Стихи Про Крышу — подборка стихотворений

Стихи Про Крышу — подборка стихотворений

Стихи Про Крышу — подборка стихотворений
СОДЕРЖАНИЕ
0
09 мая 2021

Городские окна,
Городские крыши.
Всё, что ты увидишь,
Всё, что ты услышишь.

Мы пойдём с тобою
Лазить по обломкам,
Мы пойдём с тобою
Собирать осколки.

Улицы и парки
Открывают двери
И зевают арки,
Как каменные звери.

Этажи и окна,
Фонари и крыши,
К ночи всё умолкло,
К ночи стало тише.

Девочки и гении
На мосту целуются,
Ждут у эскалатора
И уже волнуются

Море безграничное
Уносит наши реплики
(Не пришли по вызову
Сволочи — сантехники)

Заплёванные лестницы,
Неживые улицы,
Вечер ждёт рассвета,
Все слегка волнуются.

Голос мегаполиса
Нам почти не слышен.
Мы стоим на облаке,
Мы идём по крыше.

Ветер под ногами,
Мир над головою,
Над оконной рамой
Только мы с тобою.

НА КРЫШЕ
Залезь на крышу, там яркие звезды,
Никто не услышит твой отчаянный крик
Не надо думать, уже слишком поздно
И не говори, просто смотри
Посмотри на свой город, машины и пробки
На уставших людей и на сотни огней

И подумай, зачем это надо?
Смешные полеты, отчаявшись, с крыш
Шагнув в темноту, не вернешься обратно.
Ничего не изменишь, когда полетишь.
Шагнув в этот дождь, ты сотрешь свои мысли
Как стёр на стекле краски прошлого дня
Нашедший сквозь строки отсутствие смысла
Решивший, что город тебе западня

…Тяжелое время ломает всем крылья
И серое небо сплетается в сеть
Но твердые стены рассыплются пылью
Ты тоже когда-нибудь сможешь взлететь
У многих бывает, проходит и это
Но между ударами ты все-тки дышишь
И в тусклых лучах холодного света
Ты ловишь себя на краю этой крыши.

ДВЕ ЧЕРНЫХ КОШКИ НА МОКРОЙ КРЫШЕ

После дождя небо стало выше.
Не поскользнись у мансардной ниши,
Падать на пару так больно, слышишь?

Голуби крыльями режут воздух,
Вьются над башней, сплетают грезы
В теплые гнезда. А хочешь — просто
Все мои сказки возьми и звезды.

Будешь счастливой, в любовь играя,
С двух берегов пустоты и рая.
Я не жалею, но выбираю
Прежнюю жизнь в двух шагах от края.

Знаю, что время всю боль залижет,
Ты ведь не станешь бояться, вижу.
После дождя оказались ближе
Две черных кошки на мокрой крыше.

Когда мой населённый пункт перестанет быть населённым мной,
Я залезу на липкую тёплую крышу и сяду к солнцу спиной.
Я буду смотреть на тех, кто придёт освободить от меня этот дом,
Вспоминая, кого из них я ненавидел, а с кем я был просто знаком.
Когда-нибудь все они тоже устанут играть в этот скучный квест,
Не дождавшись второго пришествия, поскольку Христу пришлось ехать в объезд.
На главном шоссе была пробка в связи с тем, что шоссе завершалось стеной,
И многие энтузиасты уже резво стучались в неё головой.
А с другой стороны отвечали, что все койки заняты, мест больше нет
И даже моё уже сдали кому-то на ближайшие несколько лет.
И пока там внизу этот кто-то будет менять мою роль под себя,
Я успею закончить последний стишок и скормить его с рук голубям.

В карманы руки, иду по крышам
А мир устало бредёт навстречу
И с каждым шагом всё выше, выше
Слова, как гвозди вбиваю в вечность

И помнят губы твоё дыханье
И бредят окна моим побегом
А бег по крышам — в любви признанье
Под самым небом, под самым небом

И смотрит вечность сквозь злые щели,
Текут дождем откровения белым
Один на мушке седых капелей
Бегу по крышам, бегу на небо

Бегу по крышам к тебе навстречу
А мир жестоко мосты разводит
Играем с миром мы в чёт и нечет —
Пока выходит, пока выходит

ОДИНОЧЕСТВО
Что-то странно — прекрасное скрыто в тебе —
То ли манишь, то ли пугаешь.
Ты не спишь, разобраться пытаясь в себе
И одна по ночам гуляешь.

Из распахнутых настежь дверей чердака
Прямиком вылезаешь на крышу.
Где тебя, как всегда, ждёт подруга — луна.
Лишь она всё поймёт и услышит.

Ты купаешься в свете её ледяном,
Тихо слёзы на ветер роняешь.
И глаза твои снова твердят об одном —
Это слово прекрасно ты знаешь.

Вновь пытаясь тоски бесконечную боль
Побороть, ты шагаешь сквозь время,
Безупречно играя жестокую роль,
Унося за собой одиночества бремя.

ЛУНАТИК ГУЛЯЕТ ПО КРЫШЕ
Потише! Пожалуйста, тише,
Глаза поднимите к Луне.
Смотрите, левее на крыше,
Лунатик гуляет во сне.

Гуляет, слегка улыбаясь,
Легки и неслышны шаги.
Две чёрные кошки, ласкаясь,
Бредут с ним у каждой ноги.

Вы знаете, что ему снится?
Наверно, бескрайний простор,
Прекрасные белые птицы
На синих ладонях озёр.

А, может быть, мать ему снится
И дом у реки, и роса.
Он видит любимые лица
И слышит в ночи голоса.

Гуляет лунатик по крыше,
Слегка улыбаясь во сне,
Не знает, не видит, не слышит
Печалей земных в тишине.

Не слышит неслышного плача,
Не видит невидимых слёз,
Нет горя, потерь, неудачи
В кружении призрачных грёз.

Становится в мире всё тише,
Две чайки парят в вышине.
Лунатик гуляет по крыше,
Слегка улыбаясь во сне.

А я возвращаюсь в квартиру…
Светает, бледнеет Луна.
Он спит – и гуляет по миру,
И в мире его тишина.

ДВЕРЬ В МИР ЧУДЕС
Руку мне дай или просто поверь:
Я отворю для тебя эту дверь,
Я провожу тебя в мир из чудес:
Где сказочный вид и лазурь небес…

Там тебя встретит богиня судьбы,
Раскроет тебе она карты свои.
Там не придется все время бежать,
Там можно жить,а не выживать…

Там золото в небе не просто блестит,
А греет… и жар этот в душах разлит.
Там мыслям о смерти пристанища нет:
Вся жизнь – обновление прожитых лет.

Руку мне дай или просто поверь:
Откроется где-то заветная дверь.
«И где же те двери?» — скажешь мне ты,
Я же отвечу: повсюду. Ищи!

Здравствуй, Петербург!
Здравствуй, летний дождь,
Который снова влюбляется в меня.
Спасибо, что ты пролился,
Спасибо, что дал моему сердцу отдышаться,
В себе наконец-то разобраться
И на крышу мокрую подняться.
Я могу быть здесь самим собой.
Забыть о времени и о всех своих проблемах
И остаться наедине с тобой,
С моим любимым небом.
И пусть ты сегодня в серых тучах,
Не видно млечного пути,
Лунный свет не режет мне глаза,
Но я хочу с тобой поговорить,
Лишь тебя могу я полностью открыться,
С головою в мир мечтаний погрузиться,
Отвлечься от непредвиденной реальности
И от надоевшей суеты…
Уже все мосты давно разведены
И лишь коты со мной на «ты».
Дремлют сфинксы и каменные львы.
Всё! Погасли фонари, городские огоньки
И окна в моём доме.
Я мечтаю…
Нет, это ни тоска, ни грусть,
А просто интригует тишина.
Как не странно, машины не гудят
И люди не шумят.
Чуть только дождик моросит
И дует лёгкий ветерок
По ржавой, старой крыше.
Нет! Сейчас не нужно сигарет,
Ни кофе с молоком.
Без того мне хорошо, так спокойно и легко.
Просто эйфория, наслажденье необъятной красотой.
Мне не хватает слов,
Чтоб описать, что я чувствую сейчас,
Да, и не надо! Сегодня не такая ночь,
Чтоб загромождать её словами.
Люблю я свой прекрасный город,
Люблю город над Невой
И каждый раз благодарю я Бога,
Что жизнь мне подарил,
Именно в северной столице!

Скажите, вы любите крыши,
Пропахшие запахом звёзд?
Они, как усталые крылья,
Проделали тысячи вёрст.
А мы и не подозревали,
Что канув в снотворную тишь,
В таинственных странах бывали
При помощи машущих крыш.
И только большие поэты
Любуются их серебром,
Они-то и пишут сонеты
Оброненным крышей пером.

Если есть крыша
И лестница есть,
Можно на крышу
Пол лестнице влезть.
Можно по крыше
Побегать потом,
И можно лечь, развалиться.
Все можно.
Нельзя забывать лишь о том,
Что с крыши можно
Свалиться.

Мы все спешим за чудесами,
Но нет чудесней ничего,
Чем та земля под небесами,
Где крыша дома твоего,
Где крыша дома твоего.

И если, вдруг, тебе взгрустнется,
То грусть не значит ничего,
Когда ты знаешь, что под солнцем
Есть крыша дома твоего
Есть крыша дома твоего.

Вмиг огорчения любые
Исчезнут все до одного,
Лишь вспомнишь звезды голубые
На крыше дома своего,
На крыше дома своего.

Мир полон радости и счастья,
Но край родной — милей всего…
И так приятно возвращаться
Под крышу дома своего,
Под крышу дома своего.

Летний дождик хлещет в крышу
По железным по листам.
Слышу, слышу, слышу, слышу!
Тра-та-та-та, трам-там-там!

Скину тесные сапожки
И штанишки засучу…
По канавке вдоль дорожки
С визгом рысью поскачу.

Эва! Брызги, словно змейки!
Вся канава в пузырях,
Дождик пляшет на скамейке,
Барабанит в лопухах.

Поливалкою колючей
Промочил меня насквозь…
Солнце вылезло из тучи!
Солнце высушит — небось!

На пылающем закате
Нарисованы узоры.
Город в жарком алом платье
Рвет на лоскутки просторы.

И малиновым зигзагом
Вскачь с десятого на третье
Суетным, неровным шагом
Надо мной бежит столетье.

Крыши, Боже, эти крыши!
Все тепло впитав до крошки,
Грезят солнцем, ветром дышат,
Дремлют сном бродячей кошки.

Город тонет в небе этом,
Небо город гладит нежно.
Каждый вечер, этим летом.
Беспричинно. Неизбежно.

Сидим на крыше с воробьём —
Нам хорошо сидеть вдвоём.
Сидим — глядим,
Сидим — поём,
Про то, как славно нам вдвоём.

Как будто небо — океан,
А мы сидим на берегу,
И белых тучек караван
Я показать ему могу.

А с крыши лучше виден мир:
Огромный,
Белый,
Голубой.
И в этом мире —
Только мы:
Я и воробышек живой.

Сидим на крыше с воробьём.
Но… воробей ведёт крылом…
И я от ужаса немею —
Куда ты?
Я же
Не умею!

Олег Ник Павлов

Я люблю высокие дома,
Где небо чуть светит у крыши,
Я люблю высокие дома, —
И тем больше люблю, чем они выше.

Мне грезится город, как дом,
Вместо улиц — стеклянные своды,
И высятся этаж за этажом,
Сады, и залы, и переходы.

Мечтая о таких домах,
Я охвачен волнением странным,
Это бред о грядущих веках,
О человеке ином, но желанном.

О, я люблю высокие дома,
Где небо чуть светит у крыши,
Я люблю высокие дома,
Тем больше люблю, чём они выше.

Залезь на крышу, там яркие звезды,
Никто не услышит твой отчаянный крик
Не надо думать, уже слишком поздно
И не говори, просто смотри
Посмотри на свой город, машины и пробки
На уставших людей и на сотни огней

И подумай, зачем это надо?
Смешные полеты, отчаявшись, с крыш
Шагнув в темноту, не вернешься обратно.
Ничего не изменишь, когда полетишь.
Шагнув в этот дождь, ты сотрешь свои мысли
Как стёр на стекле краски прошлого дня
Нашедший сквозь строки отсутствие смысла
Решивший, что город тебе западня

…Тяжелое время ломает всем крылья
И серое небо сплетается в сеть
Но твердые стены рассыплются пылью
Ты тоже когда-нибудь сможешь взлететь
У многих бывает, проходит и это
Но между ударами ты все-тки дышишь
И в тусклых лучах холодного света
Ты ловишь себя на краю этой крыши.

За горизонтом свет, а я иду выше,
И никого там нет, на одинокой крыше.
И нету ни звука, на крыше покоя,
Кончилась мука? Не слышно прибоя.

На крыше покоя, я всегда одинок.
Там нету прибоя, сотворил всё, что смог.
Теперь вы приплыли, здесь пишут стихи,
Но здесь много пыли, извините: апчхи!

Я говорил, что один, проживаю я здесь?
Мой друг никотин, Убивающий спесь.
На крыше моей, проживают и духи,
Молитв не жалей, они порой глухи.

Здесь чайки парят, в ожидании чуда,
О нас говорят: Зачем и откуда?
Полёт их прекрасен, полон взлётов и падений,
У нас он опасен: полно смертей и дней рождений.

В дружбе с ними, я сейчас состою,
Но возможно завтра, орлу их скормлю.
Вот где Свобода! Вот где Душа!
Орёл — парящая свобода! в Рай открыл он врата.

На крыше покоя, есть так же камин,
Вне города зноя, я с книжкой один.
Но в гости ко мне, заходят иногда,
Холмс и Ватсон — мои друга два.

От Холмса подарок — свежайший табак.
В печи есть огарок — прекраснейший знак.
Мы трубку набили, а Док сигарету.
Табак весь скурили. Подайте карету!

И вот я с небом, как всегда на едине,
И падают снегом, цветущие во тьме.
Я в кресле сижу, и наблюдаю закат.
Всё небо горит — Солнце катится в ад.

Городские окна,
Городские крыши.
Всё, что ты увидишь,
Всё, что ты услышишь.

Мы пойдём с тобою
Лазить по обломкам,
Мы пойдём с тобою
Собирать осколки.

Улицы и парки
Открывают двери
И зевают арки,
Как каменные звери.

Этажи и окна,
Фонари и крыши,
К ночи всё умолкло,
К ночи стало тише.

Девочки и гении
На мосту целуются,
Ждут у эскалатора
И уже волнуются

Море безграничное
Уносит наши реплики
(Не пришли по вызову
Сволочи — сантехники)

Заплёванные лестницы,
Неживые улицы,
Вечер ждёт рассвета,
Все слегка волнуются.

Голос мегаполиса
Нам почти не слышен.
Мы стоим на облаке,
Мы идём по крыше.

Ветер под ногами,
Мир над головою,
Над оконной рамой
Только мы с тобою.

В карманы руки, иду по крышам
А мир устало бредёт навстречу
И с каждым шагом всё выше, выше
Слова, как гвозди вбиваю в вечность

И помнят губы твоё дыханье
И бредят окна моим побегом
А бег по крышам — в любви признанье
Под самым небом, под самым небом

И смотрит вечность сквозь злые щели,
Текут дождем откровения белым
Один на мушке седых капелей
Бегу по крышам, бегу на небо

Бегу по крышам к тебе навстречу
А мир жестоко мосты разводит
Играем с миром мы в чёт и нечет —
Пока выходит, пока выходит.

Потише! Пожалуйста, тише,
Глаза поднимите к Луне.
Смотрите, левее на крыше,
Лунатик гуляет во сне.

Гуляет, слегка улыбаясь,
Легки и неслышны шаги.
Две чёрные кошки, ласкаясь,
Бредут с ним у каждой ноги.

Вы знаете, что ему снится?
Наверно, бескрайний простор,
Прекрасные белые птицы
На синих ладонях озёр.

А, может быть, мать ему снится
И дом у реки, и роса.
Он видит любимые лица
И слышит в ночи голоса.

Гуляет лунатик по крыше,
Слегка улыбаясь во сне,
Не знает, не видит, не слышит
Печалей земных в тишине.

Не слышит неслышного плача,
Не видит невидимых слёз,
Нет горя, потерь, неудачи
В кружении призрачных грёз.

Становится в мире всё тише,
Две чайки парят в вышине.
Лунатик гуляет по крыше,
Слегка улыбаясь во сне.

А я возвращаюсь в квартиру…
Светает, бледнеет Луна.
Он спит — и гуляет по миру,
И в мире его тишина.

Крыша ехала домой

Мальчик шёл, сова летела,
Крыша ехала домой,
Эта крыша не хотела
Спать на улице зимой.

Мыли блюдца два верблюдца
И мяукали дрова,
Я ждала, когда вернутся
Крыша, мальчик и сова.

Спит диван со мной в обнимку,
Пляшет снег над головой,
Вдруг я слышу — в кнопку бимкнул
Мальчик с крышей и совой!

Я от этого бим-бома
Стала песней на слова,
Я пою, когда все дома —
Крыша, мальчик и сова.

Мальчик шёл, сова летела,
Крыша ехала домой —
Вот какое было дело
В среду вечером зимой!

Забываю Чехова,
Езжу не по правилам,
В кухню с «беломориной» за ночь раз по пять.
Крыша-то уехала,
Адрес не оставила,
И теперь не знаю я, где её искать.

Подворотни по лбу бить
Будут меня, грешного,
Ночью «необобранный» бегаю, кричу:
«Помогите, голуби,
Граждане сердечные,
Если крышу встретите — я её ищу!»

А как же я её любил
От черепицы до стропил,
От струйки дыма из трубы до сеновала!
Я с ней ложился и вставал,
Как люди жил и умирал,
Но крыша съехала. Всего ей было мало!

Во дворе на лавочке
Сяду с горемыкою,
Расскажу товарищу про свою беду
И про то, что давеча
Воробей чирикал мне —
Вроде, видел крышу он в городском саду.

А как же я её любил,
По воскресеньям с мылом мыл,
Следил, чтоб летом ей не докучали осы.
Всегда хватало ей тепла,
Она ни разу не текла,
Но вот взяла да и свалила без вопросов.

Двери заколочены,
И замки навешены.
Чистотел бы кто-нибудь к сердцу приложил.
Закатился в Сочи бы,
Всех послал бы к лешему
И на белом катере с крышею уплыл!

А как же я её любил
От черепицы до стропил,
От струйки дыма из трубы до сеновала.
Я с ней ложился и вставал,
Как люди жил и умирал,
Но крыша съехала. Всего ей было мало…

Вы здесь

Татьяна Антонова Высочина

По крышам не гуляют просто так —
Видны там звезды, а машин не слышно.
Наверное романтик и чудак
Когда-нибудь придумал эти крыши.

Ночной портал на перекрестке снов,
Таинственный и сказочно-волшебный,
Был создан для влюбленных и котов,
Которых почему-то тянет в небо.

Взгляни в глухую бездну с высоты,
Почувствуй ветер, бегающий в пальцах.
Весь мир, как на ладони, видишь ты,
И люди в нем лишь пришлые скитальцы.

Над суетой на время воспари,
Как на руках отца, летая крошкой,
И душу излечи в лучах зари
В обнимку с задремавшей рядом кошкой.

Крыши старого города

Старого города крыши…
Вот они, передо мною!
Птица поднимется выше,
Я — существо лишь земное…

Как же душа благодарна
Тем, кто устроил такое!
Вижу костёл славный Фарный, —
Как дотянуться рукою.

Крыши прекрасные эти
Сразу напомнили Прагу,
Небо в осеннем рассвете,
Чистую росную влагу.

Гродно любимый, чудесный!
Ты предо мной на ладони!
Песней старинной прелестной
Гроздья цветов на балконах…

Старого города крыши!
Жизнь вам даруют иную.
Так устремляйтесь же выше!
Гродно! Тебя обниму я!

Все летают во сне. И Крыши!
Им под снегом так сладко спится!
Над землёю всё выше, выше
Поднимаются вверх, как птицы.

Только днём Воробьи судачат:
— Набирает весна разбег.
От отчаянья Крыши плачут,
Провожая последний снег.

Под дождём не уснуть им вовсе,
Разве скажешь дождю: "Потише"?
Потому-то не любят осень
Эти разные, разные крыши.

Но до осени будет лето,
От лучистого солнца — нега.
Жаль, забыли они об этом
Под искрящимся белым снегом.

Прогулки по крыше

Он ходит по крыше,
которая выше
Молвы, убеждений
и несовпадений.
Он ходит по крыше,
он музыку слышит,
Что льётся из рога,
как пение Бога.

Когда он придёт —
не знает она.
Она его ждёт
у окна.

Она так привыкла,
поскольку проникло
За грани терпенья
неслышное пенье.
А он каждый вечер
уходит на встречи
В зовущие сферы
из боли и веры.

Сто жизней пройдёт,
но длится одна.
Она его ждёт
у окна.

Когда отрешён,
ты во власти у жажды.
И, может быть, он
не вернётся однажды.
И будет без дома
кружить у проёма
Душа, что незрима.
И всё это мимо.

С ума не сведёт
ни смерть, ни вина.
Она его ждёт
у окна.

На чердаке у деда

На чердаке у деда
Сиденье от мопеда,
Четыре старых кеда,
Три гаечных ключа!
Чего здесь только нету:
И ножки табурета,
И дверцы от буфета,
И руль от «Москвича»!

Играю в куче хлама,
Пока не видит мама!
Попал я в сказку прямо,
Забравшись на чердак!
И я для внуков тоже
Устрою чуть попозже
На дедовский похожий
Чердачный кавардак.

Оставлю внукам гордо
Обломки сноуборда,
Самоучитель «ворда»,
Тетрадь по ОБЖ.
Пусть радуют кого-то
Сиденья от тойоты,
Айпады и айподы,
Не нужные уже!

В пыли чердачной сидя,
На деда не в обиде,
Они вокруг увидят
Прошедшие года.

Но это труд немалый…
Начну сейчас, пожалуй!
Заброшу для начала
Я свой дневник сюда!

На чердаке средь хлама, пыли,
и среди брошенных вещей,
частицы старины и были,
во тьме- сокрыты от очей.
Сплетаеют нити паутину,
гуляет призрачный сквозняк,
старинный шкаф здесь сгорбил спину,
топорщит вздорно древний стяг.
От сундука осталась рухлядь,
сквозят картины желтизной,
но не теряет память духа,
хотя пригрел ее покой.

Посмотри чуть-чуть повыше

Посмотри чуть-чуть повыше:
Флюгер есть у нас на крыше.
Видишь — словно петушок,
Хвост и алый гребешок.

Тёплый ветер дует с юга —
Оживился сразу флюгер.
Крутится пропеллер,
Против юга — север.

Запад там, где солнце село,
Повторяй за мною смело.
Где поднялось — там восток.
Знают дочка и сынок.

На чердак залезли тайно
Мы, конечно, не случайно.
Брат спросил: "Пойдёшь со мной?
Покажу, где Домовой".

Он не тронет нас, поверь,
Только мы закроем дверь."
Полумрак..лишь слышен скрип,
От волнения брат охрип.

Ноги стали словно вата,
Тут темно и жутковато..
Вот альбом, лото и книжки,
Рядом мягкий рваный мишка.

А в углу стоит сундук,
В нём какой то странный звук..
Поднимаем с братом крышку,
Вдруг у ног мелькнула мышка.

Взвизгнул брат, что было мочи:
"Домовой поймать нас хочет,
Гонит прочь от сундука,
Бьёт, незримый, по рукам.

Слышу топот за спиной —
(Видно это домовой. )
Всё вокруг себя сметая
И о брате забывая,

Вниз скорей я побежала,
Но споткнулась и упала.
Вдруг включился яркий свет —
На чердак поднялся дед,

"Что за шум, а драки нет?
Пулей вниз — уже обед!"
Мы слезаем с чердака,
Ноги, руки в синяках,

Мы пошли туда без спроса,
Деду сыпятся вопросы —
Кто живёт на чердаке,
Кто таится в сундуке?

Улыбнулся хитро дед-
"Что-ж открою вам секрет,
Там, где куклы, фото, спицы —
Детство мамино хранится.

Жаль. никогда я не была на крыше.

Жаль. никогда я не была на крыше…

Жаль… никогда я не была на крыше,
Я даже чуть завидую котам,
Они всегда стремятся выше…выше…
К лукавым звёздам…к светлым облакам…
Заполнив необжитые пространства,
Всё серенады лунные поют…
Безумно и восторженно, отвязно.
Весной… уснуть нисколько не дают…
Жаль… никогда я не была на крыше…
Как хорошо там просто поболтать…
Других миров послания услышать,
А, если вместе… просто помечтать…
За облако рукою зацепиться…
Ты сможешь, надо только захотеть…
Поверить в чудо…просто удивиться,
Легонько разбежаться…и …взлететь!
А видишь ту звезду?…да нет же…справа…
Ты приглядись получше…это я….
А рядом…в тёплой радужной оправе?
Ну, правильно…теперь она твоя!
Давай же мне сейчас твою ладошку…
И, только вместе…раз…два…три…летим…
Да, я шучу…конечно…понарошку…
Ведь наши паралельные…пути…

Жаль…никогда я не была на крыше…

Чердак. Из цикла Мой дом

Мой старый дом, четыре комнаты.
О них когда-нибудь потом…
Дверь, лестница, ступени тёмные,
И лаз под крышу с чердаком.
А таа-аам, как шхуна настоящая —
Верёвки — паруса с бельём.
И столько воздуха летящего,
Что можно раствориться в нём…
А места, места… прям немеряно,
Вдоль крыши — два больших окна.
В трубе нахальный призрак ветряный
С утра гуляет допоздна.
Поодаль лук рядками ровными.
Хранитель дома — серый кот
Сверкнув вослед зрачками томными,
Зевает, здесь его приход,
И свалка древностей загадочных-
Журналы лет за двадцать пять,
Три чемодана пыльных, сказочных,
Чего там только не сыскать:
Мои костюмы карнавальные-
Вот первый, этот пятый класс,
Снежинки платьице крахмальное,
Таких не делают сейчас.
Вот короб с ёлочной игрушкою,
Облезлый ватный дед мороз,
Часы без боя, но с кукушкою,
И кукольных нарядов воз.
Приёмник старый с радиолою…
пластинки. первые коньки,
Медведь и два тряпичных клоуна,
Маришка — кукла без руки.

В тенёт узорах под бечёвкою
Подборки разномастных книг…
Люблю листать страницы блёклые,
Переноситься в тот же миг
В других галактик измерения,
Закрыв восторженно глаза,
Волшебные поймав мгновения,
Взмываю эльфом в небеса.

Все вещи — силуэты прошлого.
Здесь время замедляет бег.
И в памяти одно хорошее,
И счастья маленького век.

Люблю смотреть на городские крыши,
Но только с высоты полета птиц.
Вот та повыше, а вот та пониже
И так, куда ни глянешь, без границ.
Левее вижу церковь городскую,
Под солнцем ярко купола горят.
К обедне, нынче в Троицу святую,
Малиново колокола звонят.
Покой они вселяют в мою душу
И в ней величие растет волной.
Парю над городом, как будто. Рушу
Стереотип, сознания, былой.

Комментировать
0
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

;) :| :x :twisted: :sad: :roll: :oops: :o :mrgreen: :idea: :evil: :cry: :cool: :arrow: :P :D :???: :?: :-) :!: 8O

Это интересно
Adblock
detector