Стихи Про Ковбоев — подборка стихотворений

Стихи Про Ковбоев — подборка стихотворений

Стихи Про Ковбоев — подборка стихотворений
0
09 мая 2021

«Б-г создал людей разными, полковник Кольт уравнял их в правах»
_______________________________________поговорка Дикого Запада,
популярная у некоторых граждан USA и по сей день.
. да и не только там.

Дикий Запад был беспечен,
Но для нас увековечен,
Клинтом Иствудом воспетый
И вниманием согретый,
Дикий Запад беспощадный,
Буйный, конный, безоглядный,
Здесь бандиты, там шерифы,
Не поймёшь, где будет лихо,
Всё смешалось, но закону
Не чинились там препоны,
А законы-то простые –
Не стреляйте холостыми,
Тот судья, кто чёткий-быстрый
Сделает контрольный выстрел,
И неплохо посмеётся,
(если вдруг не промахнётся),
Был в почёте "Smith and Wesson",
Кольт — особо интересен,
Правосудие творили –
Во все стороны …судили(палили).

Дикий Запад был несдержан,
И влиянию подвержен
Невоспитанных буянов,
Отмороженных , незванных,
Шайки-банды хулиганов
По характеру поганых,
Жгли и грабили, злодеи,
Первых встречных не жалели,
Поезда громили нагло,
И во всех палили (падлы!),
А главарь — совсем пропащий,
Словно дьявол настоящий,
Разве что сирот не тронул
(Да и то — берёг патроны),
Хорошо, был Иствуд рядом,
И отправил куда надо
Обнаглевшего мерзавца,
На курок проворным пальцем
Он успел нажать быстрее,
Хоть потом и пожалеет,
Может быть, душою доброй,
Что не смазал просто в морду
Несусветного буяна,
Как сказать, проспится пьяный,
Подобрев, в слезах, прощенья
Он попросит населенье?

Дикий Запад любит выпить
В кабаках (таких же диких),
Пьют помногу и со смаком
Виски непонятных злаков
Самогонного разлива
(плохо, баночного пива
не было тогда в продаже
мне их просто жалко даже),
Но досуг там ограничен,
Нуден, скучен, обезличен,
Нет кино и дискотеки,
Metro и библиотеки,
Интернета и порталов,
Порно(-фильмов и -скандалов),
Нет тусовок, нету травки,
Хуже нашей сельской лавки!
Сколько жрать возможно виски?
Тянет и на подвиг, близко
Пьёт сосед, кривится странно,
Ухмыляясь непрестанно,
Издевается – конечно,
И пошёл крушить, сердечный,
Всё, что под руку попалось,
Глядь – зубов осталась малость,
В кабаке пылает битва,
В баре – тара вся побита,
Табуреты, люстры, люди,
Всё смешалось в одну груду,
Черепа пружинят гулко,
И летят по закоулкам
Непредвиденные пули,
(чтоб бармены не заснули),
Поножовщина в разгаре,
В пьяно-чадящем угаре
Оторвались все по полной,
Только Иствуд ходит сонный,
Подустал, бармена кличет,
Да попутно в зубы тычет
Деревенщину тупую,
Ту, что с пушкою вслепую
Прётся под ноги упрямо,
Лезет нагло, с матюгами,
Что шутить задумал с нами?
Будет знать, как сапогами
Наступать ему на пятки,
Ну и врезал без оглядки,
Ты пошто наглеешь дядя?
Иствуд и махнул не глядя:
Получай! — (попутно сзади
кто-то пашет носом доски),
А наглец красиво, броско
Полетел, неаккуратный,
Прямо головою ватной
В шёлковую стойку бара…
Ох, посуда вся пропала!
Вытекает добрый виски,
А ведь был таким он близким!
Вот беда, вот сожаленье!
Вот мерзавцы, невезенье
Для спасителя-героя,
Престарелого ковбоя!

Здесь индейцы подоспели
(сложа руки не сидели)
Пораскрасились занятно,
Пострелять явились знатно,
Полетели тучей стрелы,
Тут пьянчуги протрезвели,
Но не сразу, да побои
Всех повывели из строя,
Хорошо, что Иствуд крепкий,
(трезвый и отменно меткий!),
Срезал пару для острастки,
Получи ковбойской ласки!
Да с вождем индейцев дружит,
Стало быть, живёт – не тужит,
Что нам, брат, делить на стрелке?
Лучше сядь с братвою мелкой
Подостынем — и по стопке,
Хлопнули, а кто-то робко
Из ковбоев протрезвевших
Говорит: потребно спешно
Шайку жутких негодяяв
(хуже злобной волчьей стаи)
Нам по прериям догнать бы,
А не то испортят свадьбу
Для тебя с красоткой местной
(между нами, вздорной, дерзкой),
Неохота суетиться,
Да с похмелья б не убиться,
Подряди индейцев быстрых,
Путь опасный и неблизкий,
А когда вернутся с боя,
Наградим их всех, напоим,
Огненной водою крепкой
(и ружьишко самый меткий
обязательно получит,
через раз стреляет, глючит)
Ну, индейцы вдохновились,
Вздрогнули, зашевелились,
Приготовилися к бою,
И всём племенем (да с воем)
Резво в прерии помчались,
Что б вы думали? Догнали,
Не укрылись негодяи,
(уж индейцы тропы знают),
Всё путём и аккуратно
Сняли скальпы и обратно
Привезли в село-деревню,
Виски хлопнули, и древним
Подразжилися ружьишком
(лет примерно сотня с лишком)
Ну, а Иствуду приятно
(и заметь, почти бесплатно!).

Дикий Запад был гуманен,
(каждый ведь бывает странен),
Музыкальных школ в пустыне
Не было тогда в помине,
Но водились музыканты,
Самородки и таланты,
В кабаках они играли,
Ну конечно…не блистали,
А народишко-то нервный,
Да и пьют уж не по первой,
Как возьмёт не те аккорды —
Сразу рвутся дать по морде,
Да ещё хватают пушки,
Тоже мне, нашли игрушки!
Ну, хозяин заведенья
И решил – нельзя везенье
Так испытывать нещадно,
Написал словами складно
Объявление, и в зале
Он повесил над роялем,
Для ковбоев больно строгих
(правда, в грамоте убогих),

Написал красиво, чисто
(так крестьянин землю сеет):

«НЕ СТРЕЛЯЙТЕ В ПИАНИСТА!
ОН ИГРАЕТ КАК УМЕЕТ».

DeletedUser10

Гость

Конкурс завершен!
Мы благодарим всех участников конкурса. По условиям конкурса у нас 5 призовых мест. Но в финал вышло 6 конкурсантов.

DeletedUser10

Гость

Rafmus

WEST – простор каких не снилось.
Начинается игра:
Ветер, пустошь, города
Пот и кровь строителей,
Бандитов и мыслителей,
Шляпа к шляпе рядом встанем,
Не пропустим мы врага.

Будем биться словно птица,
Город быстро поднимать,
Ствол к стволу,
Понуры лица,
Первыми в игре блистать.

Вот отстроимся слегка,
Оружейник, банк, дома,
Будем мстить обидчикам,
Раздавать по личикам.

Мол зачем же так вести,
Людей у города пасти.
Стрелять всех без разбору,
А ну вставай к забору,

Будем жизни отнимать,
И в гробы закрывать.
Что бы было не повадно,
А стервятникам отрадно.

Прокачаем мы тогда,
На просторах города,
Поместье быстро строится,
Значит все устроится.

DeletedUser10

Гость

5 место

Джон Сеймур

Из за гор, что виднеются в сизой дали, заслоняя собой горизонта черту,
Вьется струйкой дымок, цвета белых снегов, и спокойно восходит в небес высоту.
Это старый индеец – ирокез Хитрый Лис, курит мира табак, жжет священный костер.
Он зарыл глубоко злой войны томагавк, с бледнолицым спокойно ведет разговор.
Слущай, Билли – ты знаешь, я тоже был молод, и горяч, словно в прерии буйный пожар.
Я врагов не считал, скальпы лихо снимал, и ударом всегда отвечал на удар.
Я любил одну скво – Серебристую Лань и отдал за нее все, что в жизни имел.
Стал я беден, но счастлив на несколько зим, и спокойную жизнь повести захотел.
Но кровавой стрелой, из за быстрой реки, прилетела жестокая весть о войне.
И сказал мен сахем – Лис – ты должен идти, это долг, и на время забудь о жене.
Я взял стрелы и лук, томагавк и коня, быстротою подобного ветру холмов.
И сквозь битвы, где сотнями гибли враги, я скакал на нем молча, забыв облик снов.

И настал черный день, все в огне и дыму.
Динамита разрывы, винтовок пальба
Бесполезны вопросы — отчего? почему?
Просто всласть посмеялась злодейка судьба.
Горше гибели кару назначила мне. И познал я отчаянье, изведал я страх.
Все надежды на светлую мирную жизнь, стали пеплом, распались, рассыпались в прах
Как степной волк завыл над трупом жены, проклиная себя – уберечь не сумел,
И поклялся я вырвать сердце тому, что убить мою Лань, мое солнце, посмел.
И настиг, и пытал, и забрал его жизнь, но ни месть, ни отмщенье не дарят покой.
Только годы чуть сгладили бремя потери – светел в памяти облик любимый, родной.
Стал я стар, сед и мудр, скоро час мой пробьет, в земли вечной охоты направлю свой путь
Знаю точно, найду свою милую Лань и тогда наконец, сможем мы отдохнуть.

Ну а ты друг мой Билл? Кого в жизни любил?

— Я любил сотни женщин, и виски стакан уважал.
Обожал поезда догонять на скаку.
Сох по кольту, ценил ночью верный кинжал,
И петлю – чтобы вздернуть врага на суку.
Был грабитель и вор я умен и хитер,
И высоко ценилась моя голова.
Без ума от винтовки я был и на спор
Меткой пулей печатал на камне слова.
Был закону я враг и поймал меня шериф.
И повесить хотел, я бежал из тюрьмы…
Смерть я видел не раз. Это вовсе не миф,
Что мой долг ей велик, и живу я взаймы.
Я безжалостный Билл – мое имя койот
И врагов у меня нет пока средь живых
Ну а мертвым – давно потерял уже счет.
Среди всех никого не запомнил из них.
Но однажды я встретил, мексиканку одну.
Эх, ту ночь не забыть мне… и не описать.
Что то мысли запутались – дай виски глотну..
Я о важном о чем то хотел рассказать.
Да, за эту любовь я и бросил разбой.
Свое ранчо построил и жил – как во сне.
Но пришла ко мне в гости старуха с косой,
Мое прошлое жестко ответило мне.
Вихрь свинца и огня, пули градом вокруг
Я не сдался – я принял смертельнейший бой.
Было пятеро их, и один бывший друг
И решил я тогда – всех возьму за собой
Взрывы, пламя – они умирали крича
Кровь текла по лицу и мутнело в глазах.
Я стоял зубы сжав, сквозь них злобно рыча,
И тихонько дрожала винтовка в руках.
Всех в могилу отправил в том страшном бою,
Но они застрелили невесту мою….
Схоронил у реки, на крутом берегу,
Слезы кончились, больше рыдать не могу.
У закона на страже стою я теперь.
Билл – койот — жизнью битый, израненный зверь.

День склонился к закату, и солнце уже не видать из за гор,
И журчит по камням небольшая река.
Вьется трубки дымок, догорает костер,
И спокойно по небу плывут облака.

Дикий запад – любовь здесь смешалась и кровь, деньги сила и честь- все в единый коктейль.
Судьбы тесно сплелись в неразрывный узор, и у каждого в жизни есть вера и цель.
Сталь ржавеет, тускнеет в веках серебро, обращаются вечные ценности в дым
Эй бармен, а плесни-ка мне виски еще, я тебе расскажу как я был молодым.

Короче, вот текст этой песни.

Шел по пыльной прерии дилижанс

Шел по пыльной прерии дилижанс,
И четверо парней угрюмых охраняли ценный груз.
И судьба давала четырем ковбоям шанс
Вырвать у судьбы козырный туз

Том — парень с западных гор,
Бэн — он из штата Техас,
Билл — ел бокалы на спор,
А Пит стреляет только один раз.

Утром им как надо удалась западня,
Пит и Билл как дьяволы носились тут и там.
В суматохе Бэн убил второго коня,
А Том потяжелел на девять грамм.

Том — призрак западных гор,
Бэн — он из штата Техас,
Билл — ел бокалы на спор,
А Пит стреляет только один раз.

Бэн грозился Билла в дилижанс запрячь —
Их с одним конем догонит запросто шериф,
Ах напрасно Бэн угробил этих кляч —
Дилижанс не выдержит троих.

Том — призрак западных гор,
Бэн — не вернется в Техас,
Билл — ел бокалы на спор,
А Пит стреляет только один раз.

Солнце выжигало им заветную черту,
Было фляги две, но их не хватит на двоих
Ах напрасно Билл устроил этот спор
Дилижанс не выдержит двоих.

Том — призрак западных гор,
Бэн — не вернется в Техас,
Билл — проиграл этот спор,
Поскольку Пит стреляет только один раз.

Шел по пыльной прерии дилижанс,
Оставляя за собой стервятникам еду.
И у Пита отобрал последний шанс
Краснокожий парень Виниту.

Том — призрак западных гор,
Бэн — не вернется в Техас,
Билл — проиграл главный спор,
А Пит стрелял последний в жизни раз.

Лучше штата нету чем Канзас (Чи-чи а. Чи-чи оппа. )

From: Julian Rak

Лучше штата нету чем Канзас
(Только тихо, только тихо, только тихо)
Раз, два, три, четыре, пять и в глаз.
Я еду не один, со мной мой карабин,
И три галлона виски я припас.

Чи-чи а. Чи-чи оппа. [и т.д.]

Что-то я немножечко продрог
(Только тихо, только тихо, только тихо)
Сделаю еще один глоток.
И one, two, three, four, five
Опять поймал я кайф.
И в общем жизнь прекрасна, мой дружок.

Чи-чи а. Чи-чи оппа. [и т.д.]

Мне не страшен ни один бандит
(Только тихо, только тихо, только тихо)
Джон, мой враг давно уже убит
И в окнах салуна опять горит луна
И мой мустанг из-за угла спешит.

Чи-чи а. Чи-чи оппа. [и т.д.]

Эй, ковбой, что с тобой

— Эй, ковбой, что с тобой,
Разве ты не замечаешь,
Что малютка Дженни подросла?
Эй, давай, не зевай,
А иначе проморгаешь
И другой опередит тебя.

— Некогда, некогда этим заниматься
Уменя корова в лес ушла
И пока я не найды рыжую корову,
Подождут любовные дела

— Эй, пастух, ты лопух,
Проморгать ты можешь вора,
Ведь соседний фермер ходит к ней
Он седой и хромой,
Но богат и очень скоро
Дженни назовет женой своей

— Самое главное — мне найти корову
А женитьба может подождать
Парень я молодой, сильный и здоровый,
Ну а фермер старый и хромой.

— Эй, ковбой, черт с тобой,
Посмотри, ведь старый фермер
Дженни под венец уже ведет
Маху дал, проморгал
И теперь в твою хибару
Дженни уж хозяйкой не войдет

— Промаха, промаха мой наган не знает,
Старику удачи не видать,
Дженни крепко обниму и она растает,
И пойдем корову с ней искать.
Платье

Я думаю можно поместить их в раздел "Произведения в стиле Вестерн"

Что-то вроде неофициального гимна конфедератов :)))

I’m glad I fit against it —
I only wish we’d won,
And I don’t want no pardon
For anything I done.

I hate the Yankee nation
And everything they do,
I hate the Declaration
Of Independence too;

I hate the glorious Union —
‘Tis dripping with our blood —
I hate their striped banner,
I fit it all I could.

I rode with Robert E. Lee
For three years, there about
Got wounded in four places
And starved at PointLookout.

I catch the rheumatism
A camping in the snow,
But I killed a chance of Yankees,
I’d like to kill some more.

Three hundred thousand Yankees
Lay stiff in Southern dust;
We got three hundred thousand
Before they conquered us;

They died of Southern fever
And Southern steel and shot,
I wish they was three million
Instead of what we got.

I can’t take up my musket
And fight ’em now no more,
But I ain’t going to love ’em,
Now that is certain sure;

And I don’t want no pardon
For what I was and am,
I won’t be reconstructed
And I don’t care a damn.

O, I’m a good old Rebel,
Now that’s just what I am,
And for this Yankee nations,
I do not give a damn

I’m glad I fit against it —
I only wish we’d won,
And I don’t want no pardon
For anything I done.

Я рад, что борюсь против них —
Я хочу, чтобы мы победили,
И я не нуждаюсь в прощении
За то, что я совершил.

Я ненавижу Янки
И все они делают,
Я ненавижу Декларацию
О Независимости тоже;

Я ненавижу их славный союз —
Который пьет нашу кровь —
Я ненавижу их полосатый флаг,
Я уничтожаю их, как могу.

Я езжу с Робертом Э. Ли
В течение трех лет,
Был ранен в четырех местах
И голодал в Пойнт Лукаут.

Я заработал ревматизм
Зимуя на снегу,
Но я уничтожил надежду Янки,
И хочу убивать их еще.

Триста тысяч янки
Лежат в Южной пыли;
Мы уничтожили триста тысяч
Прежде чем они завоевали нас;

Они погибли от Южной лихорадки
И Южной стали и пуль,
Я хотел, чтоб их было три миллиона
Вместо тех, сколько мы убили.

Я не могу поднять свое ружье,
И бороться с ними нет больше сил,
Но я никогда не полюблю их,
И в этом я уверен;

И я не хочу прощения
За то, кем был и остаюсь,
Мне не нужна реконструкция
И это мне не безразлично.

О, я старый добрый Мятежник
И это то, кем я являюсь.
И я не позволю Янки,
Наплевательски относится к себе.

Я рад, что борюсь против них —
Я хочу, чтобы мы победили,
И я не нуждаюсь в прощении
За то, что я совершил.

От мексиканской границы на юг.
Там был влюблен я, и звезд алмаз
Сиял вокруг.
В то время фиеста гремела, мой друг,
от мексиканской границы на юг.

Припев: Ай-яаай. Ай-яй-яй-яй.
Ай-яаай. У-ху! Ай-яй-яй-яй.

И вот в те края я вернулся опять:
Гляжу в дверную щель — там колыбель,
Над нею мать.
В углу сапожище мне стал намекать:
Мол, надо, дружище, южнее скакать.

Три рыжих усатых ковбоя

Три рыжих усатых ковбоя
очухались после запоя:
усы, бакенбарды в холодном поту
и жуткая бяка во рту.

Такая ужасная бяка,
как будто лизала собака,
как будто лизало три тыщи собак,
нельзя отплеваться никак.

Тут Мак, поглядевши на Билли,
сказал, что вчера его били,
но где — за углом, или в баре?
И страшно знакомые хари.

А Джон, поглядевши на Мака, сказал:
"Да, вчера была драка!
Кого-то лупили и даже убили!".
Все молча втроём закурили.

И долго три друга бубнили,
но тут их соседи спросили:
зачем зубы выбили Маку,
и насмерть убили собаку?
Платье

В общем, после этого я уже стала разбираться, что же там на самом деле было. В общих чертах "хороши" были все, но почему-то Юг вызвал больше сочувствия, чем Север. И больше уважения.
Вот такие вот дела.
__________________

А вот здесь много текстов ковбойских песен, но правда они на английском языке(
http://www.traditionalmusic.co.uk/cowboy-songs-2/
Платье

Посмотрела сайт, статьи мне, если честно, показались слишком уж пристрастными (некоторых авторов я уже встречала в интернете), а вот картинки однозначно надо перекопировать все, для нужд сайта

Сюжет этой песни — известный марктвеновский анекдот. Исполняется на мелодию Пита Сигера "I was sitting оn my front portch"

Ну, наконец-то, Джим-Койот добрался в Мичиган.
Зашел в салун, убрал наган и пропустил стакан,
Потом в гостиницу пошел с дороги отдохнуть,
Там приказал кормить коня, ведь завтра снова в путь.
Портье навстречу бросился, коленки чуть не сбил,
Взял доллар за ночлег и ключ от комнаты вручил.
А Джим в толстенной книге регистрации жильцов
В графу вписал надолго ли, откуда и кто таков.

И вдруг глаза от удивленья вылезли на лоб:
Он увидел, как вдоль строки ползет огромный клоп.
Не торопясь, как бы читая строчку до словца,
И замер у колонки с номером комнаты жильца.
Воскликнул Джим: "Знакомы мне ночлежные дома,
Меня в Канзасе тараканы чуть не свели с ума,
Изжален злыми осами, я покинул Орегон,
Все вымотали нервы мыши в штате Вашингтон.

Меня в Кентукки грызли, как собаки, комары,
А в Аризоне я страдал от крыс, черт побери,
В Техасе от москитов еле-еле уцелел,
А в Пенсильвании от блох едва не околел.
Клещи в Массачусетсе не давали мне житья,
А в Северной Дакоте с мошкарой сражался я,
Я в Алабаме пережил налеты саранчи,
В Нью-Мексико от змей едва спасли меня врачи

В Айдахо скорпионы искусали мне бока.
Я в Колорадо чуть не сдох от ихнего жука,
А в Западной Вирджинии я щедро вшей кормил,
В Коннектикуте пауки меня лишили сил
Я на своем коне немало штатов проскакал,
Но будь я проклят, если я когда-нибудь бывал
В таком веселом месте, где клопы без суеты
Высматривают в книге номер, где поселился ты.

Одну красотку я любил
И, чтоб ее пленить,
Игру на банджо я решил
Серьезно изучить

Сколько раз я мечтал,
Сидя в тишине,
Что о любви я ей пою,
И банджо вторит мне.

Учился очень долго я,
Забыв покой и сон,
Меня бранила вся родня,
Гнала из дома вон.

Сколько раз я мечтал,
Сидя в тишине,
Что о любви я ей пою,
И банджо вторит мне.

Но все же из последних сил
Учился я играть.
И, наконец, мотив простой
Сумел я подобрать.

Сколько раз я мечтал,
Сидя в тишине,
Что о любви я ей пою,
И банджо вторит мне.

Схватил я банджо и бегом
К возлюбленной своей.
И вот передо мною дом,
Где не был столько дней.

Сколько раз я мечтал,
Сидя в тишине,
Что о любви я ей пою,
И банджо вторит мне.

Открылась дверь (пора бы уж,
Не ждет, видать, гостей)
Гляжу, а рядом с нею муж
И пятеро детей.

Прерия кругом,
Путь далек лежит,
В прерии глухой
Замерзал ковбой.

Ты, мой конь лихой,
Что ж так быстро нес?
От езды такой
По спине мороз

Ой, мороз, мороз,
Не морозь меня,
Не морозь меня,
Моего коня.

И под кактусом,
Чуя смертный час,
Чингачгуку он
Отдавал наказ:

-Ты, большой червяк,
Поезжай в салун
И моим друзьям
Передай салам.

Если встретится
Джо Кривий Наган,
Передай ему
Мой кривой наган.

А жене скажи:
Конь так быстро нес,
Что лихой ковбой
На скаку замерз.

И еще одна, на песню "Шаланды полные кефали" :))))

Каноэ, полные пираньи,
В Майами Джонни приводил.
Трезвела даже тень у пьяни,
Когда в салун он заходил.

Дельфин порхает батерфляем,
Секвойя в прерии цветет,
А Джонни банджо расчехляет
И сиплым саундом поет:

"Я вам не скажу за всю Дакоту
— Вся Дакота очень велика.
Знают все паршивые койоты
Смит и Вессон Джонни-рыбака".

Малютка Мэри как-то в мае
Причалив к берегу бревно
Ему сказала: "Все вас знают,
Но говорят, что Вы — увы".

Ответил Джо, дымя сигарой,
Холодный, словно холодец:
"Клянуся портретом с доллара,
Кто говорит, тому не жить.

Я вам не скажу за всю Майами
— Вся Майами очень велика.
Не в ладах с бизонами — козлами
Смит и Вессон Джонни-рыбака".

Цветут в каньоне баобабы.
И швабра зацвела в углу.
"Наш Джонни взбрендил из-за бабы!"
— Гудел прокуренный салун.

Такой пальбы, как в ту неделю,
Не знали штаты тыщу лет.
На свадьбе славно побалдели
Кто не забыл бронежилет.

Я вам не скажу за всю Айдахо
— Ведь Айдахо тоже велика.
Застрахуйтесь, посылая грубо
Смит и Вессон Джонни-рыбака.

На старой кобыле, с ослом в поводу
я еду в Монтану, овечек веду,
с похмелья я грустный, башка как бетон,
в котором варили чертям самогон.

Протерлися старые джинсы на мне,
осел мой в дерьме и кобыла в дерьме,
у кольта веревкой привязанный ствол,
а шляпу сожрал ненасытный осел.

В Америке чтой-то, чегой-то не то,
стреляют кудай-то, кто чем и во что,
недавно у старого Джона быка
убили за то, что не дал молока.

Но есть на востоке большая Раша,
там жизнь удивительна и хороша,
там строят чегой-то и что-то куют
и джинсы в колхозах бесплатно дают.

Я госдепартамент добром попрошу
и визу спрошу, чтоб поехать в Рашу
и брошу Монтану, куплю пароход,
поеду в Россию на Дальний Восток.

На старой кобыле, с ослом в поводу
я еду в Монтану, овечек веду.
Споем еврибади про новую жизнь,
ребята, не надо о песне тужить!

Неуловимый Джо.

Надоело протирать матрац
Я решил отправиться в Техас
И в салуне Севен Муне
Вечер провести хотя бы раз

Симпатичный южный городок
А в салуне приятный холодок
Музыканты в стиле
Звякает в стаканчиках ледок

Ах, как пахнет жареный маис
Вдруг я вижу — откуда не возьмись
Мчит какой-то всадник с кольтом
Эгегей, ковбои, расступись

Началась тут страшная пальба
Разбежалась с площади толпа
Пыль и грохот, конский топот
Городок укрылся в погреба

Перебаламутив весь покой,
Всадник скрылся в поле за рекой
Влез тут я на фортепьяно
И спросил, кто это был такой

Музыкант, жевавший пирожок,
Мне ответил, отложив банджо:
"Это местный, всем известный,
хулиган — Неуловимый Джо"

Я тогда спросил его опять:
"Как же это, братцы, понимать ?
Неужели все ковбои
Одного не можете поймать?"

Комментировать
0
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

;) :| :x :twisted: :sad: :roll: :oops: :o :mrgreen: :idea: :evil: :cry: :cool: :arrow: :P :D :???: :?: :-) :!: 8O

Это интересно
Adblock
detector