Анализ стихотворения «Шепот робкое дыхание» А. Фета

Анализ стихотворения «Шепот робкое дыхание» А. Фета

Анализ стихотворения «Шепот робкое дыхание» А. Фета
СОДЕРЖАНИЕ
0
29 апреля 2021

Полный текст стихотворения Афанасия Фета

Шепот, робкое дыханье,
Трели соловья,
Серебро и колыханье
Сонного ручья,
Свет ночной, ночные тени,
Тени без конца,
Ряд волшебных изменений
Милого лица,
В дымных тучках пурпур розы,
Отблеск янтаря,
И лобзания, и слезы,
И заря, заря!..

История создания и особенности стихотворения

Стихотворение написано в 1850 году. Стихотворения о любви составляют едва ли не большую часть всей лирики Фета. Самый частый сюжет его любовной лирики — свидание в саду, и самое знаменательное стихотворение этого рода то, с которого и началась громкая слава Фета, стихотворение, которое на многие годы стало своего рода эмблемой его поэзии — «Шепот, робкое дыханье…».

В чем же новизна и необычность этой действительно новаторской поэтической миниатюры? Первое, что бросалось в глаза и сразу было замечено читателями, — это полное отсутствие глаголов, передающих, как известно, движение. Но при этом стихотворение не статично, более того, оно передает беспрестанное движение и изменение в природе и в отношениях между влюбленными, то есть воссоздает некое событие.

Присмотримся к тому, как Фет в этом стихотворении добивается эффекта непрерывного движения, изменения, быстрых переходов от одного состояния в природе к другому. Глаголы неизбежно «удлинили» бы эти переходы от одного мгновения к другому. «Укорачивают» их существительные со своей номинативной функцией, но это особые существительные, которые «обозначают не предметы, а нечто совершающееся во времени, процесс, движение, то есть, по существу, содержат в себе категорию глагольности, являются своего рода подлежащими-сказуемыми: шепот, дыханье, трели, колыханье, лобзания, слезы» (Д. Благой).

Вместе с ними не в статике, а в движении и изменении находятся и существительные, служащие дополнениями к ним: трели соловья, колыханье ручья, ряд изменений лица. Мгновенно-называное слово (существительное) приобретает иллюзию движения, текучести, но движение, в свою очередь, становится ни чем иным, как быстрым пере- ходом, даже «перебегом» от одной картины (мига) к другой, и здесь важную роль играют запятые — они как бы обрамляют отдельные картины, образуют между ними паузы — краткие, глубокие. Без них невозможна музыка стиха, «эфирность» его создается не толь- ко звучанием слов, но и интонацией их произношения. Точки на протяжении всех трех строф стихотворения нет, оно прочитывается как одно предложение, в одном темпе, по- этому эти картины-миги, сменяя друг друга и переливаясь один в другой, превращают всю миниатюру в единый, насыщенный жизнью и чувственностью миг, потенциально стремящийся к вечности, хотя этого слова Фет и не употребляет.

Стихотворение не однажды упрекали в бессодержательности. Вождь народнической критики Н. Михайловский, например, иронически замечал: «Фет, ведь это “шепот, робкое дыханье, трели соловья” безглагольное стихотворение, безначальный конец, бесконечное начало, словом, нечто архипоэтическое». Между тем, при всей своей «эфирности» это окутанное таинственным полумраком, какой-то полупрозрачной завесой стихотворение говорит обо всем, ничего не называя. Не названа, например, луна, хотя без ее света невозможна была бы игра теней, сообщающих динамику всей картине. Ничего не сказано о самом событии — любовном свидании, но тончайше передано его течение от ночи к утру: чуткий читатель не может не заметить, как «пурпур розы», разрастаясь в «дымных тучках», переходит в зарю. Не названа, наконец, сама Любовь, но есть ее переживание:
Ряд волшебных изменений Милого лица,

Заря символизирует начало и утро нового дня, и утро новой жизни, наступающей для влюбленных.
Все сказанное позволяет заключить, что в этом безусловно этапном для поэта стихотворении система музыкально-импрессионистических средств поэтического выражения уже сформировалась. В дальнейшем она обогащается новыми открытиями и находками, но основа системы фетовского импрессионизма кардинально уже не менялась.

Анализ стихотворения — Вариант 1

Параллелизм природного и человеческого позволяет выразить оттенки внутреннего состояния лирического героя. Взаимопроникновение двух начал обусловливает возможность обрисовать настроение в простом перечислении признаков. Смешиваются в восприятии «шепот» и «трели соловья», «милое лицо» и тени деревьев. Дыханье природы и людей сливается, их характеристики переносятся друг на друга. Ночной, сонный пейзаж приобретает психологический смысл. Возникает картина свидания — первого, робкого, вызывающего противоречивые чувства у лирического героя («Свет ночной, ночные тени…»), в ходе которого происходят «волшебные изменения»:

Шепот, робкое дыханье, Трели соловья.

Свет ночной, ночные тени, Тени без конца,
Ряд волшебных изменений Милого лица…

Важен мотив внутреннего колебания, приглушенных тонов в восприятии, передаваемый природными деталями:

Серебро и колыханье
Сонного ручья…

Вплоть до заключительной фразы каждая строчка заканчивается запятой, что позволяет воспринять стихотворение как цельное высказывание. В обоих планах лирический сюжет развивается непрерывно («колыханье», «измененья») и по нарастающей (этому впечатлению способствует восходящая интонация, так как стихотворение заканчивается восклицанием). В природе совершается волшебное превращение ночи в новый день:

В дымных тучках пурпур розы,
Отблеск янтаря…

«Заря», осветившая мир «теней без конца», становится метафорой торжества любви:
И лобзания, и слезы, И заря, заря!..

Динамика внутренних переживаний передана благодаря антитезам в психологическом состоянии («робкое дыханье» — «лобзания, и слезы») и в цветовом облике природы («серебро» — «пурпур розы», «янтарь»). В связи с ликующим настроением финала, создаваемым мотивом прорыва сквозь «дымные» тучи лучей солнца (сниженность образа туч создается с помощью уменьшительной формы — «тучках»), «слезы» ассоциируются с высшим проявлением восторга, счастья.

Анализ стихоторения Фета — вариант 2

Это одно из самых своеобразных произведений поэта, в котором его индивидуальность проявилась особенно ярко.

Оно не раз давало повод и для восторгов, и для иронических усмешек. В нем всего 12 строк.
Слишком простую и одновременно до дерзости необычную форму этого стихотворения (перечисление через запятую впечатлений лирического героя) можно расценить как вызов. Действительно, в ответ на появление стихотворения на Фета посыпались острые и меткие пародии. В сатирическом задоре предполагалось даже, что оно не проиграет, если напечатать его в обратном порядке — с конца, поскольку в нем нет ни одной точки. С другой стороны, нельзя было не признать, что поэт блестяще добивается своей цели — колоритного изображения ночной природы, передачи насыщенного, напряженного человеческого чувства, ощущения органического единства души человека и природы.

Попробуем определить, как Фет добивается, чтобы каждое выражение стало «картиной», как он достигает впечатления сиюминутности происходящего и, несмотря на отсутствие глаголов, — внутреннего движения в стихотворении, развития действия.

С точки зрения грамматики стихотворение представляет одно восклицательное предложение, проходящее через все три строфы. Но дробное перечисление через запятую, которое может показаться главным двигателем в развитии переживания, на самом деле лишь внешний «механизм» действия.

Главный двигатель, — в смысловом развитии темы, которое основывается на соотношении двух рядов — человеческого и природного.
Робкая завязка в сцене свидания сопровождается первыми по впечатлению, возника- ющими вблизи от места действия неброскими деталями ночного мира:

Шепот, робкое дыханье,
Трели соловья,
Серебро и колыханье
Сонного ручья…

Во второй строфе взгляд поэта захватывает более крупные, дальние и в то же время обобщенные, более неопределенные образы. Эти изменения тут же отражаются на деталях изображения человека — туманных, расплывчатых:

Свет ночной, ночные тени,
Тени без конца,
Ряд волшебных изменений Милого лица…

В заключительных четырех строчках конкретность изображения и ее обобщенность сливаются, создавая впечатление огромности, объемности мира (в поле зрения поэта — небо, охваченное зарей). Состояние же человека само по себе делается одной из деталей этого мира, органически входит в него, наполняясь его общим содержанием:

В дымных тучках пурпур розы, Отблеск янтаря,
И лобзания, и слезы,
И заря, заря!..

Конечное восклицание «и заря, заря!..» служит как бы замыкающим звеном обоих планов, являясь выражением высшей точки напряжения человеческого чувства и прекраснейшего мгновения в жизни природы.

Взаимопроникновению и внутреннему развитию человеческого и природного рядов в стихотворении соответствует цветовая симфония: от приглушенных, словно разведенных красок («серебро … ручья», «свет ночной, ночные тени…») — к ярким, контрастным тонам в финале («В дымных тучках пурпур розы, Отблеск янтаря…»). Эти изменения в живописных средствах фактически выражают течение времени (от ночи к заре), которое грамматически в стихотворении никак не воплощается. Параллельно, постепенно накаляясь, развивается и чувство человека («И лобзания, и слезы, И заря, заря!..»).

Становится очевидным, как неправы были те критики, которые полагали, что суть стихотворения «Шепот, робкое дыханье…» не изменится, если переписать его в обратном порядке — с конца к началу. Они не увидели внутренних закономерностей развития лирической темы, которые определяют построение стихотворения и вообще делают возможным его существование.

Анализ стихоторения Фета — вариант 3

Л.В. Чернец
«Шепот, робкое дыханье…»

Казалось бы, Фет пишет о том, что давно ведомо всем и каждому, к тому же явно не стремится к обновлению поэтического словаря, стихи изобилуют традиционнейшими «поэтизмами»: заря, роза, соловей, звезды. Но об обычном он пишет необычно. Очень характерное для Фета стихотворение «Шепот, робкое дыханье…» — одно из самых известных (опубликовано в 1850).

В одном сложном предложении, составляющем стихотворение, воссоздана летняя ночь, сменяемая зарей, передан процесс, хотя нет ни одного глагола. Детали пейзажа и подробности любовного свидания образуют единый ряд, любовь — продолжение жизни природы, ее ритма, одно неотделимо от другого. «Серебро и колыханье сонного ручья» — столь же органичная часть общей картины, как и «ряд волшебных изменений милого лица», везде движение, жизнь, ее дыхание. Цвет и звук, зрительные и слуховые образы дополняют друг друга: серебро ручья, ночные тени, в дымных тучках пурпур розы, отблеск янтаря, заря — и шепот, робкое дыханье, трели соловья, лобзания, слезы. Как это часто бывает у Фета, лирический центр составляет концовка (заря венчает ночь), и нагнетание однородных назывных предложений, анафора союза «и» выразительно передают лирическое напряжение.

Ритм — чередование четырех- и трехстопного хорея, женских и мужских рифм — «послушно» следует за синтаксисом; концовка («И лобзания, и слезы, / И заря, заря!..») ритмически выделена (здесь пиррихий в первой стопе, в отличие от большинства остальных строк).

Комментировать
0
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

;) :| :x :twisted: :sad: :roll: :oops: :o :mrgreen: :idea: :evil: :cry: :cool: :arrow: :P :D :???: :?: :-) :!: 8O

Это интересно

Анализ стихотворения Бунина «Вечер» Анализ стихотворений
0 комментариев

Анализ стихотворения «Анчар» А.С. Пушкина Анализ стихотворений
0 комментариев

Ещё весны душистой нега — анализ стихотворения А. Фета Анализ стихотворений
0 комментариев

Adblock
detector