Но раз с качественной стороны природа полностью представлена в человеке, объектом его желания, стремления, является весь мир. «Человеческое существо не есть больше особое, субъектное существо,- пишет философ,- но существо универсальное, так как предметом познавательного стремления человека является вселенная, а ведь только существо космополитическое может сделать космос своим предметом. Подобное радуется подобному. Правда, звезды не являются предметом непосредственного чувственного созерцания, но самую суть мы знаем,- то, что они подчинены тем же законам, что и мы».

Человек для Фейербаха выступает, главным образом, как часть природы. Он не вскрывает специфическую, социальную природу человека, его активное, практическое отношение к природе. Человек, по Фейербаху, – порождение природы, он отражает самую породившую его природы, ибо несет ее в самом себе, в своем теле, в своей эмпирической чувственности. Универсальность природы определяет универсальность человеческого чувственного познания. Фейербах называет сущностью человека природу как таковую». А то, в чем существо находит свое удовлетворение, – пишет Фейербах, – есть его предметная сущность».

Глаз, например, есть орган света. Объектом глаза является свет, а не звук и не запах. В объекте глаза раскрывается его сущность.

Человек, по Фейербаху, не только нуждается в предметах внешнего мира, ощущает потребность в них, он одновременно ощущает и сами предметы. Для восприятия различных свойств объективного мира природа, по мнению Фейербаха, породила различные, соответствующие характеру этих свойств органы чувств. «Природа вообще улавливается и воспринимается только через посредство самой себя, – говорит Фейербах, – т.е. через посредство однородного, родственного; воздух – через посредство легкого, этого, так сказать, наиболее воздушного органа, свет – через посредство глаза, органа света, звук — через посредство эластичных, приходящих в колебательное состояние орудий слуха, твердое, материальное – через грубое орудие материалистического органа осязания, съедобное, питательное – через органы еды».

Благодаря телу, субъект является одновременно и объектом, он включен в телесный материальный мир. Теми воротами, отверстиями, пишет Фейербах, порами, через которые внешний мир проникает в человеческое сознание, служат чувства. Но раз человек обязан своим происхождением всей природе в целом, в нем, в его теле есть основание для восприятия любого чувственного качества, есть соответствующие органы чувств.

У человека как раз столько органов чувств, сколько именно необходимо, чтобы воспринимать мир в его целостности. Породившая человека природа «навязывается человеку со всей силой». По мысли Фейербаха, если бы существовали предметы или отдельные свойства, восприятие которых было бы невозможно имеющимися органами чувств, то природа позаботилась бы об увеличении числа воспринимаемых органов».

Итак, фейербаховский сенсуализм связан с признанием онтологически обусловленной универсальности чувственного познания. Мир открыт для головы человека, чувства являются отверстиями головы. Ощущение есть результат воздействия объективно существующих вещей на органы чувств. Горечь как вкус есть субъективное выражение объективного свойства соли. Ощущение есть субъективный образ объективного мира.

Человек, полагал Фейербах, а не Бог, – единственное существо, достойное любви. Религиозная же любовь – это лишь отчужденная, ложная форма подлинной – человеческой, родовой – любви. В произведении «Сущность христианства» он писал о любви как свойстве рода: «Человек является предметом любви, потому что он есть самоцель, разумное и способное к любви существо. Это есть закон рода, закон разума. Любовь должна быть непосредственной любовью, и только непосредственная любовь есть любовь. Но если я между другим и мною, осуществляющим род в своей любви, вклиниваю представление личности, в которой уже осуществлен род, то этим я уничтожаю сущность любви и нарушаю единство представлением третьего существа, находящегося вне нас; ведь это другое существо является объектом моей любви не ради себя, т.е. не ради своей сущности, а потому только, что имеет сходство или нечто общее с этим прообразом». Бог, таким образом, как бы встает между человеком и человеком и мешает искренности этих отношений.

Фейербах указывал на то, что именно в сфере межчеловеческого общения осуществляется реализация человеком своей родовой сущности. Человек, отправляя функции рода, превращает сущностные силы всего человечества, продукты культуры в свои собственные жизненные силы, в целостность своих способностей.

Сосредоточившись на человеке, на его чувствах дружбы и любви, афористично характеризуя любовь, в частности в брачных отношениях, Фейербах стремился именно на этих нравственно-психологических началах создать теорию созидания общества, в котором царствовали бы любовь и справедливость. Видимо, как считает Спиркин А.Г. этим и объясняется то, что он вступил в ряды социал-демократической партии и проповедовал идеалы социальной справедливости, чем и подкупил своих поначалу влюбленных в его идеи К. Маркса и Ф. Энгельса.

Сложность позиции Фейербаха выражается в том, что, отождествляя мысль и мозг, он, тем не менее, способен схватить и выразить своеобразие чувств человека и его мышления, в которых как раз и представлена их идеальность. Это хорошо видно там, где он характеризует процесс познания, уделяя особое внимание акту чувственного восприятия. Дело в том, что для традиционного сенсуализма неразрешимой проблемой был переход от чувственного восприятия к понятию, то есть к мышлению. Ведь в акте восприятия отражается внешнее и единичное, то есть явление. В понятии же мы схватываем и выражаем нечто внутреннее, всеобщее, то есть сущность вещей. Как же возможен переход от одного к другому? Фейербах здесь, надо сказать, поступает гениально просто. А в результате его сенсуализм обретает особые черты.

Будучи сенсуалистом, Фейербах отмечает, что чувства человека — это главный способ получения сведений о мире. “Однако, в отличие от эмпириков Нового времени, он считает, что уже чувства человека способны фиксировать существенное в окружающем нас мире, и потому, вслед за Гегелем, называет чувства человека «чувствами-теоретиками»”. Таким образом, признав изначальную разумность наших чувств, Фейербах устанавливает связь между чувственной и рациональной ступенями познания. Но это еще не все, поскольку заслуга Фейербаха состоит в том, что он видит универсальный характер чувств человека. «У человека нет обоняния охотничьей собаки, — пишет он в работе «Основные положения философии будущего», — нет обоняния ворона; но именно по­тому, что его обоняние распространяется на все запахи, оно свободнее, оно безразличнее к специальным запахам. Где чувство возвышается над пределами чего-либо специального и над своей связанностью с потребностью, там оно возвышается до самостоятельного теоретического смысла и достоинства. . Даже низшие чувства — обоняние и вкус — возвышаются в человеке до духовных, до научных актов».

Таким образом, своеобразие чувственного человеческого созерцания Фейербах видит в том, что чело­век способен не только видеть, слышать, ощущать, но и понимать воспринятое. Отсюда его способность проникать в основы мира глубже, чем это может сделать животное, хотя физические возможности органов чувств у человека, как правило, слабее. Тем не менее, говорит Фейербах, человек способен видеть красоту формы и гармонию цветовой гаммы. Только человек способен к незаинтересованному созерцанию, лежащему в основе искусства. Иначе говоря, лишь человек, как это заметил уже Кант, может любоваться тем, что не представляет для него интереса с точки зрения удовлетворения утилитарных потребностей.

Все это так, и, описывая способности человека, Фейербах, безусловно, прав. Но какова природа указанных способностей? Почему человек воспринимает мир именно так, а не иначе? На этот важный вопрос Фейербах, по сути дела, не отвечает. А вернее, отвечает в том духе, в каком известный мольеровский персонаж отвечал на вопрос о том, почему опиум усыпляет. Он усыпляет, ответил этот господин, поскольку обладает усыпляющим свойством. Примерно так же делает и Фейербах, когда утверждает, что чувства человека таковы, поскольку такова природа человека. В результате вместо объяснения он отсылает нас к особой инстанций под названием «родовая сущность» или «природа человека», которая должна быть прояснена медициной как ядром философии будущего. Как мы видим, “материализм дается Фейербаху очень дорогой ценой, а именно ценой утраты представления о деятельной и исторической сущности человека”

Родовая сущность человека, согласно Фейербаху, «неизменна». Родовые качества человека неизменны, поскольку даны ему природой, подобно тому, как природа наделяет особыми чертами растения, животных и другие существа. Другое дело, что человек, согласно Фейербаху, может жить в соответствии со своей природой, а может жить отчужденной жизнью, как это происходит в среде христиан. Здесь мы вновь возвращаемся к фейербаховской критике христианства и философского идеализма. Причем Фейербаху принадлежит особый метод критики идеализма, который никем не применялся до него. Суть данного метода заключается в том, что Фейербах показывает механизм возникновения идеалистических и религиозных взглядов. Эти взгляды возникают тогда, когда «мышление обыкновенных людей абстрагируется от их носителей, возводится в степень и превращается в некий Абсолют. «Бесконечная или божественная сущность, — пишет Фейербах, — есть духовная сущность человека которая, однако, обособляется от человека и представляется как самостоятельное существо»

Такое превращение человеческих свойств и способностей в некое самостоятельное существо Фейербах называет отчуждением сущностных сил человека. Всякая религиозная вера, по его убеждению, является результатом такого отчуждения. И все основные определения божества — это определения человека, превращенные в самостоятельный субъект. Почему, отмечает Фейербах, Бог, согласно христианскому вероучению, есть Любовь? А потому, утверждает он, что любовь есть сущностное свойство само­го человека. Любовь является неистребимым желанием человека, и потому он ее обожествляет. Однако внеисторическое понимание человека не позволяет Фейербаху всерьез разобраться в проблеме религиозного отчуждения. По словам Маркса, Фейербах так и не смог увидеть, что «религиозное чувство» — это общественный продукт, а тот индивид, которого он подвергает анализу, в действительности принадлежит к определенной форме общества. Не будучи в состоянии объяснить, откуда происходят религиозные чувства людей, Фейербах вынужден, в конце концов, отнести их к родовой сущности человека. А в результате «религиозное чувство» оказывается у Фейербаха вечным. В своих поздних ра­ботах он критикует не религию как таковую, а ложные и отчужденные формы проявления «религиозно­го чувства». Исследуя историю религии, он говорит о том, что традиционные формы религиозных верований были ложными и иллюзорными. Но преодоление этих форм, включая христианство, должно при­вести не к устранению самого «религиозного чувства», а к возвращению ему «истинной формы». Религиозное чувство, таким образом, оказывается у Фейербаха особым высшим чувством человека. И в религиозности проявляет себя своеобразие человеческой природы. Основой подлинной религии, согласно Фейербаху, является любовь к другому человеку. У Фейербаха выходит, что именно любовь мужчины к женщине, и наоборот, является истинным религиозным служением.

Надо сказать, что призывы к любви и сердечному общению Я и Ты являются лейтмотивом учения Фейербаха. Иронизируя над этим, Энгельс писал: «Но любовь! — Да, любовь везде и всегда является у Фейербаха чудотворцем, который должен выручать из всех трудностей практической жизни, — и это в обществе, разделенном на классы с диаметрально противоположными интересами! Таким образом, из его философии улетучиваются последние остатки ее революционного характера, и остается лишь старая песенка: любите друг друга, бросайтесь друг другу в объятия все, без различия пола и звания, — всеобщее примирительное опьянение».

Этика Фейербаха — это этика Любви, в которой он видит выход из отчужденного состояния человечества. Человек у Фейербаха должен жить полнокровной жизнью, однако в такой жизни еще нет места предметно-практической деятельности. Фейербах — материалист, но жизнь людей в его материалистическом учении проходит в созерцании природы и сердечном общении Я и Ты. Таким образом, антропологический материализм Фейербаха оборачивается идеализмом в понимании истории. И такова общая закономерность, на которую указывает Маркс в связи с учением Фейербаха. Грубый материализм всегда дополняется столь же грубым спиритуализмом, и наоборот. “Как только мы ограничили сущность человека его телесной природой, духовное начало человека тут же обретает вид самостоятельной идеальной субстанции”. Как только исследование человека отдано на откуп медицине, так оно дополняется религиозной верой. В своих исторических действиях люди руководствуются идеальными мотивами, которые принимают форму идеологических мотивов. Но никто не будет утверждать, что такие мотивы — это функция нашего мозга или функция нашего биологического тела. Смысл любви, дружбы, самопожертвования можно понять, если исходить из иного тела, а именно тела культуры, тела человеческой цивилизации. Но как раз этим Фейербах интересуется меньше всего.

В социальном плане концепция Фейербаха последовательно выступает с антирелигиозных позиций по отношению к роли религии в обществе. Верования человека должны находиться внутри, а не вовне. Религии, по мнению философа, должны быть упразднены, для того, чтобы человек вел более активную жизнь в обществе, повышал свою политическую активность. Это, в свою очередь, является условием действительной свободы человека. И здесь философия Фейербаха оказывается наиболее противоречивой. С одной стороны, он отрицает религию, а с другой – всячески подчеркивает роль чувственности и эмоциональных переживаний, влияющих на человека. Поэтому и воздействие на сознание человека с целью изменения его мировоззренческих установок необходимо должно опираться на «чувственные аргументы».

В результате он приходит к выводу о необходимости создания «новой религии», которая заменит старые, и в этом качестве должна выступить предлагаемая им «новая философия»; это некий синтез преимуществ религии как формы эмоционального воздействия на человека и философии, которая рассматривает эмоциональные структуры как онтологические предпосылки.

Любовь, по Фейербаху, великая социальная сила. Ее роль, прежде всего нравственная, исторически возрастает. В любви, по Фейербаху, проявляется единство человеческого рода, подлинная человечность человека. Но при всем при том отношения любви вписаны в социально-исторический контекст, оставленный без внимания основоположником антропологического материализма. Поэтому Энгельс и заключал, что в философии, религии и этике выступает наружу действительный идеализм Фейербаха. Этот исторический идеализм связан с абсолютизацией человеческих отношений, основанных на взаимной склонности- любви, дружбе, сострадании, самопожертвовании, одним словом, на чувстве сердечного отношения между человеком и человеком.

Социальный идеал Фейербаха является идеалом мелкобуржуазной демократии. Фейербах резко критиковал феодальные порядки в Германии и требовал политической свободы и установления республики. Опыт капиталистического развития передовых европейских стран давал Фейербаху возможность сделать вывод о том, что капитализм не устраняет социального неравенства.

Он полагал, что счастья и справедливости можно достичь на пути создания общества мелких частных собственников. Фейербах весьма противоречив в своих взглядах. С одной стороны, ненависть к социальной несправедливости, субъективное неприятие буржуазных общественных порядков. С другой стороны, как следствие теоретической незавершенности философского материализма, высказывание такого рода: «Основное стремление к самосохранению, к самоутверждению, следовательно, стремление к инертности. Желания человека, по крайней мере, обоснованные, не взятые с потолка, не выходят за пределы того, что он есть по своей существенной характерной определенности… Так вообще человек не желает быть иным, чем он уже есть, и иметь что-либо иное, чем то, что он уже имеет. Но хочет все это свое иметь в превосходной степени, в умноженном и увеличенном виде».

Учение Фейербаха было ново для своего времени. До этого по всей Германии были кружки младогегельянцев, но после выдвижения философских положений Фейербаха многие стали фейербахсцами. Впоследствии его философия оказала влияние на Маркса и Энгельса. Это все делает его значимой фигурой в Философии, оставившей след в истории планеты. Фейербах хоть и является материалистом, но жизнь людей в его материалистическом учении проходит в созерцании природы и сердечном общении Я и Ты. Таким образом, антропологический материализм Фейербаха оборачивается идеализмом в понимании истории. В результате получается так, что там, где Фейербах материалист, история остается вне его поля зрения, а когда он рассматривает историю, он уже не материалист, поскольку уповает на помощь истинной религии. «Идеализм Фейербаха, — писал Энгельс, — состоит в том, что он все основанные на взаимной склонности отношения людей — любовь, дружбу, сострадание, самопожертвование и т. д. — не берет просто-напросто в том значении, какое они имеют сами по себе, вне зависимости от воспоминаний о какой-нибудь особой религии, которая, и, по его мнению, принадлежит прошлому. Он утверждает, что полное свое значение эти отношения получат только тогда, когда их освятит словом религия. Главное для него не в том, что такие чисто человеческие отношения существуют, а в том, чтобы их рассматривали как новую, истинную религию».

1. Алексеев П.В., Панин А.В. Философия: Учеб. – 3-е изд., перераб. и доп. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2005.

2. Любутин К.Н., Чупров А.С. Истоки философской антропологии. Кант. Шопенгауэр. Фейербах. – Челябинск, 2005.

3. Моисеева Н.А, Сороковникова В.И. Философия: Краткий курс. – СПб.: Питер, 2004.

4. Спиркин А.Г. Философия: Учебник. – М.: Гардарика, 1998.

5. Спиркин А.Г. Философия: Учебник для технических вузов. – М.: Гардарики, 2000.

6. Философия: Курс лекций / Л.З. Немировская. – Всерос. с.-х. мн-т заоч. обуч-я. – М., 1995.

7. Фейербах Л. Избранные философские произведения. – Государственное издательство политической литературы. – Москва 1955.

8. Фейербах Л. Сочинения. Т. 1. М.; Л., 1926.

9. История диалектики. Немецкая классическая философия. М., 1978.

10. Кушаков Ю.В. Историко-философская концепция Л. Фейербаха

Комментировать
0
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

;) :| :x :twisted: :sad: :roll: :oops: :o :mrgreen: :idea: :evil: :cry: :cool: :arrow: :P :D :???: :?: :-) :!: 8O

Это интересно
Adblock
detector