Стихи Про Луку Мудищева — подборка стихотворений

Стихи Про Луку Мудищева — подборка стихотворений

Стихи Про Луку Мудищева — подборка стихотворений
СОДЕРЖАНИЕ
0
09 мая 2021

От переводчика
Наткнувшись на белорусскую сатирическую поэму об Александре Лукашенко, я захотел прочесть и её перевод на русский, однако, несмотря на все поиски, желанный перевод так и не был найден. Тогда я перевел эту поэму своими силами. Как правильно говорят, хочешь сделать хорошо – сделай сам. А перевод получился хорошим, кажется, не хуже оригинала. Наслаждайтесь им.

Наш президент Лука Мудищев
(Прости нам, Пушкин, вольный тон)
Имеет грозные усищи
И очень сиплый баритон.
Он был директором совхоза —
Давая реки молока,
Давал державе бульбу, мясо…
«Червонным паном» был Лука.
Давал умело? Неумело?
Пусть скажут курица и гусь.
Но думка в голове засела:
«Я осчастливлю Беларусь».
И вот без папиного блата
(Про папу он не вспоминал)
Лука, пролезший в депутаты,
Трибуну ловко оседлал.
О, наш Лука большой оратор!
Послушать – чистый Цицерон!
По-белорусски же ни слова
Не в силах вымолвить был он.
Хотя порой в Верховной Зале,
Как БНФ критиковал,
Гремел Лука: «Они сказали!»
Про что сказали – не сказал.
Подохли свиньи. Мрут коровы.
Чем осчастливить свой народ?
И против белорусской мовы
Мудищев объявил поход.
Хоть как подумай — стыд и сором.
С кем воевать Лука готов?
Мудищеву едва за сорок,
А мове — тысячи годов.
Жрет белорусские колбасы,
По-белорусски ж ни гу-гу,
Да за такое папуасы
Его б пустили на рагу.
Лысея, грыз гранит науки,
Закончил дважды вуз (да ну?),
А как пришла ему власть в руки,
Споткнулся конь. Ни тпру, ни ну.
Зато всегда в гостях у Бори,
Ведь Ельцин «старший брат родной».
И все Славянские Соборы
Воюют за Луку стеной.
Курс географии осилив,
Он всему свету доложил,
Что от рождения с Россией,
На самой кромочке межи.
В поклоне позвоночник хрустнул
И слезы счастья потекли.
И стал Лука на диво «русским»,
Русее Ельцина в Кремле.
Хоть лыс, а все-таки не Ленин.
Венец тебе – совхозный двор.
И тут лиричным отступленьем
Разнообразим разговор.
Будь хоть змеёй ты трехголовой,
С короною на голове,
Напрасно борешься ты с мовой —
Переживет она тебя.
Она терпеливо, святая,
Свой лучезарный пройдет шлях,
Тебя растопчет и не спросит —
А кто там путался в ногах?
Ведь не привыкла мова плакать,
Создавши много чудных дел,
Пока ты за угол покакать
В мокрых подштанниках ходил.
Навеки останется Шкловом
Наш белорусский город Шклов,
Хоть можешь ты своим указом
Переименовать его в «Стеклов».
Ведь за тебя (себе на горе)
Голосовали («слава всем!»)
Не восемьдесят три, как трубишь,
А пятьдесят (и только) семь.
Что ж, веселись и ставь свой номер.
Но знай – приходит, как весна,
Народный белорусский юмор
И хохмачкам твоим хана.
Гони людей себе в фарватер
И раздувай, как Сталин, ус,
Главный наш русификатор,
Главный антибелорус.
Дошли до кромки мы. До «точки»,
Как ты, Лука, нам говоришь.
Целуй писклявым дамам щечки.
Грибочки заповедны ешь.
Мы незалежность свою ценим,
Себе и паны, и князья.
А ты в Россию на коленях
Ужом, улиткой уползай.
Твоих «речей» зубодробилки
Обрыдли. Это хоть пойми.
Не Беларусь, корову Милку
Хоть раз ты вволю накорми.
Ведьмак Ведьмарыч Лысогорский
Свой объявляеет приговор:
«Чем на трибунах зря елозить
Огороди-ка свой ты двор.
Хоть ты горишь весь на работе,
Хоть ты один «умнее всех»,
Но над тобой народ смеется,
Не остановишь этот смех!»
Над Беларусью ветер свищет.
Замерзли бульба и овес.
Наш президент Лука Мудищев
Садится в черный членовоз.
Лука Москву обожествляет
И любит разные СС.
И о себе не забывает,
Меняет «ЗИЛ» на «Мерседес».
Дизайн у «Мерса» специальный
И «двести с лишним он дает»,
Свою ж любимую охрану
Он расширяет до трехсот.
Народа своего боится
И на него обрушил гнев.
Все знает наш Лука Мудищев,
Как кот, сметану всю поев.
С Европою Лука не ладит –
«Там несговорчивый народ».
И он свои усищи ладит,
Как кот на сало, на Восток.
Совсем другие там порядки:
Как скажешь, так тому и быть!
На люди выйдешь – бьют в ладоши,
Готовы на руках носить.
На Восток он прилетает,
Наш неугомонный краснобай.
И кто его там привечает:
Великий хан? А может – бай?
Восточных титулов премного:
Хан, бай, басмач и курбаши.
А у Луки нет ничего-то,
Хоть лысину свою чеши!
И вот Лука в Узбекистане.
Его Каримов – «милый брат»,
За руки в стан свой ханский тянет,
Напяливает свой халат.
Луке повсюду уваженье:
(Мы это скажем без прикрас)
Он усмехается с диванов,
Ковров, платков, чашек и ваз.
И я без тени предрассудков
Скажу, куда ни посмотри:
Глядит, как есть, «дедушка Ленин»,
Хотя совсем без бороды.
Но жаль, ни ханом и ни баем
Не могут сделать там Луку.
Слов благодарности не знает:
«Рахмат» или «Мерси Боку».
Он не учил узбекской мовы.
Она ведь не из «великих двух».
Ее не ведают коровы,
Не пользуется и пастух.
Я слышал, сам сказал «речистый»:
«Я мову не люблю свою.
Лишь только националисты
Её читают и поют».
«Я – президент народный»,
Сказал, кусая длинный ус.
«И я народу батька родный.
Я самый умный белорус».
Он гонора не занимает.
И тут что хочешь напиши,
По делам он получает
Достойный чин: «Манкурт-баши».
«Догавкаешься ты, Франтишек!» —
Лука мне пальцем погрозил.
И по Беларуси в розыск
Мою персону объявил.
Приказ объявлен повсеместно,
Найти мерзавца и схватить,
Судом не тайным, а публичным,
И осудить, и посадить.
Сказал, как пальцем тыкнул в небо,
Где Лысогорского искать?
Как пить, для этого необходимо
Портрет евонный описать.
Лука меня в глаза не видел.
Моих поэм он не читал.
Иначе бы такой задачи
Он детективам не давал.
Скажу тебе, Мудищев, — хватит!
Поменьше спину свою гни.
За мною не тебе гоняться.
Лучше инфляцию смири.
Меня еще ЦК искали,
Чтобы сурово покарать.
Но сами уж давно пропали,
Не в силах времени сдержать.
Твоих угроз я не боюся,
Мне угрожают целый век.
За деньги я не продаюся,
Ведь не такой я человек.
Неужто мне тебя бояться?
Нет, не поборет меня страх.
Всегда привык я появляться,
Где «пятна белые» в строках.
Да, мне наскучило, признаться,
Инкогнито жить меж людей.
Решил помалу раскрываться
Ваш Лысогорский-добродей.
Я – Лысогорский, да не лысый
И выше ростом, чем Лука.
Я сивый весь, не белобрысый,
Да и усы мои длинней.
А голос у меня не сиплый
(Тут превосходство за Лукой).
Что еще сказать – не знаю.
Ну что ж, гоняйтеся за мной!
Еще люблю я свою мову,
Мою родную Беларусь.
Мудищеву же моё слово:
«Твоя дорога – в хлев. Адьюс».

Лука Мудищев отвечает Ведьмаку Лысогорскому.

Кто конфронтации не ищет,
Тем конструктивный дам ответ.
Пусть я Лука! Пусть я Мудищев,
Но я еще и президент.
Что надо на этапе этом?
Халявный газ, нефть за пятак.
Нам, бедным, нищим и раздетым,
Россия даст за просто так.
И защитит нас от угрозы
Капитализма воронов.
Не страшны войны и морозы —
Есть Жириновский, есть Грачев.
Наш друг, конечно, и Лимонов.
Он русский! Значит, старший брат.
Не надо слез! Не надо стонов!
Он рассуждает, как Сократ.
Пусть он фашист! Что тут такого?
Ведь на хлебах славянских взрос.
А если женственен немного,
Я женский разрешу вопрос!
И хватит вам кричать про мову!
Вообще вопрос так не стоит.
Кто доит по утру корову,
Пусть хоть ивритом говорит.
Я эту так проблему вижу,
Всех заверяю, всем кричу:
Русскоязычных не обижу
И лиц кавказских защищу.
Смотри ты! Мовы захотели!
Не выйдет, братцы – господа!
Мы двести лет зазря потели?
А вы опять ползти туда!
Я вам скажу правдивым словом,
Один сверхрочник заявил:
«На что теперь нам эта мова!
На ней Ильич не говорил!»
Есть о символике бумага.
Мне КГБ наш доложил,
Что под этим самым флагом
Позняк у кайзера служил.
Зачем, скажите, герб Погоня?
Какой в нем смысл? Какой в нем толк?
Я верю: нас еще догонит
Любимый серп и молоток.
Серпом мы мафию по месту,
Где разместился божий дар,
А молотком всем, кто не честный,
Народный нанесем удар!
Я выполняю волю вашу
Навеки Минск с Москвой сдружить,
Чтоб сыновья всех женщин наших
Смогли в Чечне бы отслужить…
Пускай воюют и мужают,
Пусть охраняют рубежи.
Мне ветераны заявляют:
«Так, мол, и Ельцину скажи!»
В который раз мы скажем снова
И повторяем вновь и вновь,
Что на себя мы взять готовы
Часть свежих цинковых гробов.
В единстве только наша сила.
Нам так Россия помогла!
От мовы нас освободила,
От Калиновского спасла.
И не надейтесь, экстремисты!
Нас без России просто нет.
Ваш самый честный,
Самый чистый
Лука Мудищев – президент.

Лука Мудищев

Поэма

Человек и человек — люди.
Яйцо и яйцо — муди.

Мои богини! Коль случится
Сию поэму в руки взять —
Не раскрывайте. Не годится
И неприлично вам читать.

Вы любопытны, пол прекрасный,
Но воздержитесь на сей раз.
Здесь слог письма весьма опасный!
Итак, не трогать, прошу вас.

Что ж, коли срать не хотите,
То, так и быть, её прочтите.
Но после будете жалеть:
Придётся долго вам краснеть!

Природа женщин сотворила,
Богатство, славу им дала,
Меж ног отверстье прорубила,
Его п***ю назвала.

У женщин всех п***а — игрушка
Мягка, просторна — хоть куда,
И, как мышиная ловушка,
Для нас открыта всех завсегда.

Она собою всех прельщает,
Манит к себе толпы людей,
И бедный х*й по ней летает,
Как по сараю воробей.

П***а — создание природы,
Она же-символ бытия.
Оттуда лезут все народы,
Как будто пчёлы из улья.

Тебя, х*й длинный, прославляю,
Тебе честь должно воздаю!
Восьми вершковый, волосистый,
Всегда готовый бабу е*ь,
Тебе на лире голосистой
До гроба буду песни петь.

О, х*й! Ты дивен чудесами,
Ты покоряешь женский род,
Юнцы, и старцы с бородами,
И царь державный, и свинья,
П***а, и б***ь, и грешный я…

Дом двухэтажный занимая,
У нас в Москве жила-была
Вдова, купчиха молодая,
Лицом румяна и бела.

Покойный муж её мужчина
Ещё не старой был поры,
Но приключилась с ним кончина
Из-за её большой дыры.

На передок все бабы слабы,
Скажу, соврать тут не боясь,
Но уж такой е***вой бабы
И свет не видел отродясь.

Несчастный муж моей купчихи
Был парень безответно тихий,
И, слушая жены приказ,
*б в день её по десять раз.

Порой он ноги чуть волочит,
X*й не встаёт, хоть отруби,
Она же знать того не хочет —
Хоть плачь, а всё равно **и.

В подобной каторге едва ли
Протянешь долго. Год прошёл,
И бедный муж в тот мир ушёл,
Где нет ни **ли, ни печали…

О, жёны, верные супругам!
Желая также быть вам другом,
Скажу: и мужниным м**ам
Давайте отдых вы, мадам.

Вдова, не в силах пылкость нрава
И женской страсти обуздать,
Пошла налево и направо
Любому-каждому давать.

Её **ли и пожилые,
И старики, и молодые —
Все, кому **ля по нутру,
Во вдовью лазили дыру.

О, вы, замужние и вдовы!
О, девы! (Ц**ки тут не в счёт.)
Позвольте мне вам наперёд
Сказать про **лю два-три слова.

***тесь все вы на здоровье,
Отбросив глупый ложный стыд,
Позвольте лишь одно условье:
Поставить, так сказать, на вид:

***тесь с толком, аккуратней:
Чем реже **ля, тем приятней,
И боже вас оборони
От беспорядочной **ни.

От необузданности страсти
Вас ждут и горе, и напасти;
Вас не насытит уж тогда
Обыкновенная е**а…

Три года в е**е бесшабашной
Как сон для вдовушки прошли.
И вот томленья муки страстной
И грусть на сердце ей легли.

Её уж то не занимало,
Чем раньше жизнь была красна,
Чего-то тщетно всё искала
И не могла найти она.

Всех ***рей знакомы лица,
Их ординарные х**
Приелись ей, и вот вдовица
Грустит и точит слез струи.

И даже ***ей в час обычный
Ей угодить никто не мог:
У одного х** неприличный,
А у другого короток,

У третьего — уж очень тонок,
А у четвёртого м**е
Похожи на пивной бочонок
И зря колотят по м***е.

То сетует она на яйца —
Не видно, точно у скопца;
То х** не больше, чем у зайца…
Капризам, словом, нет конца.

Вдова томится молодая,
Вдове не спится — вот беда.
Уж сколько времени, не знаю,
Была в бездействии п***а.

И вот по здравом рассужденье
О тяжком жребии своём
Она к такому заключенью
Пришла, раскинувши умом:

Чтоб сладить мне с лихой бедою,
Придётся, видно, сводню звать:
Мужчину с длинною е**ою
Она сумеет подыскать.

В Замоскворечье, на Полянке,
Стоял домишко в три окна.
Принадлежал тот дом мещанке
Матрёне Марковне. Она

Жила без горя и печали
И эту даму в тех краях
За сваху ловкую считали
Во всех купеческих домах.

Но эта Гименея жрица,
Преклонных лет уже девица,
Свершая брачные дела,
И сводней ловкою была.

Наскучит коль купчихе сдобной
Порой с супругом-стариком —
Устроит Марковна удобно
Свиданье с ***рем тайком.

Иль по другой какой причине
Свою жену муж не ***т,
Та затоскует по мужчине —
И ей Матрёна х** найдёт.

Иная, в праздности тоскуя,
Захочет для забавы Х** —
Моя Матрёна тут как тут,
И глядь — бабёнку уж **ут.

Мужчины с ней входили в сделку:
Иной захочет гастроном
Свой х** полакомить — и ц**ку
Ведёт Матрёна к нему в дом…

И вот за этой, всему свету
Известной своднею, тайком,
Вдова отправила карету,
И ждёт Матрёну за чайком.

Вошещи, сводня помолилась,
На образ истово крестясь,
Хозяйке чинно поклонилась
И так промолвила, садясь:

«Зачем позвала, дорогая?
Али во мне нужда какая?
Изволь-хоть душу заложу,
Но на тебя я угожу.

Коль хочешь, женишка спроворю.
Аль просто чешется м***а?
И в этом разе завсегда
Готова пособить я горю!

Без **ли, милая, зачахнешь,
И жизнь те станет не мила.
Такого ***ря, что ахнешь,
Я для тебя бы припасла!»

«Спасибо, Марковна, на слове!
Хоть ***рь твой и наготове,
Но пригодится он едва ль,
Твоих трудов мне только жаль!

Мелки в наш век пошли людишки!
Х**в уж нет — одни х**шки.
Чтоб х** длинного достать,
Весь свет придётся обыскать.

Мне нужен крепкий х**, здоровый,
Не меньше, чем восьмивершковый
Не дам я мелкому х**
Посуду пакостить свою!

Мужчина нужен мне с ***ою
С такою, чтоб когда он**,
Под ним вертелась я юлою,
Чтобы глаза ушли под лоб,

Чтоб мне дыханье захватило,
Чтоб зуб на зуб не попадал,
Чтоб я на свете всё забыла,
Чтоб х** до сердца доставал!»

Матрёна табачку нюхнула,
О чём-то тяжело вздохнула
И, помолчав минутки две,
На это молвила вдове:

«Трудненько, милая, трудненько
Такую подыскать **ду.
Восьмивершковый. Сбавь маленько,
Поменьше, может, и найду.

Есть у меня туг на примете
Один мужчина. Ей-же-ей,
Не отыскать на целом свете
Такого х** и м***й!

Я, грешная, сама смотрела
Намедни х** у паренька
И, увидавши, обомлела —
Совсем пожарная кишка!

У жеребца и то короче!
Ему не то что баб скоблить,
А, будь то сказано не к ночи,
Такой ***ой чертей глушить!

Собою видный и дородный,
Тебе, красавица, под стать.
Происхожденьем благородный,
Лука Мудищев его звать.

Да вот беда — теперь Лукашка
Сидит без брюк и без сапог —
Всё пропил в кабаке, бедняжка,
Как есть, до самых до порток».

Вдова восторженно внимала.
Рассказам сводни о Луке
И сладость е**и предвкушала
В мечтах об этом е***ке.

Не в силах побороть волненья,
Она к Матрёне подошла
И со слезами умиленья
Её в объятия взяла:

«Матрёна, сваха дорогая,
Будь для меня ты мать родная!
Луку Мудищева найди
И поскорее приведи.

Дам денег, сколько ты захочешь,
А ты сама уж похлопочешь,
Одень приличнее Луку
И будь с ним завтра к вечерку».

«Изволь, голубка, беспременно
К нему я завтра же пойду,
Экипирую преотменно,
А вечерком и приведу».

И вот две радужных бумажки
Вдова выносит ей в руке
И просит сводню без оттяжки
Сходить немедленно к Луке.

Походкой скорой, семенящей
Матрёна скрылася за дверь,
И вот вдова моя теперь
В мечтах о е**е предстоящей.

Лука Мудищев был дородный
Мужчина лет так сорока
Жил вечно пьяный и голодный
В каморке возле кабака.

В придачу к бедности мизерной
Еще имел он на беду
Величины неимоверной
Восьмивершковую е**у.

Ни молодая, ни старуха,
Ни б***ь, ни девка-потаскуха,
Узрев такую благодать,
Не соглашались ему дать.

Хотите верьте иль не верьте,
Но про него носился слух,
Что он е**ой своей до смерти
За** каких-то барынь двух.

И вот, совсем любви не зная,
Он одинок на свете жил
И, х** свой длинный проклиная,
Тоску-печаль в вине топил.

Но тут позвольте отступленье
Мне сделать с этой же строки,
Чтоб дать вам вкратце поясненье
О роде-племени Луки.

Весь род Мудищевых был древний
И предки нашего Луки
Имели вотчины, деревни
И пребольшие е***ки.

Из поколенья в поколенье
Передавались те х**,
Как бы отцов благословенье,
Как бы наследие семьи.

Мудищев, именем Порфирий,
Ещё при Грозном службу нёс
И, поднимая х**м гири,
Порой смешил царя до слёз.

Покорный Грозного веленью,
Своей е**ой без затрудненья,
Он раз убил с размаху двух
В вину попавших царских слуг.

Другой Мудищев звался Саввой,
Петрово дело защищал,
И в славной битве под Полтавой
Он х**м пушки прочищал!

При матушке Екатерине,
Благодаря своей махине,
В фаворе был Мудищев Лев,
Блестящий генерал-аншеф.

Сказать по правде, дураками
Всегда Мудищевы слыли,
Зато большими е***ками
Они похвастаться могли.

Свои именья, капиталы
Спустил Луки распутный дед,
И наш Лукаша, бедный малый,
Был нищим с самых юных лет.

Судьбою не был он балуем,
И про Луку сказал бы я:
Судьба его снабдила х**м,
Не дав в придачу ни х**.

Настал вот вечер дня другого.
Одна в гостиной ждёт-пождёт
Купчиха гостя дорогого,
А время медленно идёт.

Под вечерок она в пахучей
Помылась розовой воде
И смазала на всякий случай
Губной помадою в п***е.

Хоть всякий х** ей не был страшен,
Но тем не менее ввиду
Такого х**, как Лукашин,
Она боялась за п***у.

Но чу! Звонок! О миг желанный!
Прошла ещё минута-две —
И гость явился долгожданный —
Лука Мудищев — ко вдове.

…Склонясь, стоял пред нею фасом
Дородный видный господин
И произнёс пропойным басом:
«Лука Мудищев, дворянин».

Он вид имел молодцеватый:
Причёсан, тщательно побрит,
Одет в сюртук щеголеватый,
Не пьян, а водкою разит.

«Ах, очень мило. Я так много
О вашем сльшала…» — вдова
Как бы смутилася немного,
Сказав последние слова.

«Да-с, это точно-с; похвалиться —
Могу моим. Но впрочем, вам
Самим бы лучше убедиться,
Чем верить слухам и словам!»

И, продолжая в том же смысле,
Уселись рядышком болтать,
Но лишь одно имели в мысли:
Как бы скорей **ню начать.

Чтоб не мешать беседе томной,
Нашла Матрёна уголок,
Уселась в нём тихонько, скромно
И принялась вязать чулок.

Так близко находясь с Лукою,
Не в силах снесть Тантала мук,
Полезла вдовушка рукою
В карман его суконных брюк.

И от её прикосновенья
X** у Луки воспрянул вмиг,
Как храбрый воин пред сраженьем —
Могуч, и грозен, и велик.

Нащупавши е**ак, купчиха
Мгновенно вспыхнула огнём.
И прошептала нежно, тихо,
Склонясь к нему: «Лука, пойдём!».

И вот вдова, вдвоём с Лукою.
Она и млеет, и дрожит,
И кровь её бурлит рекою,
И страсть огнём её палит.

Снимает башмачки и платье,
Рвёт в нетерпенье пышный лиф,
И, обе сиськи заголив,
Зовёт Луку в свои объятья.

Мудищев тоже разъярился;
Тряся огромною е**ой,
Как смертоносной булавой,
Он на купчиху устремился.

Ее схватил он поперёк
И, бросив на кровать с размаху,
Заворотил он ей рубаху,
И х** всадил ей между ног.

Но тут игра плохою вышла:
Как будто ей всадили дышло,
Купчиха начала кричать,
И всех святых на помощь звать.

Она кричит — Лука не слышит,
Она сильнее всё орёт —
Лука, как мех кузнечный, дышит
И знай себе вдову **ёт.

Услышав крики эти, сваха
Спустила петли у чулка
И говорит, дрожа от страха:
«Ну, знать, за** её Лука!»

Но через миг, собравшись с духом,
С чулком и спицами в руках
Спешит на помощь лёгким пухом
И к ним вбегает впопыхах.

И что же зрит? Вдова стенает,
От боли выбившись из сил,
Лука же ж**у заголил,
И жертву *ть всё продолжает.

Матрёна, сжалясь над вдовицей,
Спешит помочь скорей беде
И ну колоть вязальной спицей
Луку то в ж**у, то в м**е.

Лука воспрянул львом свирепым,
Старуху на пол повалил
И длинным х**м, словно цепом,
По голове её хватил.

Но всё ж Матрёна изловчилась,
Остатки силы собрала,
Луке в м**е она вцепилась
И напрочь их оторвала.

Взревел Лука и ту старуху
Е**ой своей убил, как муху —
В одно мгновенье, наповал,
И сам безжизненный упал.

И что же? К ужасу, Москвы,
Наутро там нашли три трупа:
Средь лужи крови труп вдовы,
С п***ой, разъ**анной до пупа,
Труп свахи, распростёртый ниц,
И труп Лукаши без яиц.

Три дня Лукашин красный х**
Лежал на белом покрывале,
Его все девки целовали,
Печален был их поцелуй…

Вот наконец и похороны.
Собрался весь торговый люд.
Под траурные перезвоны.
Три гроба к кладбищу несут.

Народу много собралося,
Купцы за гробом чинно шли
И на серебряном подносе
М**е Лукашины. несли.

За ними — медики-студенты
В халатах белых, без штанов.
Они несли его патенты
От всех московских бардаков.

К Дашковскому, где хоронили,
Стеклася вся почти Москва.
Там панихиду отслужили,
И лились горькие слова.

Когда ж в могилу опускали
Глазетовый Лукашкин гроб, —
Все б**ди хором закричали:
«Лукашка! Мать твою! у**!»

…Лет через пять соорудили.
Часовню в виде елдака,
Над входом надпись водрузили:
«Купчиха, сводня и Лука».

Цитатник

"Милый друг" / Клим Ли + Klim Lee / Клим Ли facebook [MORE=>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>] Радиоспекта.

"Український космос" / Олег Шупляк Шупляк Олег (MrOlik) / Oleg Shupliak .

Полжизни мы теряем из-за спешки. Художник-акварелист Андрияка Сергей Николаевич (Россия, 1958). Пейз.

Уходит год крысиный, Эх, бед он натворил! Covidom, как трясиной, Всю Землю вдруг покрыл. &nb.

Метки

Рубрики

  • APXИB (270)
  • АСТРОЛОГИЯ (419)
  • АРОМАТЫ И ПАРФЮМ (23)
  • АРТ-КАТАЛОГИ И ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ (756)
  • АРХИТЕКТУРА (464)
  • АУДИО И РАДИО:КНИГИ И СПЕКТАКЛИ (68)
  • АФОРИЗМЫ И МУДРИНКИ (378)
  • БЛОГГЕРУ О Л.И.Р.У (1075)
  • Всё для блога (781)
  • Схемы оформления (126)
  • Рамочки (125)
  • Разделители,стрелки,смайлы (112)
  • ВРАЧЕБНЫЕ БАЙКИ (451)
  • ВИРТУАЛЬНЫЕ ЭКСКУРСИИ (152)
  • ГРАФИКА (1677)
  • ДЕРЗОСТИ ДИЗАЙНА (21458)
  • ДО-И-ШКОЛЬНОЕ (3763)
  • ЖИВОПИСЬ,ИЛЛЮСТРАЦИИ, АРТ (17943)
  • ЗАКАЛЯЕМ ДУХ И ТЕЛО (5917)
  • ИЗРАИЛЬ (4778)
  • моя маленькая страна (4415)
  • израильские фотографы (1162)
  • русские израильтяне (1059)
  • израильские художники (518)
  • еврейская кухня (252)
  • израильские изобретения (103)
  • Байки из Цахала (102)
  • ИСТОРИЯ ИСКУССТВА (2820)
  • ИСТОРИЯ ОДНОГО ШЕДЕВРА (48)
  • ИНТЕРЕСНОЕ (14725)
  • КОСИЧКИ ДЛЯ ЛАРИСКИ (34)
  • КУМИРЫ — ЖЗЛ (466)
  • КРАСОТА ПРИРОДЫ (1289)
  • КНИЖНОЕ (1230)
  • КРУЖАТСЯ ДИСКИ (666)
  • КАРИКАТУРА И ШАРЖ (537)
  • КЛАССИЧЕСКАЯ МУЗЫКА (163)
  • КУКЛЫ и ИГРУШКИ (276)
  • МАМИНА КНИГА (38)
  • НА СТРУНАХ НЕЖНОСТИ (12797)
  • ПАРОДИИ (64)
  • ПОСТОЯННЫМ ЧИТАТЕЛЯМ И ДРУЗЬЯМ (20470)
  • ПОЭЗИЯ (9384)
  • ПРОЗА (2340)
  • ПСИХОЛОГИЯ (3337)
  • ПУТЕШЕСТВУЯ ПО МИРУ (2917)
  • ПЕТEРБУРГ, ЛЕНИНГРАД,ПЕТРОГРАД (1427)
  • ПРАКТИЧЕСКАЯ МАГИЯ- КОЛДУЕМ НА КУХНЕ (285)
  • РАЗНОЕ (48)
  • РУССКИЙ ЯЗЫК (444)
  • СКУЛЬПТУРЫ (502)
  • ТАНЕЦ (667)
  • ТЕСТЫ , ГОРОСКОПЫ, ГАДАНИЯ (517)
  • ТРУДНОСТИ ПЕРЕВОДА (377)
  • СКАЗОЧНОЕ (1574)
  • Сказки (1294)
  • Музыкальное волшебство (143)
  • Сказки от Эльфики (130)
  • ФЭНТЕЗИ, СЮР от художников и фотографов (2410)
  • ФИЛЬМОТЕКА (378)
  • ФОТО И ФОТОГРАФ (3587)
  • ХОЗЯЮШКАМ НА ЗАМЕТКУ: МАЛЕНьКИЕ ХИТРОСТИ (89)
  • ШТУЧКИ И ОДЕССКOЕ (645)
  • ЭРОТИКА,НЮ (1407)
  • ЭРМИТАЖНО-МУЗЕЙНОЕ (265)
  • ЮМОР (2234)
  • ЯПОНИЯ (527)
  • Я ИВРИТ УЧУ НЕ ПО УЧЕБНИКАМ (247)
  • Я ЛЮБЛЮ КВН (16)
  • ЯЗЫКОМ КРАСОК ( художники) (17428)
  • aмериканские художники (2757)
  • aнглийские художники (1161)
  • aвстралийские художники (253)
  • aвстрийские художники (211)
  • aргентинские художники (60)
  • aзербайджанские (21)
  • албанские художники (23)
  • aрмянские художники (96)
  • белорусские художники (521)
  • болгарские художники (214)
  • бельгийские художники (215)
  • бразильские художники (96)
  • венгерские художники (143)
  • вьетнамские художники (60)
  • венесуэльскиe художники (12)
  • грузинские художники (127)
  • голландские художники (119)
  • греческие художники (86)
  • датские художники (89)
  • испанские художники (401)
  • иранские , иракские , пакистанские художники (79)
  • индийские художники (72)
  • ирландские художники (40)
  • индонезийские художники (16)
  • итальянские художники (524)
  • канадские художники (469)
  • китайские художники (396)
  • корейские художники (197)
  • кубинские художники (27)
  • кенийские художники (8)
  • латвийские художники (66)
  • литовские художники (171)
  • мексиканские художники (74)
  • малайзийские художники (36)
  • молдавские художники (119)
  • монгольскиe, мозамбикские художники (9)
  • немецкие художники (382)
  • норвежские художники (67)
  • новозеландские художники (15)
  • нидерландские художники (87)
  • oсетинские художники (10)
  • польские художники (593)
  • перуанские художники (53)
  • португальские художники (26)
  • pоссийские художники (4842)
  • pусские художники (402)
  • pумынские художники (105)
  • cингапурские художники (31)
  • сирийские художники (8)
  • турецкие художники (93)
  • тайваньские/ тайландские / тайские художники (93)
  • украинские художники (1156)
  • узбекские художники (49)
  • французские художники (1123)
  • финские художники (99)
  • филиппинские художники (35)
  • художники Казахстана, Киргизии, Татарстана (84)
  • чешские / словенские художники (114)
  • чилийские художники (45)
  • шведские художники (112)
  • швейцарcкиe художники (62)
  • югославские, македонские ,cербские, хорватские (81)
  • эстонские художники (58)
  • южноафриканские художники (56)
  • японские художники (392)

Помощь новичкам

Приложения

  • Я — фотографПлагин для публикации фотографий в дневнике пользователя. Минимальные системные требования: Internet Explorer 6, Fire Fox 1.5, Opera 9.5, Safari 3.1.1 со включенным JavaScript. Возможно это будет рабо
  • Музыкальный плеер
  • ОткрыткиПерерожденный каталог открыток на все случаи жизни
  • СРОЧНО.ДЕНЬГИК сожалению, всякое бывает… И чаще, почему-то, это всегда случается неожиданно… Уникальная единая форма для подачи заявки на кредит во все банки сразу поможет сэкономить нервы, время и деньги!
  • Всегда под рукойаналогов нет ^_^ Позволяет вставить в профиль панель с произвольным Html-кодом. Можно разместить там банеры, счетчики и прочее

Ссылки

Музыка

Музыкальный плеер

плеер собран приложением V.exeR’а

Фотоальбом

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Интересы

Друзья

Постоянные читатели

Сообщества

«Жил грешно и умер смешно»

Ива́н Барко́в (1732—1768) — русский поэт, автор эротических, «срамных од», переводчик Академии наук, ученик Михаила Ломоносова, поэтические произведения которого пародировал. Его биография обросла огромным количеством легенд.

Рубрики: ЮМОР
КНИЖНОЕ
ПОЭЗИЯ
ЭРОТИКА,НЮ

Метки: Иван Семёнович Барков Лука Мудищев мульт

Процитировано 2 раз
Понравилось: 1 пользователю

Комментировать
0
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

;) :| :x :twisted: :sad: :roll: :oops: :o :mrgreen: :idea: :evil: :cry: :cool: :arrow: :P :D :???: :?: :-) :!: 8O

Это интересно
Adblock
detector