Анализ описания известных гипотез о происхождении названий Белая Русь, Черная Русь, Литва, Полесье

Анализ описания известных гипотез о происхождении названий Белая Русь, Черная Русь, Литва, Полесье

Анализ описания известных гипотез о происхождении названий Белая Русь, Черная Русь, Литва, Полесье
0
03 мая 2021

Анализ описания известных гипотез о происхождении названи й Белая Русь, Черная Русь, Литва, Полесье

1.1. Белая Русь ……………….………. ……5

1.2. Черная Русь ……………………….….….9

Список использованных источников……20

В этнографической литературе под этносом (этнической общностью) принято понимать устойчивую совокупность людей, проживающих, как правило, на отдельной территории, имеющей свою самобытную культуру, включая язык, обладающую самосознанием, что обычно выражается в названии этноса . Интегративным показателем сложившейся социально-этнической общност и выступает этническое самосознание – чувство принадлежности к определенному этносу, осознание своего единства и отличия от других этнических групп .

Д лительное время этногенез белорусов объяснялся как слияние, в основном, кривичей и радимичей. Однако изучение проблемы показывает, что происхождение белорусов – процесс б олее сложный и противоречивый. Спор историков, этнографов и других ученых об этническом происхождении белорусов сводится, в основном, к вопросу: «чистые» славяне белорусы или они являются «помесью» славян с балтами. Известный историк М. Довнар-Запольский считал, что «паводле сваіх гістарычных і этнаграфічных асобнасцей беларусы становяць найбольш чыстае славянскае племя, захававшае і зьверхны выгляд славяніна, і шмат адзнак яго псіхікі і быту»[7, С.18]. Похожие взгляды высказывали белорусские историки В. Ластовский и В. Игнатовский. Однако уже с конца XIX в. публиковались свидетельства того, что этногенетический состав белорусов включает в себя значительный балтский субстрат (основу). В течение XX в. археология, этнография, лингвистика, топонимика, антропология и др. науки накопили данные, свидетельствующие о том, что за две тысячи лет до прихода славян территория Беларуси была заселена балтскими племенами.

Сейчас большинство ученых считает, что предками белорусов в равной мере являются как славяне, расселившиеся во второй половине первого тысячелетия н.э. в верхнем Поднепровье и Подвинье, так и местное население, жившее здесь перед славянской колонизацией, и которое говорило на диалекте балтской языковой группы [14 , С.9] . Безусловно, что балтское население, жившее здесь до прихода славян, в значительной мере было причастно к этногенезу белорусов. В пользу этого говорят, с одной стороны, объективно неизбежное естественное смешивание пришельцев с местным населением в процессе длительных межэтнических контактов и, с другой , наличие во многих археологических памятниках как славянских, так и балтских артефактов.

Что касается белорусов, то процесс их этногенеза оказался особенно сложным и противоречивым, что не позволяло описать его в виде простой и однозначной формулы. С одной стороны, этот этнос является весьма древним, ибо он сложен из таких «кубиков», как субстратное население железного века и несколько волн славянской колонизации. Эпоха Полоцкого княжества, а затем еще более бурная эпоха ВКЛ добавили свои неповторимые компоненты. Именно тогда сложилось большинство черт, объективно свидетельствующих о существовании особого этноса. С другой стороны, ни одна из идей, владевших массовым сознанием в те времена, не совпадала с его ареалом, и в этом состоит своеобразие исторического пути белорусов [5, С.11].

1.1.Белая Русь

Огромные размеры территории, а также специфика исторического развития обусловили деление Русской земли на несколько географических и этнографических частей; одной из таких частей была Белая Русь .

Происхождение названия «Белая Русь» окончательно не выяснено: одни историки связывают его с физическим признаком – цветом (речь, как правило, идёт о цвете одежды или волос местных жителей), другие исследователи полагают, что эпитет «белая» является в данном случае синонимом слов «великая», «независимая» и «свободная», третья группа историков склонна видеть в слове «белая» указание на одну из сторон света.

Для того, чтобы разобраться в этимологии названия «Белая Русь», необходимо проследить историю возникновения данного термина и распространения его на русских землях.

В старое время Белоруссией или Белой Русью называлась часть нынешней России между реками Двиной, Днепром и Друтью; впрочем, в разное время под этим именем подразумевали разные части западной половины нынешней России, как и теперь подразумевают под ним только Могилевскую и не всю Витебскую губернии, что несогласно с этнографическим расселением белорусского племени[5, С.24].

В приложении к географическим и этнографическим названиям слово белый , по-видимому, надо принимать исключительно в физическом смысле, как и противоположное ему черный . Так, у восточных народов многие реки называются, как и у нас, черными. Но от каких именно предметов белого цвета произошло название Руси, мнения различны: некоторые другие производят его неудачно от изобилия снега; некоторые производят от белого платья, бывшего в почтении при царском дворе, давая при этом особенные этнографические пределы Белой Руси. Нам представляется более верным происхождение этого названия от цвета одежды: белый цвет в одежде и головном уборе и теперь предпочитается белорусом всем другим цветам.

О времени происхождения названия Белой Руси опять нельзя сказать ничего определенного. Официальное название Руси Белой появилось сравнительно поздно; но в данном случае нельзя обращать внимания ни на молчание об этом предмете летописей, ни на позднее появление этого названия в исторических памятниках. Этнографические и географические термины с эпитетом «белый» появляются весьма рано, в VI столетии: Белая Сербия, Белая Хробация, белые сербы, белые хорваты, белые угры, и противоположные названия: черные команы, хазары, булгары. Как польские, так и русские (Татищев) старые хроникеры и писатели название Белой Руси относили к древнему времени и включали в границы ее Ростовско-Суздальскую область, а потом и Смоленскую. Отвергая это мнение, Карамзин говорит, что он нигде не встречал имени Белой Руси или России до Ивана III; что этот государь, перечисляя в своем титуле все особенные владения Московского государства, назвал свое государство Белой Россией, т. е. великою или древней, по смыслу этого слова в языках восточных. Может быть, Иван III назвал Россию Белой в восточном смысле; нельзя, однако, отвергать и того, что название Руси Белой, как и других славянских стран, существовало намного раньше Ивана III, но что оно было чисто народным (в смысле простонародным), и официальным сделалось не ранее XVII столетия, когда почувствовали нужду в различении коренной, т. е. политически более крепкой и устойчивой северо-восточной Руси от других, присоединенных к ней областей с преобладающим одноплеменным населением, как западные и южные части теперешней России (Белоруссии и Малороссии)[11, С.471].

В исторических документах XII в. термин «Белая Русь» применялся в отношении Владимиро-Суздальского княжества, а в XIII – XIV вв. – для Московских, Смоленских и Псковских земель. На итальянских, немецких, шведских картах и в хрониках XV – XVI вв. многие зарубежные авторы Белой Русью называли восточнобелорусские земли, а также применяли это название в отношении Новгородской, Псковской, Киевской, Черниговской земель, иногда расширяли на Волынь, Задоншчину, Подмосковье. В отношении Беларуси этот срок сначала относился только к подвинско-днепровскому региону [9, С.108].

На карте средней Европы, изданной немецким учёным Николаем Кузанским в 15 веке, название «Белая Русь» относится исключительно к Московскому государству: владения московских князей именуются Кузанским Russia Alba sive Moscovia (Белая Русь или Московия) [19, С.68].

Итальянский дворянин Александр Гваньини, служивший во второй половине 16 века военным комендантом Витебска, в своём труде «Описание Московии» причисляет к Белой Руси Московское государство и прилегающие к нему русские земли. Гваньини, в частности, пишет: «Я намерен, благосклонный читатель, описать Московию и пределы её, коими она замкнута; я полагаю, что прежде всего надлежит мне рассказать, откуда берет она свое наименование. Это – некая область в центре Белой (как говорится) Руссии, лежащая на северо-востоке, от которой получают наименование Московии и все прочие области Руссии, лежащие вокруг (хотя и названные совершенно различными именами)». Далее автор отмечает: «Московия, по-местному называемая Москвой, обширнейший город, столица и метрополия всей белой Руссии, подвластной великому князю московитов, вместе с областью или княжеством получила название от протекающей здесь местной реки, называемой Москвою »[1, С.1].

Таким образом, в 15-16 веках Московское государство, а также некоторые другие северо-восточные русские территории именовались Белой Русью как в отечественных, так и в иностранных источниках. Важно отметить, что название «Белая Русь» означало то же самое, что и «Великая Русь», данные термины являлись взаимозаменяемыми [11, С.473].

С середины XVI в. этим термином стали обозначать также территорию Минщины, Гродненщины, а потом и южную зону поприпецкого региона вплоть до р. Припять. В XVII – середине XVIII в. название «Белая Русь» установилось и закрепилось преимущественно за землями Полоцкого, Витебского, Мстиславского, частично Минского и Смоленского воеводств. Одновременно с XVII в. в исторических документах в отношении восточной части этнографической Беларуси применяется и название «Беларусь», которая в конце XIX в. распространилась на всю территории современной Беларуси [11, С.477].

От названия подвинско-днепровского региона « Белая Русь» происходит и название его жителей «белорусы» или « белорусцы » . Вслед за переменой значения названия «Белая Русь» меняется и смысл производного от ее термина «белорусцы», который со второй половины XVII – начала XVIII в. стал обозначать тех, кто относился уже к новому, восточнославянского этносу – белорусскому. Им стали называть восточнославянской населения, которое жило в ареале распространения белорусского языка и комплекса традиционной белорусским культуры. Рядом с формой «белорусцы» с середины XVI в. встречается и современное название белорусского этноса – белорусы.

В 1979 г., в американском журнале , посвященном исследованиям эпохи средневековья, был опубликован источник по истории и географии Е в ропы XIII в. Публ и кацыя осуществлена на основе рукописи XIII ст., которая хранится в Дублине. В начале летописи размещен трактат под названием «Incipiunt descriptiones terrarum» — « Описание земель » . Автор трактата пишет о местонахождении отдельных земель на территории Прибалтики, в частности, что «граничащая с Русью земля Литва» лежит на восток от Жемайтии. Это сообщении о Руси самое древнее. Географический контекст трактата, где перечислены соседние территории: Пруссия, Ятвягия, Жемайтия, Литва, Латгалия, Ливония, Эстония, дает возможность уверенно делать вывод, что под Белой Русью здесь автор подразумевает соседнюю с прибалтийским регионом часть Руси – Западную Русь[18, С. 143-152 ]. Такое географическое положение занимала тогда восточнославянская территория приблизительно от Пскова до Турова.

Таким образом, выводы из анализа гипотез происхождения названия «Белая Русь» следующие:

— название «Белая Русь» древнее, но не местного происхождения. Оно сначала не имело выразительного этнического характера, и поэтому трудно приживалось на этой территории и поздно закрепилось в народном сознании;
– н азвания «Великая Русь» и «Белая Русь» первоначально были тождественными, и в 15-16 веках они закрепились за землями восточной части Руси, которые находились в сфере влияния Московского княжества;
– в 17 веке название «Белая Русь» перемещается в западные регионы Русской земли, находившиеся тогда под властью Польши, а восточная Русь начинает именоваться исключительно Великой Русью;
– в 16-17 столетиях происходит формирование трёх самобытных частей русского народа: белорусов, великорусов и малорусов, ввиду чего термин «Белая Русь» приобретает этнокультурное значение, появляется этноним «белорусы» ;
– п осле присоединения западнорусских земель к Российской Империи название «Белая Русь» трансформируется в термин «Белоруссия», который активно используется для обозначения территории компактного проживания белорусов, а впоследствии название «Белоруссия/Беларусь» и этноним «белорусы» официально признаются советскими властями.

1.2.Черная Русь

Западную часть белорусской этнической территории долгое время называли « Черная Русь ». Т ермин «Чёрная Русь» был очень неустойчивым, его географическая локализация определялась крайне произвольно, и в конечном счёте Чёрная Русь была поглощена Белой Русью. По данным В. Н. Татищева, граница Черной Руси на севере доходила до р.Вилии, на востоке – примерно до Березины, на юге – до Припяти, на западе – до Буга. Название «Черная Русь» в отечественных источниках упоминается не ранее последней четверти XIII в. (1284). Первоначально это название не относилась к западной части территории современной Беларуси. Так называлась юго-западная часть территории современной Украины, тогдашняя Галицкая земля. В западноевропейских письменных памятниках название «Черная Русь» встречается не ранее XIV – XV вв. и применяется для обозначения самых западных земель Руси, которые граничили с Ливонией, Литвой и Польшей [17, С.519] .

Как название западной части белорусского этнической территории (в частности, Белорусского Понемонья) термин «Черная Русь» начинает закрепляться в конце XVI – XVII в. Как утверждает В. Н. Татищев, название «Черная Русь» для обозначения западной части современной Беларуси встречается в грамотах царя Алексея Михайловича после того, как он овладел частью Речи Посполитой. В грамотах Алексей Михайлович называется «государем всей Великой, Белой, Черной и Красной Руси». Название западной белорусской этнической территории «Черная Русь» трактуется по-разному. Чаще всего ее рассматривали как противопоставление названию «Белая Русь». Некоторые ученые (С. Соловьев) считали, что первоначально название «Черная Русь» означало зависимую территорию. Черный цвет рассматривается сторонниками этой концепции как символ зависимости, белый – как символ самостоятельности [16, С.487] .

В отношении Белорусского Понемонья такое объяснение нельзя признать внушительным. Название этого края «Черная Русь» закрепилось тогда, когда вся территория современной Беларуси уже находилась в составе Великого княжества Литовского, а затем и Речи Посполитой, и с политической точки зрения значительной разницы между западной и восточной частями этих территорий не было [16, С.489] .

Некоторые исследователи считают, что появление названия «Черная Русь» вызвано тем, что для Верхнего Понемонья было характерно язычество, а для Поднепровья – христианство. Но и с такой точкой зрения нельзя полностью согласиться потому, что в период закрепления этого срока почти все население, как восточнославянское, так и балтское, было уже христианским. Христианские церкви в городах Верхнего Понемонья были построены не позднее, чем в городах современного Белорусского Поднепровья. Что касается некоторых групп нехристианского, языческого балтского населения, которое проживало в Верхнем Понемонье, то оно Русью не называлось. Для их наименования применялся другой термин – «Литва».

Заслуживает внимания следующее объяснение этого названия. Название «Черная Русь » было дано балтами. Согласно балтской традиции, черный цвет символизирует Запад, а белый – Восток. В связи с этой традицией самую западную часть Руси, то есть Верхнее Понемонье, стали называть Черной Русью, а восточную, то есть Поднепровье, – Белой Русью. Первоначально эти названия обозначали географические направления. С течением времени они стали означать два ареала белорусской этнической территории и символизировать этнографические особенности между ее западной и востоной частями. С конца XVIII в. с распадом Великого княжества Литовского и присоединение белорусских земель к Российской империи название «Черная Русь» перестало употребляться, а «Белой Русью» стали называть всю белорусскую этническую территорию. Причем это название приобрело в русском языке свою западноевропейскую форму – «Белоруссия». В белорусском языке сохранилась старая восточнославянская форма этого названия. Она стала произносимо и писаться вместе – «Беларусь».

Литва отметила тысячелетие первого упоминания названия государства в исторических источниках. Бесспорно оно было зафиксировано в 1009 г. в написанной на латыни Кведлинбургской хронике . Описываемое событие – одна из неудавшихся попыток обратить в христианство балтские племена. Отметим попутно, что литовцы, храня веру своих предков, последними в Европе приняли христианство. Недаром в русских летописях нередко упоминается «поганая литва», т.е. литвины-язычники [2, С.451].

Литвой в древности называлась не вся этническая Литва, а лишь её часть. Учёные спорят о том, какую площадь занимала эта первоначальная «Литва», всё больше склоняясь к тому, что искать её следует на территории между реками Нерис, Нямунас и Меркис. Ведь именно здесь находились первые крупные феодально-административные центры Литовского государства раннего периода – Кернаве (Кернов), Вильнюс (Вильна), Тракай (Троки). Отсюда «Литва» распространялась в среднее течение реки Нерис и верховья Нямунаса. Где-то в этих местах должно было начаться объединение литовских земель в единое государство [15, С.10] .

С ростом Литовского государства ширилось и географическое значение названия Литва . С течением времени Литвой стали называть не только этнические литовские земли, но и все те, которые были присоединены к Литовскому государству, в том числе и населенные не литовцами .

Анализ описания известных гипотез о происхождении названи й Белая Русь, Черная Русь, Литва, Полесье

1.1. Белая Русь ……………….………. ……5

1.2. Черная Русь ……………………….….….9

Список использованных источников……20

В этнографической литературе под этносом (этнической общностью) принято понимать устойчивую совокупность людей, проживающих, как правило, на отдельной территории, имеющей свою самобытную культуру, включая язык, обладающую самосознанием, что обычно выражается в названии этноса . Интегративным показателем сложившейся социально-этнической общност и выступает этническое самосознание – чувство принадлежности к определенному этносу, осознание своего единства и отличия от других этнических групп .

Д лительное время этногенез белорусов объяснялся как слияние, в основном, кривичей и радимичей. Однако изучение проблемы показывает, что происхождение белорусов – процесс б олее сложный и противоречивый. Спор историков, этнографов и других ученых об этническом происхождении белорусов сводится, в основном, к вопросу: «чистые» славяне белорусы или они являются «помесью» славян с балтами. Известный историк М. Довнар-Запольский считал, что «паводле сваіх гістарычных і этнаграфічных асобнасцей беларусы становяць найбольш чыстае славянскае племя, захававшае і зьверхны выгляд славяніна, і шмат адзнак яго псіхікі і быту»[7, С.18]. Похожие взгляды высказывали белорусские историки В. Ластовский и В. Игнатовский. Однако уже с конца XIX в. публиковались свидетельства того, что этногенетический состав белорусов включает в себя значительный балтский субстрат (основу). В течение XX в. археология, этнография, лингвистика, топонимика, антропология и др. науки накопили данные, свидетельствующие о том, что за две тысячи лет до прихода славян территория Беларуси была заселена балтскими племенами.

Сейчас большинство ученых считает, что предками белорусов в равной мере являются как славяне, расселившиеся во второй половине первого тысячелетия н.э. в верхнем Поднепровье и Подвинье, так и местное население, жившее здесь перед славянской колонизацией, и которое говорило на диалекте балтской языковой группы [14 , С.9] . Безусловно, что балтское население, жившее здесь до прихода славян, в значительной мере было причастно к этногенезу белорусов. В пользу этого говорят, с одной стороны, объективно неизбежное естественное смешивание пришельцев с местным населением в процессе длительных межэтнических контактов и, с другой , наличие во многих археологических памятниках как славянских, так и балтских артефактов.

Что касается белорусов, то процесс их этногенеза оказался особенно сложным и противоречивым, что не позволяло описать его в виде простой и однозначной формулы. С одной стороны, этот этнос является весьма древним, ибо он сложен из таких «кубиков», как субстратное население железного века и несколько волн славянской колонизации. Эпоха Полоцкого княжества, а затем еще более бурная эпоха ВКЛ добавили свои неповторимые компоненты. Именно тогда сложилось большинство черт, объективно свидетельствующих о существовании особого этноса. С другой стороны, ни одна из идей, владевших массовым сознанием в те времена, не совпадала с его ареалом, и в этом состоит своеобразие исторического пути белорусов [5, С.11].

1.1.Белая Русь

Огромные размеры территории, а также специфика исторического развития обусловили деление Русской земли на несколько географических и этнографических частей; одной из таких частей была Белая Русь .

Происхождение названия «Белая Русь» окончательно не выяснено: одни историки связывают его с физическим признаком – цветом (речь, как правило, идёт о цвете одежды или волос местных жителей), другие исследователи полагают, что эпитет «белая» является в данном случае синонимом слов «великая», «независимая» и «свободная», третья группа историков склонна видеть в слове «белая» указание на одну из сторон света.

Для того, чтобы разобраться в этимологии названия «Белая Русь», необходимо проследить историю возникновения данного термина и распространения его на русских землях.

В старое время Белоруссией или Белой Русью называлась часть нынешней России между реками Двиной, Днепром и Друтью; впрочем, в разное время под этим именем подразумевали разные части западной половины нынешней России, как и теперь подразумевают под ним только Могилевскую и не всю Витебскую губернии, что несогласно с этнографическим расселением белорусского племени[5, С.24].

В приложении к географическим и этнографическим названиям слово белый , по-видимому, надо принимать исключительно в физическом смысле, как и противоположное ему черный . Так, у восточных народов многие реки называются, как и у нас, черными. Но от каких именно предметов белого цвета произошло название Руси, мнения различны: некоторые другие производят его неудачно от изобилия снега; некоторые производят от белого платья, бывшего в почтении при царском дворе, давая при этом особенные этнографические пределы Белой Руси. Нам представляется более верным происхождение этого названия от цвета одежды: белый цвет в одежде и головном уборе и теперь предпочитается белорусом всем другим цветам.

О времени происхождения названия Белой Руси опять нельзя сказать ничего определенного. Официальное название Руси Белой появилось сравнительно поздно; но в данном случае нельзя обращать внимания ни на молчание об этом предмете летописей, ни на позднее появление этого названия в исторических памятниках. Этнографические и географические термины с эпитетом «белый» появляются весьма рано, в VI столетии: Белая Сербия, Белая Хробация, белые сербы, белые хорваты, белые угры, и противоположные названия: черные команы, хазары, булгары. Как польские, так и русские (Татищев) старые хроникеры и писатели название Белой Руси относили к древнему времени и включали в границы ее Ростовско-Суздальскую область, а потом и Смоленскую. Отвергая это мнение, Карамзин говорит, что он нигде не встречал имени Белой Руси или России до Ивана III; что этот государь, перечисляя в своем титуле все особенные владения Московского государства, назвал свое государство Белой Россией, т. е. великою или древней, по смыслу этого слова в языках восточных. Может быть, Иван III назвал Россию Белой в восточном смысле; нельзя, однако, отвергать и того, что название Руси Белой, как и других славянских стран, существовало намного раньше Ивана III, но что оно было чисто народным (в смысле простонародным), и официальным сделалось не ранее XVII столетия, когда почувствовали нужду в различении коренной, т. е. политически более крепкой и устойчивой северо-восточной Руси от других, присоединенных к ней областей с преобладающим одноплеменным населением, как западные и южные части теперешней России (Белоруссии и Малороссии)[11, С.471].

В исторических документах XII в. термин «Белая Русь» применялся в отношении Владимиро-Суздальского княжества, а в XIII – XIV вв. – для Московских, Смоленских и Псковских земель. На итальянских, немецких, шведских картах и в хрониках XV – XVI вв. многие зарубежные авторы Белой Русью называли восточнобелорусские земли, а также применяли это название в отношении Новгородской, Псковской, Киевской, Черниговской земель, иногда расширяли на Волынь, Задоншчину, Подмосковье. В отношении Беларуси этот срок сначала относился только к подвинско-днепровскому региону [9, С.108].

На карте средней Европы, изданной немецким учёным Николаем Кузанским в 15 веке, название «Белая Русь» относится исключительно к Московскому государству: владения московских князей именуются Кузанским Russia Alba sive Moscovia (Белая Русь или Московия) [19, С.68].

Итальянский дворянин Александр Гваньини, служивший во второй половине 16 века военным комендантом Витебска, в своём труде «Описание Московии» причисляет к Белой Руси Московское государство и прилегающие к нему русские земли. Гваньини, в частности, пишет: «Я намерен, благосклонный читатель, описать Московию и пределы её, коими она замкнута; я полагаю, что прежде всего надлежит мне рассказать, откуда берет она свое наименование. Это – некая область в центре Белой (как говорится) Руссии, лежащая на северо-востоке, от которой получают наименование Московии и все прочие области Руссии, лежащие вокруг (хотя и названные совершенно различными именами)». Далее автор отмечает: «Московия, по-местному называемая Москвой, обширнейший город, столица и метрополия всей белой Руссии, подвластной великому князю московитов, вместе с областью или княжеством получила название от протекающей здесь местной реки, называемой Москвою »[1, С.1].

Таким образом, в 15-16 веках Московское государство, а также некоторые другие северо-восточные русские территории именовались Белой Русью как в отечественных, так и в иностранных источниках. Важно отметить, что название «Белая Русь» означало то же самое, что и «Великая Русь», данные термины являлись взаимозаменяемыми [11, С.473].

С середины XVI в. этим термином стали обозначать также территорию Минщины, Гродненщины, а потом и южную зону поприпецкого региона вплоть до р. Припять. В XVII – середине XVIII в. название «Белая Русь» установилось и закрепилось преимущественно за землями Полоцкого, Витебского, Мстиславского, частично Минского и Смоленского воеводств. Одновременно с XVII в. в исторических документах в отношении восточной части этнографической Беларуси применяется и название «Беларусь», которая в конце XIX в. распространилась на всю территории современной Беларуси [11, С.477].

От названия подвинско-днепровского региона « Белая Русь» происходит и название его жителей «белорусы» или « белорусцы » . Вслед за переменой значения названия «Белая Русь» меняется и смысл производного от ее термина «белорусцы», который со второй половины XVII – начала XVIII в. стал обозначать тех, кто относился уже к новому, восточнославянского этносу – белорусскому. Им стали называть восточнославянской населения, которое жило в ареале распространения белорусского языка и комплекса традиционной белорусским культуры. Рядом с формой «белорусцы» с середины XVI в. встречается и современное название белорусского этноса – белорусы.

В 1979 г., в американском журнале , посвященном исследованиям эпохи средневековья, был опубликован источник по истории и географии Е в ропы XIII в. Публ и кацыя осуществлена на основе рукописи XIII ст., которая хранится в Дублине. В начале летописи размещен трактат под названием «Incipiunt descriptiones terrarum» — « Описание земель » . Автор трактата пишет о местонахождении отдельных земель на территории Прибалтики, в частности, что «граничащая с Русью земля Литва» лежит на восток от Жемайтии. Это сообщении о Руси самое древнее. Географический контекст трактата, где перечислены соседние территории: Пруссия, Ятвягия, Жемайтия, Литва, Латгалия, Ливония, Эстония, дает возможность уверенно делать вывод, что под Белой Русью здесь автор подразумевает соседнюю с прибалтийским регионом часть Руси – Западную Русь[18, С. 143-152 ]. Такое географическое положение занимала тогда восточнославянская территория приблизительно от Пскова до Турова.

Таким образом, выводы из анализа гипотез происхождения названия «Белая Русь» следующие:

— название «Белая Русь» древнее, но не местного происхождения. Оно сначала не имело выразительного этнического характера, и поэтому трудно приживалось на этой территории и поздно закрепилось в народном сознании;
– н азвания «Великая Русь» и «Белая Русь» первоначально были тождественными, и в 15-16 веках они закрепились за землями восточной части Руси, которые находились в сфере влияния Московского княжества;
– в 17 веке название «Белая Русь» перемещается в западные регионы Русской земли, находившиеся тогда под властью Польши, а восточная Русь начинает именоваться исключительно Великой Русью;
– в 16-17 столетиях происходит формирование трёх самобытных частей русского народа: белорусов, великорусов и малорусов, ввиду чего термин «Белая Русь» приобретает этнокультурное значение, появляется этноним «белорусы» ;
– п осле присоединения западнорусских земель к Российской Империи название «Белая Русь» трансформируется в термин «Белоруссия», который активно используется для обозначения территории компактного проживания белорусов, а впоследствии название «Белоруссия/Беларусь» и этноним «белорусы» официально признаются советскими властями.

1.2.Черная Русь

Западную часть белорусской этнической территории долгое время называли « Черная Русь ». Т ермин «Чёрная Русь» был очень неустойчивым, его географическая локализация определялась крайне произвольно, и в конечном счёте Чёрная Русь была поглощена Белой Русью. По данным В. Н. Татищева, граница Черной Руси на севере доходила до р.Вилии, на востоке – примерно до Березины, на юге – до Припяти, на западе – до Буга. Название «Черная Русь» в отечественных источниках упоминается не ранее последней четверти XIII в. (1284). Первоначально это название не относилась к западной части территории современной Беларуси. Так называлась юго-западная часть территории современной Украины, тогдашняя Галицкая земля. В западноевропейских письменных памятниках название «Черная Русь» встречается не ранее XIV – XV вв. и применяется для обозначения самых западных земель Руси, которые граничили с Ливонией, Литвой и Польшей [17, С.519] .

Как название западной части белорусского этнической территории (в частности, Белорусского Понемонья) термин «Черная Русь» начинает закрепляться в конце XVI – XVII в. Как утверждает В. Н. Татищев, название «Черная Русь» для обозначения западной части современной Беларуси встречается в грамотах царя Алексея Михайловича после того, как он овладел частью Речи Посполитой. В грамотах Алексей Михайлович называется «государем всей Великой, Белой, Черной и Красной Руси». Название западной белорусской этнической территории «Черная Русь» трактуется по-разному. Чаще всего ее рассматривали как противопоставление названию «Белая Русь». Некоторые ученые (С. Соловьев) считали, что первоначально название «Черная Русь» означало зависимую территорию. Черный цвет рассматривается сторонниками этой концепции как символ зависимости, белый – как символ самостоятельности [16, С.487] .

В отношении Белорусского Понемонья такое объяснение нельзя признать внушительным. Название этого края «Черная Русь» закрепилось тогда, когда вся территория современной Беларуси уже находилась в составе Великого княжества Литовского, а затем и Речи Посполитой, и с политической точки зрения значительной разницы между западной и восточной частями этих территорий не было [16, С.489] .

Некоторые исследователи считают, что появление названия «Черная Русь» вызвано тем, что для Верхнего Понемонья было характерно язычество, а для Поднепровья – христианство. Но и с такой точкой зрения нельзя полностью согласиться потому, что в период закрепления этого срока почти все население, как восточнославянское, так и балтское, было уже христианским. Христианские церкви в городах Верхнего Понемонья были построены не позднее, чем в городах современного Белорусского Поднепровья. Что касается некоторых групп нехристианского, языческого балтского населения, которое проживало в Верхнем Понемонье, то оно Русью не называлось. Для их наименования применялся другой термин – «Литва».

Заслуживает внимания следующее объяснение этого названия. Название «Черная Русь » было дано балтами. Согласно балтской традиции, черный цвет символизирует Запад, а белый – Восток. В связи с этой традицией самую западную часть Руси, то есть Верхнее Понемонье, стали называть Черной Русью, а восточную, то есть Поднепровье, – Белой Русью. Первоначально эти названия обозначали географические направления. С течением времени они стали означать два ареала белорусской этнической территории и символизировать этнографические особенности между ее западной и востоной частями. С конца XVIII в. с распадом Великого княжества Литовского и присоединение белорусских земель к Российской империи название «Черная Русь» перестало употребляться, а «Белой Русью» стали называть всю белорусскую этническую территорию. Причем это название приобрело в русском языке свою западноевропейскую форму – «Белоруссия». В белорусском языке сохранилась старая восточнославянская форма этого названия. Она стала произносимо и писаться вместе – «Беларусь».

Литва отметила тысячелетие первого упоминания названия государства в исторических источниках. Бесспорно оно было зафиксировано в 1009 г. в написанной на латыни Кведлинбургской хронике . Описываемое событие – одна из неудавшихся попыток обратить в христианство балтские племена. Отметим попутно, что литовцы, храня веру своих предков, последними в Европе приняли христианство. Недаром в русских летописях нередко упоминается «поганая литва», т.е. литвины-язычники [2, С.451].

Литвой в древности называлась не вся этническая Литва, а лишь её часть. Учёные спорят о том, какую площадь занимала эта первоначальная «Литва», всё больше склоняясь к тому, что искать её следует на территории между реками Нерис, Нямунас и Меркис. Ведь именно здесь находились первые крупные феодально-административные центры Литовского государства раннего периода – Кернаве (Кернов), Вильнюс (Вильна), Тракай (Троки). Отсюда «Литва» распространялась в среднее течение реки Нерис и верховья Нямунаса. Где-то в этих местах должно было начаться объединение литовских земель в единое государство [15, С.10] .

С ростом Литовского государства ширилось и географическое значение названия Литва . С течением времени Литвой стали называть не только этнические литовские земли, но и все те, которые были присоединены к Литовскому государству, в том числе и населенные не литовцами .

Об этимологии (происхождении) этого имени уже давно ведутся споры. В XV–XVI вв. форму Lietuva считали искажённым L’Italija , поскольку предполагалось, что литовцы, как якобы потомки римлян, переселились из Италии. Позже название Литвы стали связывать с латинским словом litus – ‘взморье’. Подобное сближение несостоятельно хотя бы потому, что первоначальную «Литву» следует искать не на побережье Балтийского моря, а дальше от него. Нередко название Lietuva связывалось с кельтским (ирландским) Letha ‘западная окраина бывшей Галлии у Атлантического океана’. Такая связь также не представляется достоверной, поскольку данное кельтское имя языковеды возводят к совершенно иному корню.

Разочаровавшись в поисках происхождения названия Литвы в других странах и языках, стали выводить его из литовского слова lietus ‘дождь’. Lietuva (Литва), стало быть, – край дождя, дождливый край. С таким утверждением трудно согласиться, поскольку есть страны, где дождь идёт несравненно чаще, чем в Литве, но названия которых, тем не менее, не произведены от дождя.

В последнее время исследователи всё больше склоняются к тому, что истоки названия Литвы следует искать в гидронимике (наименованиях водоемов). Именно эти названия, особенно наименования рек, меньше всего менялись на протяжении времени и часто наследовались одними племенами у других при переселениях. Многие балтийские этнонимы (наименования народностей) и названия мест обитания племён образованы именно от гидронимов, напр.: Latvija, Lat-gala связываются с названиями рек Latava, Latuva, Latupis , латышскими Late, Latupe и др.
Название Литвы мог породить какой-то гидроним с корнем Liet- , находившийся в тех местах, где началось создаваться Литовское государство.

Литовский языковед Казимерас Кузавинис выдвинул гипотезу о том, что начало названию Литвы мог дать славянизированный гидроним Lietauka . Так в настоящее время называется правый приток реки Нерис, вытекающий из болотистой местности с тем же названием и впадающий в Нерис несколько выше устья реки Швентойи [10, С.15] .

Название Lietauka (существует также её приток под названием Lietaukėlė – уменьшительная форма от Lietauka ) – явно славянизированная форма литовского гидронима, преобразованная при помощи славянского суффикса — к(а) из Lietava . Такую форму ещё помнят местные жители старшего поколения, встречается она и в письменных памятниках .

В данной местности имеются и другие гидронимы и топонимы с тем же корнем, в том числе даже несколько источников на другом берегу Нерис. Следовательно, такое название является типичным для данного края. По мнению Казимераса Кузавиниса, от названия речки и других наименований с течением времени вся округа приобрела это название, а позже наименование края превратилось в название народа. Тем более что для балтов характерна подобная модель образования: гидроним > топоним > этноним. Географическое положение этого края в низовьях реки Нерис и среднем течении Нямунаса – очень удобно, именно там находились важные центры и укреплённые замки. Позднее, видимо, здесь сложилось ядро Литовского государства, вокруг которого стали объединяться другие земли. Отсюда название Lietuva очень рано распространилось далее на восток, в бассейн верховьев Нямунаса и окрестности Минска, где тогда ещё жили литовские племена. Там это название первыми и должны были узнать восточные славяне [10, С.18] .

О первоначальном значении названий Lietava// Lietauka можно судить и по особенностям рельефа местности, названной этим именем. Замечено, что данная и другие реки, носящие названия с корнем Liet- (Leit-) , протекают в низменных местах, берега их пологи, а долины широки, поэтому реки легко выходят из берегов – разливаются (лит. išsilieja ). Существуют и другие объяснения названия Литвы, но они являются менее убедительными.

Полесье – территория , заселенная восточными славянами (преимущественно белорусами и украинцами, что разговаривают на самобытн о м «полесско м » диалекте), что охватывает южную часть Беларуси, северную Украину, несколько соседних районов западной России, кроме того немного заходи т на территорию западных славян (Польши) и занимает западную часть бассейнов Немана и Нар е ва, где она иногда не совсем правильно называется Подляшья (Подляшье) [13, С. 50 ] . Обычно территория Полесья определяется бассейнами рек, что через нее протекают, поэтому Полесьем называют весь бассейн правого притока Днепра Припяти и часть левобережно го Поднепровья. Говоры славянских жителей Полесья образовал а диалектную зону, называемую Полесской, которая начала формироваться уже в раннем средневековье на основе говоров восточных славян. По сле татарско го нашестви я Левобережн ое Поднепровье пережило упадок, в результате которо го исчезли местн ые старославянские на речи я . Позже на южные районы Полесья начали влиять украинские диалекты, а с севера в них начали просачиваться особенности белорусских диалектов. Однако наибольший удар на реч ия м и автохтонной истории Полесского региона нанесла Чернобыльская трагедия, из-за котор ой в другие районы Беларуси, Украины и России были вынуждены эмигрировать целые деревни.

Традиционно на Полесье выделяются Западно-Полесские (южная часть Брестской области, север Волынской и Ровенской областей) и Средне-Полесские (южная часть Гомельской области, северные районы Житомирской и Киевской областей) диалекты [13 , С. 262 ]. Пределами этих диалектных зон считаются притоки Припяти Ясельда и Горынь. Этнические обитатели Полесья — называемые полешуками — еще делятся на западных (пинчане — обитатели Пинского района, «брэсчуки" или "брэсцюки» — обитатели Брестского района, и падляшцы — часть населения восточной Польши), северных (между реками Ясельдой и Березино) и южных (жители украинского Полесья).

Полесье особенно интересно историей древнейших взаимоотношений балтов и славян, особенно важна ономастика и археологические памятники, свидетельствующие, что это могла быть зона самых ранних балто-славянских контактов, а западную окраину Полесья некоторые слависты склонны считать и прародиной славян. По мнению многих славистов, Полесье есть одной из важнейших зон формирования как языка, так и материальной и духовной культуры .

По мнению некоторых археологов с лавянские племена на Полесье начали образовываться в середине VI тысячелетия, когда там появились памятники археологической культуры типа Прага-Корчак. К тому времени среди племен, населявших Полесье, доминировали балтские племена (западные и днепровские). Поэтому в определенном смысле история Полесских славян — это и история ассимиляции доисторических балтских племен, которые там жили [15, С.72].

С леды древних западных балтских племен, живших на Полесье и «затонул» в его болотах, поднимаются на поверхность порой в совершенно неожиданных формах. Например, в 80-х гг. прошлого века полесские патриоты пытались создать самостоятельную «полесского» литературный язык, которую поначалу называли «русинско-полесской» языком (русинско-полесский язык), а позднее стали называть ятвяжского (ятвяжский) языком. Такой выбор, по словам Н.М. Толстого, предопределила «слабо обоснованное предположение, что древними предками полешуков были ятвяги» . [13, С. 99 ]

Возможно, действительно слишком смелым было бы считать всех жителей Полесья настоящими потомками ятвягов, однако балтских следов имеется уйма и в лексике полесских диалектов, и в этнографии, и в ономастике . На Полесье зафиксировано сравнительно много апелят и вных заимствований из балтийских языков, которые характерны только для этого региона .

Даже и сегодня местные жители называют болота, что простираются к северу от Припяти, «литовское Полесье», на юг — «Волынское Полесье», а болота к западу от верхнего течения Припяти — «польское Полесье». Прежние польские исторические источники фиксируют обитателей тех мест — племя polexiani, которое иногда пытаются отождествить с одним из западно-балтских племен — обычно, с ятвягами. О том, что там когда-то жили балты, напоминают и некоторые названия деревень западного Полесья (Брестская область: Бостынь, Кавняцин, Сварынь, Ровбицк) и центрального Полесья (Гомельская область: Заспа, Пирки и проч.)

Множество балтских следов на Полесье мотивирует внимательнее погрузиться и в происхождении самого названия Полесье. Слависты обычно склонны связывать это название с вост очно слав янским словом ‘лес "и приставкой« по-», по такой же модели, как и« река »-« по-речь »,« берег »-« по-бережье ». Однако имеется основание полагать, что такая этимология — типичный пример народной этимологии.
Даже те языковеды, которые этимологически связывают название Полесья с лесом, то есть Полесье — «лесистая местность», не оставляют в стороне аналогий с балтскими названиями Pal à, Peles à, Pelysa, обозначая, что в литовском и латышском языках они означают «болотистой лесок», и относя название Полесье к балто-славянского корн ям . Однако лексикол о гам-эт и мол о гам должно быть понятно, что общий корень в названиях Poles ė, Peles à или Pelysa возможно увидеть разве что в том случае, если полностью отбросим этимологические и семантическую связь с о славянским «лес» и сосредоточим внимание на балтских фактах.

В балтских языках есть цел ая групп а названий мест, в которых с легкостью можно выделить корень Pal — / Pel . Балтские слова имеют аналоги и в других индоевропейских языках ( Э. Френкель считает, что тот самый корень имеют и лат. Palts, palte ‘лужа, речка’ и гидроним Палата). Ономастическим производными от упомянутых корней считаются и некоторые зафиксированные в славянских землях названия мест: села в Беларуси Пéлишча (за п . Полесье); деревня и лес возле нее Палюшына, Палюшынски (за п . Полесье), Пелякà (Витебская обл., Возможно связанная с p é lk ė), Пялики (Витебская обл.). Пелесà (Гродненская обл.), озеро и деревня Пял и к, вариант Пал и к (Минская обл.), река Пéла (приток Вилии, бассейн Немана [13, С.343].

Обращается внимание и на зафиксированные в славянских языках однокоренные апелят и вныя заимствования из балтских языков: это уже упомянутое украинское (восточно-полесское) пáли — ‘низменный рельеф’, которое, судя по ареалу, есть остатком восточно-балтского субстрата; сравнить. производное словатаго самого корня в польск. polwy / pulwy ‘летом сухие, а весной заливаныя приречные луга у Нарэва в окрестностях Ломжи’, которые А.Непакупны й счита е т заимствованиями из прусского p а lw е ‘полевой / дикий, безлесым, болотистой край’ [13, С.359].

Можно было бы также и опереться и на физиографические особенности названного региона : характерная особенность для Полесской зоны — низинный рельеф и множество болот. Болотистость бросается в глаза больше, чем неравномерные лесные высадки. На пример , пишут , ч то к о роль Швец ии Карл ХІІ, преследуя рус с к о е войск о , дошел до Пинска . Короля так впечатлил бескрайний Полесский океан озер, болот, рек, что он написал на стене башни Пинской иезуитской коллегии: «Non plus ultra» — «на т ой стороне ничего больше нет ». Поэтому более вероятно, что выбрав в качестве основы названия такое слово, которое физиографически характеризует Полесье, древние жители Полесья или их соседи стремились подчеркнуть болотистость, влажность территории, низинность рельефа.

Таким образом, создается впечатление , ч то кор е нь полес- в славянск и х диалекта х не имел цельной , ясн о й семант и к и . Порой семант и ка с вяз ы вае тся с «лес о м», а временами — с «полем». Такая немотивированная семант и ка, а также и разнообразие основного коренного слова обычно характерны для случаев , когда в языковую систему пробуют вставить слова из других языков .

Какой географический термин или топоним мог послужить подлинным источником заимствования, сегодня сказать трудно. Возможно для названия целого региона мог быть обобщенно какой-то гидроним, ославяненный в будущем, например, Pel-es-à. В этом случае согласный — s-принадлежит к балтски м гидр о нимичны м суффикс ам. Однако допу скается и то , что в основе названия региона Poles ė — апелят и в бал тийский * Palios ‘большие болота’. В таком случае согласный — s- в названии Полесья будет остатком закостеневшей опознавательного балтского окончания множественного числа. Подобных закостенелы х окончаний, включенных в о славянены е балтизм ы , имеется множество : белор. (Полесье) кул-ис-ок — ‘не вконец обмолочено сноп’, наряду с более широко распространенной в диалектах белорусского, польского, русского и украинского языков более аславяненай формой пуль — ‘большой сноп или охапку соломы, сена, льна и под.’ ; рус. (Архангельская обл.) Дреб-ус-ина ‘топь, трясина’, где внутри «застрявшего» окончание — us — балтского прилагательного dreb — us ‘то, что дрожит, трясется’.

Наконец, как бы ни объясняли происхождение топонима Poles ė, уже сама формулировка вопроса мотивирует целенаправленно поинтересоваться названиями болот или низких, влажных мест балтского происхождения в славянских языках. Бросается в глаза, что это – одна из наиболее многочисленных и ярких групп терминов, которая характерна не для странствующих культурных заимствований, а для субстратно го наследия.

Кроме уже упомянутых выше названий балтского происхождения «поля», «дребусина», в разных диалектах славянских языков зафиксированы еще несколько десятков балтизмов с подобным значением.

Таким образом, выделяя семантические, этимологические, ареальные особенности топонима Полесье, можно смело утверждать, что это — название балтск о г о происхождения , ч то обозначает — край « больших болот », а семантическая связь с «л е сам и » появилась позже , когда восточнославянские племена начали осваивать и край и его балтские названия местности.

Комментировать
0
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

;) :| :x :twisted: :sad: :roll: :oops: :o :mrgreen: :idea: :evil: :cry: :cool: :arrow: :P :D :???: :?: :-) :!: 8O

Это интересно

Без кейворда_5 Рефераты
0 комментариев

Доклад на тему; Синдром Дауна Рефераты
0 комментариев

Adblock
detector